Статья опубликована в №2 (924) от 30 января-20 февраля 2019
Общество

Игры с дьяволом

«Положение об агентурном аппарате КГБ»: «Агентурная работа и работа с доверенными лицами – дело творческое, сложное»
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 11 февраля 2019, 17:10

«Из вежливости и чтобы показать добрую волю к общению, он дал себя завербовать…»
Томас Манн. «Доктор Фаустус».

В Таллине неподалёку от российского посольства в пятиэтажном здании 1912 года постройки (заказчиком строительства был британский подданный Уильям Тюлип) есть подвал с примечательной вывеской. Это не пивная и не сувенирный магазин, каких в старом городе множество. На серой вывеске белыми буквами написано: KGB VANGIKONGID. Чуть ниже русский вариант: «Тюремные камеры КГБ».

1.Чёрный ящик

Строго говоря, когда в этих подвалах содержали и допрашивали первых заключённых, названия «КГБ» не существовало. В октябре 1940 года в престижном особняке (в нескольких минутах пешком от Ратушной площади) разместилось эстонское подразделение управления государственной безопасности Народного комиссариата внутренних дел (НКВД) Советского Союза. В 1941 году в подвалах подготовили камеры внутренней тюрьмы НКВД, существовавшие, с перерывом на немецкую оккупацию, до 50-х годов.

В небольших душных камерах иногда одновременно находилось до 18 человек. Таким образом, особняк строили как доходный дом, но дохода он не приносил. Зато в разное время там решали – пускать людей в расход или нет. Этим занимались гестапо в 1941-44 годах, а в другое время НКВД-КГБ.

В годы первой независимости Эстонии в особняке располагалось Военное министерство, а затем МВД. После 1991 года МВД снова вернулось на старое место. Потом там была полицейская префектура, а в подвалах – музей полиции. С недавних пор это снова жилой дом, но подвалы напоминают о советском прошлом - о КГБ.

Многие жители Балтии болезненно относятся к периоду 1940 – 91 годов, особенно к тому, что происходило в середине июня 1941 года. В Эстонии пик репрессий пришёлся на ночь с пятницы на субботу – с 13 на 14 июня. Аресты «общественно активных граждан» и членов их семей - в основном, эстонцев и евреев - проводились одновременно по всей Эстонии. Но в таллинский подвал их не доставляли, а сразу отправляли в специальные железнодорожные вагоны (чекисты подготовили 490 вагонов для перевозки). Часть эшелонов с депортированными шли через Изборск и Псков.

17 июня 1941 года нарком госбезопасности СССР Всеволод Меркулов отправил Иосифу Сталину отчёт № 2288/М о проделанной работе: задержано 9146 человек, из которых 3173 были арестованы, а 5973 отправлены на поселения в Сибирь и на север России.

Погибло около 60 процентов арестованных и депортированных. Подобные же единовременные масштабные аресты и депортация прошли в Латвии и Литве.

Таким образом, когда в бывших советских республиках начинают рассекречивать документы КГБ-НКВД, то внимание привлекают не только ныне живущие агенты и резиденты, но и документы середины прошлого века. Для России это важно потому, что многие наши архивы по-прежнему засекречены.

В рассекреченных документах можно обнаружить сведения, в том числе, и о людях, имевших отношение к Псковской области. Впрочем, в начале 90-х годов ХХ века отдельные папки из архивов КГБ были доступны и в России. Часть информации, рассекреченной в бывших советских республиках (Украине, Литве, Латвии и Эстонии) лишь подтверждает то, что успели скопировать или переписать от руки те, кто оказался в архивах четверть века назад - в относительно либеральное время. Во всяком случае, фамилии и оперативные псевдонимы православных священников, завербованных КГБ, в своё время обнародовал допущенный на два с половиной месяца к архивам священник Глеб Якунин. Так что кто такие агенты «Дроздов», «Михайлов», «Цветков», «Читатель» «Островский», «Есауленко», «Святослав», «Скала», «Огнев», «Вилы», «Адамант», «Престол» и т.д., за редким исключением, было известно давно. Речь идёт и о священниках, имевших отношение к Псковской епархии.

Митрополит Рижский и всея Латвии Александр (Кудряшов) и алфавитная карточка агента «Читатель».

