Общество

Деревня как недочёт

Строительство мусорного полигона в Гарболово Ленинградской области остановлено после протестов. Навсегда?
Иван Морозов Иван Морозов 22 мая 2019, 16:40

«Псковская губерния» открывает цикл публикаций о «мусорной реформе» в нескольких регионах Северо-Западного федерального округа: первая история рассказывает о том, как жители Ленинградской области боролись и продолжают бороться против строительства мусорного полигона возле деревни Гарболово Всеволожского района. Два года борьбы с инвестором, который пытался минимизировать расходы и пренебречь некоторыми вопросами экологической безопасности, закончились временной победой граждан. Однако они уверены, что история не закончена. Подробности двухлетнего противостояния – в материале Ивана Морозова.

В марте жители Гарболово второй раз смогли добиться (при)остановки строительства мусорного полигона: отдел государственной экологической экспертизы и лицензирования департамента Росприроднадзора по СЗФО признал, что документация, которую застройщик представил на госэкспертизу, не соответствует экологическим требованиям в области охраны окружающей среды.

Эксперты государственной комиссии, помимо прочего, отметили основные замечания несоответствия экологическому законодательству, назвав неустранимые и условно устранимые недочёты в документаци. «Условно устранимые» – это расположение жилого населённого пункта деревни Вуолы в 200 метрах от границы планируемого мусорного полигона. По нормам допустимо не менее 500 метров. Устранить этот «недочёт» можно одним способом: ликвидировать деревню в соответствии с законодательством Ленинградской области. К «неустранимым» относится высокое расположение грунтовых вод: здесь бессильны даже те чиновники, которые рады бы ликвидировать деревню.

По-тихому не получилось

Каждый петербуржец, проезжающий по КАД у съезда на Парашютную улицу, мучается от сильного зловония, идущего с близлежащей левашовской свалки. Вскоре нечто подобное может возникнуть в сердце Карельского перешейка, около Токсово, Кавголово, Васкелово, Грузино. ЗАО «Вуолы-Эко» с 2017 года с переменным успехом ведёт строительство масштабного мусорного полигона рядом с Гарболово, несмотря на протесты жителей и сомнительные обоснования. Экологи нашли в проектной документации тьму подтасовок: в реальности и рельеф местности другой, и степень опасности выше заявленной. Почему мусорный полигон так удобен именно в этом курортном густонаселённом месте? И почему областные чиновники не видят в нём проблемы?

Сегодня сторонники полигона в Гарболово уверяют, что на этом месте стихийная свалка возникла лет 15 назад. И местным якобы всё это время такая ситуация была безразлична. К тому же они сами сюда везли бытовые отходы.

Мусорная свалка в Гарболово. фото Дмитрия Просветова.

Но полигон – это далеко не свалка местного значения, где жители небольших поселений и садоводств выбрасывают бытовой мусор: полигон будет принимать до нескольких сотен КамАЗов мусора в день. Полигоны ТКО - благоприятная среда для жизни патогенной микрофлоры (туберкулез, дизентерия, брюшной тиф и пр.), а также паразитической фауны, переносчиков инфекционных заболеваний - грызунов и мух.

Требования СНиП (строительные нормы и правила) и СанПиН (санитарно-эпидемиологические правила и нормативы) запрещают строить мусорные полигоны в местах массового загородного отдыха. Если полигон расположен в пяти километрах от детского лагеря, то все ребята попадают в зону риска по онкологии. А карьер Меслики-Вуолы, где областные власти готовы согласовать полигон, находится всего в 150 метрах от деревни Вуолы, в 450 метрах – от озера Змеинка, на расстоянии километра от СНТ «Никитиловское» и одноименного озера. 1,3 километра отделяют от свалки озеро Лесное, 1,7 километра – озеро Сиркоярви. До деревни Гарболово – полтора километра, в двух километрах – озеро Питкоярви. С ранней весны до поздней осени здесь отдыхают тысячи петербуржцев, не считая 10 тысяч местных жителей. Поблизости – долина родников, а также памятник природы «Охраняемый природный ландшафт «Соеловский», кстати, отмеченный на сайте администрации Куйвозовского поселения.

Ежегодно Санкт-Петербург производит примерно 10 млн кубометров мусора, каждый год эта цифра увеличивается на 10-20 процентов. Куда девать отходы? Перерабатывается только 15 процентов мусора, новые предприятия быстро не создать. В Ленинградской области не так много мест, где можно согласовать полигон, не столкнувшись с протестами населения. Например, в малозаселённых районах Луги, Киришей или Лодейного Поля. Но грузовик будет ехать туда-обратно 400 километров. А до Гарболово от КАДа – всего 20 километров по хорошим дорогам. Очевидно, что такая логистика сделает утилизацию тонны мусора в разы дешевле.

