Регион

Ольга Милонаец: «У стульев из музыкальной школы нет производителя»

Начальник УФАС по Псковской области Ольга Милонаец - об «Экопроме», уголовных делах и лакомых кусках

«Псковская губерния» отметила с УФАС 29-летие ведомства и встретилась с начальником управления Федеральной антимонопольной службы по Псковской области Ольгой Милонаец. Начальник УФАС рассказала о том, как антимонопольная служба добивается уголовных дел по картельному сговору регоператора ООО «Экопром» и как продвигается дело с мебелью для музыкальной школы. Первая часть интервью - ЗДЕСЬ.

- Ольга Викторовна, и о главной теме последнего года для вас и нас, наверное: о регоператоре по обращению с твёрдыми коммунальными отходами. С прошлого года хоть что-то изменилось? Вице-губернатор по ЖКХ, комитет по ЖКХ, сам «Экопром» стали как-то реагировать на ваши требования?

- Вице-губернатор – нет, председатель комитета – нет. С региональным оператором при смене нового руководителя буквально на прошлой неделе у нас прошла встреча: с ним [Александром Киселёвым – Ред.] и его заместителем. По крайней мере, договорились о том, что они изучат наши решения, выделяют все проблемы - а наши претензии каждая по 30 страниц. Для себя определяют, что приемлемо, что не приемлемо и так далее. И мы ещё раз встречаемся в рамках рабочего совещания в самое ближайшее время, потому что на 2021-й год опять необходимо отбирать транспортные компании для перевозки мусора. Будем составлять дорожную карту и искать баланс интересов жителей, предпринимателей и регоператора. Первый шаг сделан со стороны регоператора, нас это не может не радовать.

У нас в регионе на рынке по транспортировке ТКО все критично . Мы проанализировали ситуацию: если на 18-й год у нас было 40 транспортных компаний по перевозке мусора, 19-й год – 17 компаний, 20-й год – 13 компаний. Это говорит о том, что что-то не так в нашем королевстве. Я эти цифры обозначила, сказала, что они нас не устраивают, как и граждан, которые проживают здесь. Ведь это рабочие места, налоги, затраты на тариф, да и эффективность. Сказала, что мы будем продолжать политику защиты бизнеса, и будем смотреть, где и как регоператор должен поумерить вои аппетиты.

- Дела по картельному сговору передавались в следственное управление?

- Да, в Следственный комитет дело передано. Мы уже дважды обжаловали отказ в возбуждении уголовного дела, передавали два пакета документов. Одно заявление на возбуждение уголовного дела в отношении экс-руководителя нашего филиала регоператора, по этому заявлению мы дважды получили отказ. А вторые материалы ещё в работе. Это там, где мы передали в Москву на картельный сговор регоператора с транспортными компаниями. Поскольку там задействованы компании из Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Псковский филиал и сам регоператор, я так понимаю, следственные органы ждут решений судебных инстанций по нашему делу. Первая инстанция вынесла решение в нашу пользу, апелляция вот буквально на днях должна рассмотреть.

- На каком основании СК отказал в первом случае?

- В действиях руководителя не усматривались признаки состава уголовного преступления.

- Там что было? Мошенничество? Превышение полномочий?

- Мы говорили о том, что в комитет по тарифам экс-руководитель в пакете документов передал договора, в которых по факту была проставлена сумма, на 20 млн рублей выше, чем фактически она была. И мы говорили о том, что эта сумма легла в тариф. Но правоохранители посчитали, что это [было сделано] без умысла.

- Мы читали ваши решения по региональному оператору – осенние и весенние: там претензии ничем не отличаются. Изменились районы, названия фирм, но суть претензий осталась прежней.

- Конечно. Они посчитали, что до этого они соединяли районы вообще, как Остров и Струги Красные, типа север-юг в один лот. И мы говорили, что это никак не объяснимо, алогично и неэффективно. Но на 2020-й год они сказали: «А, так нельзя? Ну ладно, тогда Остров и Палкино». Объединили соседние районы, но всё равно укрупнили лот и, естественно, вот эти перевозчики, которые работают в каждом муниципалитете, не могут потянуть такие контракты.

Начальник УФАС по Псковской области Ольга Милонаец. Фото: «ПГ»

Нас-то что беспокоит в этой истории? Если бы было так, что вы объединили три района, выигрывает компания, дальше берёте и исполняете контракт - вывозите мусор. Ну да, есть компания, нам так удобно укрупнить, у нас есть один полигон, это эффективно, проще контролировать… Мы поэтому разыграли по три района. Нет вопросов. Но по факту-то всё по-другому. Разыгрывают единым лотом три района, потом передают их на субподряд каждому перевозчику отдельно в район, каждый район везёт на свой полигон, и логики в объединении нет никакой, кроме перепродажи этих контрактов. Ты выиграл по начальной цене, потому что никто больше не может принять участие [в торгах], а дальше передаёшь на субподряд районным перевозчикам, потому что им некуда деться, нужна работа или закрывайся, тем самым тринадцати, которые всё ещё бьются на этом рынке. Ты им передаёшь, а маржу оставляешь себе. Вот что нас возмущает.