Поставьте себя на место чиновника: бюджет платит за утилизацию мусора фиксированную сумму. А протесты экологов будут в любом случае. Почему бы не рискнуть и не попробовать обустроить полигон по-тихому? Тогда прибыль подрядчика может быть баснословной, и можно рассчитывать на достойное вознаграждение.

Однако в случае с карьером Меслики-Вуолы по-тихому не получилось.

Вопрос жизни и смерти

Активисты Куйвозовского сельского поселения забили тревогу еще в конце 2017 года. Тогда в карьер свозили мусор ежедневно до 600 машин, гора с отходами росла как на дрожжах. Активисты считали эти машины с мусором и фиксировали на фото и видео. Осведомленные о судьбе карьера жители ближайших к нему населенных пунктов уверены: судьба мусорного полигона - это вопрос их жизни и смерти. Будущий полигон будет принимать строительный мусор, а это один из самых канцерогенных видов отходов жизнедеятельности человека. Если отходы или то, что от них останется, попадут в подземные воды, избежать заражения и загрязнения будет невозможно.

С 1 января 2018 года по октябрь на помойках Гарболово росли горы мусора. Люди бунтовали, жаловались в администрацию, мусор вывозили, потом все повторялось. Только в октябре мусор стали вывозить более-менее регулярно.

Митинг против строительста мусорного полигона. фото Дмитрия Просветова

Одна из особенностей Санкт-Петербурга и Ленинградской области – активные ветра. Поэтому перенос вредоносных веществ с одного района в другой происходит довольно быстро. А Всеволожский район и так входит в пятерку самых загрязненных районов региона. Если строительство полигона в карьере Меслики-Вуолы продолжится, он расположится в непосредственной близости от жилых домов.

Победили, но ненадолго

После того, как проблема получила общественный резонанс, жители Гарболово, СНТ Никитиловское, поселка Заводской, деревни Матокса и других населенных пунктов - одних только садоводств в Куйвозовском поселении более двухсот), расположенных неподалеку от карьера, стали массово обращаться с жалобами к президент, в прокуратуру и комитет государственного экологического надзора Ленинградской области. Жителям удалось собрать более тысячи подписей.

Вот, например, фрагмент их письма губернатору Ленинградской области Александру Дрозденко:

«В этой местности большое количество заболоченных участков и озер: Сиркоярви, Питкоярви, Хюпиярви, Оликасиярви, Змеинка (Пудаярви), которые соединены ручьями. Такое количество соединенных водных ресурсов территории делает ее очень уязвимой по отношению к различным загрязнениям техногенного характера, которым является полигон ТБО».

После обращений и массовых протестов 29 декабря 2017 года ЗАО «Вуолы-Эко» добровольно приостановило работу по приёму отходов, чтобы выполнить предостережение Росприроднадзора по СЗФО.

Вывоз мусора в карьер прекратился. Активисты успокоились, но уже через полгода угроза полигона нависла снова. За это время хозяева карьера получили лицензию, которая расширила диапазон ввозимого мусора до I-IV классов опасности, и внушительный проект, который разработала фирма ООО «Проектный институт «Петрохим-технология».

Действия собственника вновь вызвали обострение ситуации: общественные слушания по поводу строительства мусорного полигона, которые проводились в администрации Всеволожска, начались с громких уличных протестов. Обсуждения были назначены на вторник 7 августа 2018 года, в будний день в рабочее время и на расстоянии 70 км от карьера и ближайших населённых пунктов. Но, несмотря на это, актовый зал был полон.

Мусорная свалка в Гарболово. фото Дмитрия Просветова

К потолку взлетели разноцветные воздушные шарики с лозунгами: «Чёрный лебедь из вороньей стаи весь карельский перешеек подставил», «Экология страдает от отходов, а Дрозденко обещает нам заводы», «Оставьте чистыми наши озера! Нет – «Вуолы-Эко».

Организатором проведения общественных обсуждений стал Всеволожский муниципальный район. Организатором в каком-то смысле невольным - слишком активно жители деревни Гарболово и близлежащих садоводств протестовали против полигона.

Устарел лет на тридцать

Данные в проектной документации, предоставленные в администрации района и муниципалитета, не соответствуют действительности, а сам проект никуда не годится, считают активисты и жители Куйвозовского поселения. «Это сырой, никчемный проект – он запоздал лет на тридцать», – считает известный эколог Сергей Грибалёв, помощник депутата Госдумы Владимира Драчёва. – Предлагаемая технология – из далёких девяностых, впрочем, как и сама проектная организация. Как можно было делать проект, не учитывая расположенные рядом озера и болота? Болота как природоохраняемые объекты указаны не были».