И по факту-то «на земле» это по-другому. Люди не видят разницы и возмущаются. Если бы они видели, что «Мехуборка» выиграла, приехали автомобили, персонал обученный, отточенный, графики все вывесили, мешки мусорные всем раздали, контейнерные площадки расставили, то реально бы все сказали: за качество нужно платить. А по факту совсем другая история. У нас всё это посчитали в тариф, а люди видят, как тот же Петя на той же машине 15 лет у него вывозил мусор и также вывозит сейчас два раза в месяц, только оплата выросла. Это в наших решениях написано и, по крайней мере, на словах я услышала желание нового руководителя с этим разобраться. Ну, посмотрим, как на деле будет.

- Они же сначала говорили, что будет два технопарка, теперь в предлагаемой схеме территориального планирования предлагается один. Это же тоже чисто логистически увеличит сумму для транспортных компаний. Когда вы с них тарифы будете требовать?

- Когда новая территориальная схема заработает, документы на новые тарифы будут направлены в центральный аппарат ФАС, он будет заново их изучать и проверять на законность. А то, что эти технопарки должны быть, это и есть компетенция региональной власти. Здесь предполагается, что именно региональная власть должна за это переживать, должна делать всё, чтобы тарифы снижались, населению было легче жить – это задача чиновников профильных комитетов.

- Но мы так понимаем, что диалога у вас с ними в этом году не было.

- Нет. Мы не участвуем ни в комиссиях, ни в других собраниях. Нас не приглашают, нет у нас ни личного общения, ни консультативного – никакого.

- В этом году должно быть необычайно много медицинских контрактов по понятным причинам. От масок и антисептиков, которые раньше никто не закупал, заканчивая лекарствами, аппаратами ИВЛ. Как вы оцениваете медицинский рынок в этом году? Он конкурентный?

- На сегодня именно эти закупки «закрытые», поскольку медицинские учреждения получили карт-бланш на закупку «втёмную» для экстренных нужд без конкурентных процедур. Они имеют право принимать сами эти решения в рамках своих бюджетов, своих полномочий. Да, у нас периодически правоохранительные органы запрашивают информацию кто, что, где купил, у кого, по какой цене. Мы её просто передаём для обработки. Пока мы не знаем, какое это имеет продолжение. По крайней мере, пока в нашей компетенции этого нет. Ну как обычно потом мы всё узнаем. В некоторых регионах уже начинаются разбирательства и по аппаратам, и по стоимости, и по их работоспособности и так далее. Посмотрим.

- Вас администрация города попросила разрешения создать новый парковое муниципальное предприятие «Ярмарки Пскова», и для этого объединить два других муниципальных предприятия. Вы запретили, и после этого начался процесс ликвидации тех двух МУПов. Они игнорируют ваше решение?

- Закон написан таким образом, что они вообще могут нас не спрашивать, принимая на себя все управленческие риски. Мы работаем по факту, как только нам придут сведения из налоговой и Минюста, в случае незаконного создания МП, мы будем рассматривать вопрос о признании сделки недействительной или внесения изменения в Устав недействительными и прочее.

Второй вариант развития событий: они могут у нас спросить наше мнение, готовя сделку, мы готовим заключение о согласии, либо об отказе, но далее мы не знаем, какие изменения они приняли после нашего заключения. Возможно, они подготовили документы иначе. Надо будет посмотреть, какие виды деятельности будут добавлены или изъяты. У нас есть на сегодня обращение депутата гордумы, который просит проверить возможные нарушения. Но сейчас говорить о том, что они проигнорировали нашу позицию, я не могу: не знаю, идентично ли они проводят реорганизацию по сравнению с тем, что представили нам. Мы будем следить и за другой реорганизацией: сейчас городские чиновники обратились к нам за позицией по внесению изменений в устав «Лифтмонтажсервиса» по дополнительным видам деятельности.

- О знаменитой закупке мебели для музыкальной школы в Пскове: дело в судах, а стулья сейчас в школе и дети на них занимаются?

- Насколько мне известно, мебель находится в музыкальной школе на ответственном хранении в рамках уголовного дела. Также я знаю, что в рамках уголовного дела проводятся дополнительные товароведческие экспертизы. Мы привлекли к ответственности руководителя школы – причём неоднократно, несмотря на необъективную информацию в некоторых СМИ. Некто увидел, что есть судебное заседание с максимальным наказанием в 3000 рублей и сказал: «вот, чем отделался директор школы». Нет, это совсем не так: в отношении руководителя возбуждено три административных дела с максимальными наказаниями в 3000, 15 000 и 50 000 рублей. В отношении 5 членов комиссии также вынесены штраф по 50000 рублей. Один из них уже рассмотрен судом и оставлен в силе. Уголовное дело также расследуется, также мы совместно с прокуратурой Псковской области находимся в судебном процессе по признанию сделки недействительной и возврате денежных средств казну, а стульев – «Формозе» на память.