«Это просто профанация, - уверен житель поселка Гарболово активист Дмитрий Просветов. - Я посмотрел документацию - 252 листа каких-то графиков в расчёте на то, что читать это никто не будет. Углубился в некоторые моменты. Например, на странице 26 указаны только два водных объекта, и те в 10 километрах от будущего полигона: река Авлога и озеро Волоярви. А по факту, меньше чем в 500 метрах находится водоём Змеинка, база отдыха на озере Сиркоярви, а также Глухое, Большое и малое Сойловские озера. Здесь люди отдыхают и купаются. Не заметить их невозможно. Строительство полигона просто убьёт здесь всё. А с такой документацией верить ни бизнесменам, ни администрации, ни надзорным органам нельзя».

«Нам грозит экологическая катастрофа: отравят почву, воду и воздух, - убеждён Дмитрий Просветов. - Предлагаю власти инициировать проведение референдума, ни в каком виде не строить мусорный полигон. Мы категорически против строительства полигона в карьере Меслики-Вуолы».

У владельцев ЗАО «Вуолы-Эко» другое мнение: они убеждены, что единственное спасение от мусорного коллапса во Всеволожском районе – это их полигон, поскольку несанкционированные свалки в лесах в не меньшей степени отравляют природу. Мнение инвестора на общественных слушаниях высказала юрист ЗАО «Вуолы-Эко». Она убеждала народ, что всё будет хорошо, что мусорный полигон – единственный выход для Всеволожского района: несанкционированные свалки растут, некуда вывозить мусор. По её словам, отходы используются для рекультивации карьера уже более 13 лет. Планируемая площадь под полигон - всего 10 гектаров, проектом предусмотрена достаточная изоляция территории.

Схема планируемого полигона в Гарболово.

Хотя в том же проекте, предоставленном «Петрохим-технологией», отмечается, что гидрогеологическая ситуация на этом участке достаточно сложная и грунты хорошо проницаемы, отсутствует естественный гидроупор, но при этом проектировщики предлагают минимально возможную по инструкции толщину глиняного экрана, призванного предотвратить протекание ядовитых масс под землю.

Местные словам застройщиков по многим причинам не верят. «Зимой (2017-2018 годы –Ред.) так пахло, что было из дома не выйти – заявила на слушаниях одна из жительниц СНТ Никитилово. – Что же нас ждет, когда здесь будет легальный мусорный полигон?»

«Хозяин карьера не сможет контролировать ситуацию»

Как отмечают журналисты телеканала 47 News, полигон «Вуолы-Эко» - актив семьи Олега Лебедя, который с 2004 по 2005 год возглавлял управление Росприроднадзора по Петербургу и Ленобласти (а затем, до 2008 года — управление Росприроднадзора по Ленобласти. Его брат – Евгений Станиславович Лебедь – хозяин карьера, генеральный директор компании по сбору и утилизации отходов. По данным базы СПАРК, 70 процентов ЗАО «Вуолы-Эко» принадлежит компании «Привус», специализирующейся на лесозаготовках. Возглавляет её Алексей Олегович Лебедь – ему принадлежит 30 процентов компании. Соучредителями общества также выступают Олег Олегович Лебедь и сам Олег Станиславович Лебедь.

Показательно, что с конца 2017 года Росприроднадзор по СЗФО проверял карьер на наличие незаконного размещения в карьере твёрдых коммунальных отходов, но признаков нарушения не мог найти аж до марта 2019 года. В достоверности фото и видео, присланных экоактивистами, равно как и в результатах их исследований, в ведомстве долго сомневались.

Что касается фирмы «Петрохим-технология», которая разрабатывала проект полигона, то её аффилированность с ЗАО «Вуолы-Эко» также можно отследить. ООО «ПИ «Петрохим-технология» было создано в начале нулвых годов, его фактической владелицей и генеральным директором  была Оксана Леднёва, супруга Бориса Леднёва, экс-чиновника санкт-петербургского управления Ростехнадзора. Оксана Леднева контролировала крупный бизнес по размещению бытовых и строительных отходов на территории Ленобласти, а компании, с ней связанные, оказывали полный спектр услуг по получению различных экологических разрешений. В таких разрешениях нуждалась каждая строительная фирма, в результате деятельности которой образовывались отходы.

В июле 2005 года Оксана Леднёва стала жертвой громкого заказного убийства, по версии следствия связанного с ее профессиональной деятельностью. Борис Леднёв, супруг убитой, некоторое время был заместителем Олега Лебедя, контролирующего ЗАО «Вуолы-Эко».