- Когда их «Формозе» на память вернут, вы же понимаете, что вам скажут: вот, такие красивые стулья стояли, а теперь поставили дурацкие и некрасивые…

- Знаете, мы этого не боимся. Вообще если бы там реально стояли стулья за 100 тысяч рублей, итальянского производства , мы бы, может и не принимали решения о возврате, такое тоже возможно. Но в этой истории стулья не соответствуют техническому заданию, которое было. Производителя вообще никто не может назвать! Пока в судебном процессе судья не может добиться информации, кто производитель столов и стульев, пока такого производителя нет. Сертификаты качества мебели при аукционе были одни, потом сертификаты были приложены при поставке другие. Те компании, чьи сертификаты были приложены и в первый, и во второй раз, отказались от этого товара – мы не производили их, говорят. Так что есть вопросы у правоохранителей и к поставщику, а не только к руководству школы. В общем дело не спущено на тормозах, наоборот оно приняло весьма серьезный оборот.

На пресс-конференции о стульях музыкальной школы глава администрации Пскова Александр Братчиков спросил у журналистов, кто они такие и сообщил, что он их не звал. Фото: ГТРК Псков

Дело не в стоимости уже: это просто не те стулья, которые должны были быть поставлены детям. Стулья, которые оценивались, цена на которые обосновывалась – так вот, это не они. По нашему мнению, кто-то здесь незаконным путём заработал денежные средства, сверх прибыли.

- То есть они поставили какой-то китайский аналог или вроде того?

- Ну, пока не установлено, какой аналог – это «какой-то аналог», причем даже не идентичный.

- Насколько высок уровень манипуляции на рынке госзакупок? Например, нас напрягает, когда одно из министерств перекачивает свои средства через Псковскую область путём закупки автобусов и похожие схемы со «своими» на рынке госзакупок.

- Ну подождите, заказчик – комитет по транспорту, а не министерство, закупка публичная. Рынок не возмутился, никто другой на аукцион не вышел, хотя есть и производители, и дилеры. Если бы кто-то вышел и его сняли – это уже наша компетенция, жалоб не было.

Я по госконтрактам хочу сказать: не надо думать, что это прямо лакомый кусок какой-то: сейчас предпринимателя ещё надо уговорить в них участвовать. Во-первых, иногда это оплачивается с нарушениями сроков, иногда крупные лоты, следовательно, высокое обеспечение исполнения контракта, несколько миллионов рублей, да и пандемия внесла свой отрицательный вклад. Когда мы начинали историю с госзакупками, все реально рвались на этот рынок, потому что никто не мог тогда подумать, что контракт может быть не оплачен. Предприниматель понимал: я взял 2-3 госконтракта - я на зарплату уже заработал. А сейчас в связи с такой финансовой ситуацией, бизнес достаточно осторожно идет на такие контракты в связи с задержкой выплат, отсутствием оборотных средств.

К сожалению, предприниматели здесь – слабая сторона. Я как раз накануне смотрели торги по продуктам питания: готовлюсь к совещанию и думаю, это ведь интересные торги для малого бизнеса. Но смотрю – во многих лотах одна заявка. Конкурентной борьбы нет. А я их прекрасно понимаю: например, один из контрактов по поставке круп на 1,4 млн рублей: 5 процентов нужно обеспечение исполнения контракта, кажется, не так уж и много, 70 тысяч. Но для некрупного предпринимателя «заморозить» 70 тысяч на полугодие – это уже проблема! Для них сегодня это деньги. Ему ещё надо потратиться на заявку, ему заказчик пишет: «поставка по заявкам». Как эти заявки будут поступать: завтра позвонит, скажет: «вези мне пять тонн», где я их за сутки возьму? Поэтому не всегда нужно эти 5 процентов обеспечения устанавливать. Кстати, законодатель с июля сделал возможным сократить обеспечение исполнения контракта до 0,5 процента, причем даже на ранее заключенные контракты. Да еще и оплата будет только постфактум.

- Какой рынок в Псковской области можно назвать самым высококонкурентным? Дорожный? Там всегда много заявок.

- Нет, точно не дорожный. Вообще ёмкие рынки не бывают высококонкурентными, это связано с крупным обеспечением, расходами на участие в саморегулируемых организациях и другие сложности. Наверное, я бы так оптимистично сегодня ни об одном рынке Псковской области не сказала. Ну, разве что кроме тех, кто «на коне» – сейчас это фармацевты, но у нас таких организаций особенно нет.

Да и статистика и отчёты регионов о количестве участников на торгах у меня не вызывает позитива: методика подсчета такова, сообщают, что на торгах принимают участие в среднем, например, 2-3 компании. К сожалению, это цифры, свидетельствуют только о количестве поданных заявок и все. Если бы реально была статистика о количестве участников, которые сделали ценовое предложение, то есть приняли реальное участие в торгах, то картинка была бы совсем другая. Мы бы могли понять, что с конкуренцией на торгах, на каждом отраслевом рынке. Мы знаем, сколько компаний просто для «подтанцовки» подают заявки – пока это не запрещено законом. Поэтому, когда я смотрю на такую статистику, я не хлопаю в ладоши.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  641
Оценок:  11
Средний балл:  9.6