Обосновывая возможность размещения полигона на этом месте, ссылаются на экологическую экспертизу, проведённую фирмой «ПТК-Аналитик»: она позволила частной компании «Вуолы-Эко» получить лицензию на утилизацию отходов I-IV класса опасности. Эта же компания на протяжении многих лет проводила анализ проб воды и воздуха. Эта компания принадлежит тем же людям, что и «Петрохим-технология»: учредитель ООО ««ПИ Петрохим-технология» – Олег Кораблин, он же – генеральный директор ООО «РНТ Инжиниринг», а эта фирма, в свою очередь – учредитель ООО «ПТК-Аналитик. То есть, генеральный директор компании-разработчика проекта - учредитель фирмы, которая проводила экологические исследования объекта.

 «Как учётчик во время приёмки отходов будет проверять процент содержания гербицида или остатков химических реагентов? Непонятно. Всё это похоже на ширму для приёма опасных отходов, которые после закрытия полигона «Красный Бор» в большом количестве скопились на предприятиях в Санкт-Петербурге», - считает Сергей Грибалёв. Он около 10 лет проработал начальником департамента государственного экологического контроля в Ленинградской области, при его непосредственном участии (в том числе в судебных разбирательствах) был закрыт полигон «Волхонка».

Экологи убеждены, что руководство ЗАО «Вуолы-Эко» до конца не осознает, какой «подарок» им сделали в Росприроднадзоре, ведомстве Олега Жигилея (с 15 октября 2009 года - начальник департамента Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Северо-Западному федеральному округу), увеличив на треть количество отходов в лицензии.

Ведомство с таким упорством пытается легализовать проект в интересах перевозчиков, считает Сергей Грибалёв. «Они готовы распихать как можно больше отходов на сельские полигоны и подобные объекты рекультивации. Кроме того, губернатор Дрозденко кулуарно поддерживает эту идею, поскольку из-за его провальной политики в мусорной отрасли это место может стать прибежищем отходов вместо закрытых Новосёлок. За всё время его губернаторства мощности по приёму отходов из Санкт-Петербурга выросли только на несанкционированных свалках, а не на объектах законного приёма и утилизации отходов в Ленинградской области.

«Ленинградская область в сфере обращения с отходами сейчас, как тришкин кафтан, вот и хватаются за любую дырку на карте, особенно если за чужой счёт, например, когда имеет место частная инициатива, как в нашем случае. А последствия их не интересуют – всё спишут на ошибки предпринимателей, да ещё и показатели по штрафам и проверкам распиарят. А хозяин карьера, каким бы сильным и порядочным человеком не был, как только откроет полигон, уверяю, не сможет контролировать ситуацию, поскольку за этим потоком питерского мусора будут стоять такие акулы теневого мусорного бизнеса, что продавят любого и со связями, и с деньгами», – считает Грибалёв.

Подозрения в мошенничестве

К слову, владельцы карьера Меслики-Вуолы уже попадали в поле зрения правоохранительных органов: ещё 5 мая 2018 года газета «Коммерсант Петербург» писала о том, что генпрокуратура РФ возбудила уголовное дело по факту покушения на мошенничество группой лиц в особо крупном размере в связи с незаконной вырубкой делового леса в Ленобласти, которая могла привести к ущербу в размере 408 млн рублей. Фигурирующий в деле участок находится в аренде у компании ООО «Привус» (учредителя ЗАО «Вуолы-Эко»), одного из совладельцев которой - Алексея Лебедя - связывают деловые отношения с Вадимом Валерьевичем Сердюковым, сыном экс-губернатора Ленинградской области. По данным прокуратуры, вырубку собирались производить под предлогом проведения санитарно-оздоровительных мероприятий, а санкционировал ее региональный комитет по природным ресурсам. Как стало известно корреспондентам «Ъ», речь шла об участке леса вблизи реки Смородинки на Карельском перешейке в Приоёрском районе.

Канал "Псковской губернии"

 Руководитель программы по особо охраняемым природным территориям организации «Гринпис России» Михаил Крейндлин, что история с лесом вблизи Смородинки тянется с 2015 года, когда им пожаловались жители Петербурга, обеспокоенные его возможной вырубкой. «Под вырубку там подпадало почти 100 га леса. В областном комитете её мотивировали тем, что лес испорчен жуком короедом-типографом. По нашим данным, испорченные деревья действительно были, но не на такой площади», – сообщил «Ъ» Крейндлин. По его словам, активисты «Гринписа России» и обратились с жалобой в генпрокуратуру. Крейндлин отметил, что вырубка проводилась на участке, который был сдан в аренду компании «Привус». Эту информацию подтвердили и в областном комитете по природным ресурсам.

Какой прожорливый жук испортил лес на месте нынешнего карьера «Меслики-Вуолы» - история умалчивает: леса там давно уже нет (вырубили), так же, как нет и финского кладбища (которое там было, как уверяют местные старожилы). Зато есть карьер, который в качестве мусорного полигона будет приносить его владельцам весьма ощутимый доход. По слухам, говорят – до миллиона рублей в день.

Вместо послесловия

В сентябре 2018 года в администрации Всеволожского района сообщила о старте проведения общественной экологической экспертизы. Представители «Вуолы-Эко» обещали предоставить проект полигона в организацию «ЭКОМ», которая проводит эту экспертизу, но не предоставили.

А в декабре 2018 года заказчик проекта «Вуолы-ЭКО» подал на рассмотрение в Росприроднадзор по СЗФО материалы проекта «Строительство полигона твёрдых промышленных и коммунальных отходов «Вуолы-ЭКО» во Всеволожском районе Ленинградской области» для прохождения Государственной экологической экспертизы (ГЭЭ). На наш вопрос «Что сейчас происходит на месте планировавшегося полигона?» генеральный директор ЗАО «Вуолы-Эко» Евгений Лебедь ответил многозначительно: «Ничего не могу вам прокомментировать».

3 февраля в воскресенье жители Петербурга и Ленинградской области собрались на экологический митинг, который состоялся в Удельном парке. Митинг проходил в рамках всероссийской акции «Россия – не помойка». Среди участников были жители деревни Гарболово, выступающие против строительства мусорного полигона «Вуолы-Эко».

В конце митинга совершенно неожиданно для всех была озвучена информация, что губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко обещал: «Полигона «Вуолы-Эко» не будет». В ответ прозвучало дружное «Ура!» 19 февраля Арбитражный суд обязал ЗАО «Вуолы-Эко» в десятидневный срок предоставить Центру экспертиз «ЭКОМ» проектную документацию «Строительство полигона твердых промышленных и коммунальных отходов «Вуолы-Эко», предоставленную экспертной комиссии государственной экологической экспертизы. Документы в «ЭКОМ» передала госэкспертиза. Финальное заседание комиссии государственной экологической экспертизы по проекту полигона Вуолы-ЭКО состоялось 13 марта.

На днях Эком предоставил жителям и всем заинтересованным лицам, включая Росприроднадзор, окончательное заключение по проекту «Вуолы—Эко», согласно которому на этом месте не может существовать мусорный полигон. Но на соседнем участке, принадлежащем ЗАО «Вуолы—Эко», по-прежнему существует мусорный полигон, официальная лицензия на который была получена еще в начале 200—х годов, но в соответствии с действующим законодительством этот полигон не может там находиться. Жители продолжают борьбу. 

Поддержано Muckrakers-Russia – сетью журналистов-расследователей.


Утилизация твердых коммунальных отходов (ТБО) — одна из самых острых проблем. Ежегодно Санкт-Петербург производит примерно 10 млн кубометров мусора, каждый год эта цифра увеличивается на 10-20 процентов. При этом перерабатывается всего 15 процентов отходов, а остальные 85% отправляется на полигоны или сжигается. Причем при сжигании страдает атмосфера, при захоронении - высок риск загрязнения грунтовых вод. В том или ином случае очевидно пагубное влияние и на экосистему, и на человека. Закрытие полигонов еще не означает их безопасности: накопленные отходы вместо того, чтобы отправиться в переработку, продолжают взаимодействовать с почвой и грунтовыми водами.

Полигон захоронения ТБО – это комплекс природоохранных сооружений, предназначенный для складирования, изоляции и обезвреживания твердых бытовых отходов, обеспечивающий защиту от загрязнения атмосферы, почвы, поверхностных и грунтовых вод, препятствующий распространению болезнетворных микроорганизмов. Однако это в теории – на деле все гораздо хуже. Достаточно вспомнить печально известный полигон «Красный бор» и недавно закрытый полигон «Новоселки», вонь от которого до сих пор распространяется в радиусе нескольких километров. «Ни один полигон в Ленинградской области не соответствует современным нормативам по экологической безопасности. Воздействие ТБО на окружающую среду не заканчивается после их захоронения даже на подготовленных полигонах. Окружающая среда будет подвергаться отравляющему влиянию мусора в течении сотен лет. Это, некая, "экологическая мина замедленного действия", с которой столкнемся не только мы, но и наши потомки.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  603
Оценок:  11
Средний балл:  9.2