И всё же публикация, сделанная ко Дню чекиста - 20 декабря 2018 года на сайте Латвийского государственного архива – событие важное. Оно давно ожидалось, но долго тормозилось – под разными предлогами. Один из предлогов был связан с тем, что основной массив архива КГБ был с территории Латвии вывезен. Оставшиеся же учётные карточки агентов без подробностей могли ввести в заблуждение. Так считала ныне бывший президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга. По её мнению, публиковать «голые списки» агентов было безответственно. Она, когда была президентом, несколько раз блокировала принятие законопроекта о рассекречивании архивов КГБ, опасаясь раскола в обществе. Таким образом, архивы рассекретили только в конце 2018 года при президенте Латвийской Республики Раймонде Вейонисе – уроженце деревни Никоново Палкинского района Псковской области.

2. Доверенные лица

Сегодня на сайте Латвийского государственного архива можно прочесть телефонную книгу сотрудников КГБ Латвии и три картотеки латвийских агентов и внештатных оперативных сотрудников КГБ. В качестве необходимого дополнения латвийские власти обнародовали и несколько засекреченных в СССР книг – в том числе «Контрразведывательный словарь» и «Положение об агентурном аппарате и доверенных лицах КГБ» (это приложение к приказу КГБ СССР от 4 июля 1983 года №00140).

Издевательски-трогательно выглядит пункт 8.1«Положения об агентурном аппарате»: «Агентурная работа и работа с доверенными лицами – дело творческое, сложное».

На одной из страниц указаны направления междугородней оперативной связи (МОС). Среди двух десятков латвийских городов есть несколько населённых пунктов, находящихся за пределами Латвии, в том числе Псков (код Пскова по оперативной связи – 37). «Контрразведывательный словарь КГБ», по мнению публикаторов, нужен для того, чтобы читателям стало понятнее, каков статус того или иногда человека, чья фамилия числилась в картотеке. К примеру, чем агент отличается от резидента? Следует разъяснение, что такое «агентурный аппарат» («Агентурный аппарат органов КГБ состоит из агентов, резидентов, содержателей явочных квартир и не состоящих в негласном штате органов госбезопасности содержателей конспиративных квартир»).

В карточках КГБ фамилии журналистов, священников, учёных, писателей, врачей, спортсменов, юристов, политиков… Вот знаменитый на весь мир баскетболист. Вот кинорежиссёр, чей фильм с музыкой Раймонда Паулса до сих пор часто показывают по разным российским телеканалам. Вот небезызвестный поэт… Большинство из них обозначены как агенты. Если ориентироваться на «Контрразведывательный словарь», «агент – советский гражданин, иностранный гражданин (подданный) либо лицо без гражданства, негласно сотрудничающий с органами КГБ и выполняющий их задания по обеспечению безопасности СССР», а «резидент – советский гражданин, завербованный органами КГБ на идейно-политической основе и осуществляющий руководство переданными ему на связь агентами или доверенными лицами».

Каких-то откровений здесь быть не может. В интернете уже давно в свободном доступе находятся материалы, связанные с работой ФСБ. Там говорится то же самое, только вместо «КГБ» написано «ФСБ», а вместо «СССР» – «РФ». Методы работы, видимо, тоже не претерпели сильных изменений. На первой странице словаря подробно разъясняется, кто такой агент-боевик. Это «агент органов государственной безопасности, выполняющий специальные задания с применением боевых средств».

Из словаря мы узнаём, что «агенты-боевики вербуются, как правило, из числа советских патриотов, готовых из идейных побуждений пойти на решительные действия, связанные с риском для жизни, обладающие соответствующими возможностями и необходимыми данными».

В «Контрразведывательном словаре КГБ» специально оговаривается, что «весь научный и фактический материал, содержащийся в статьях, дан в основном по состоянию на 1 июля 1972 года».

3.Высохший колодец

Некоторые агенты не стали дожидаться публикации и саморазоблачились заранее. Например, поэт Янис Рокпелнис. «Я себя разоблачаю, - пояснил он на страницах «Независимой утренней газеты». - Потому что меня есть совесть. Я вижу такой глубокий, высохший колодец, внизу серая земля, а под ней - труп. У меня есть ощущение, что я убийца и я этот труп ношу в себе. Я убил свою жизнь, себя и свою честность. Я наказан за своё высокомерие и гордость… Почему я признаюсь? Потому что я старый человек и, если меня хватит инфаркт или инсульт, моя совесть будет чиста».

Долгое время проживший в Риге писатель Александр Генис нашёл в списке агентов КГБ фамилию своего старшего товарища – писателя, значащегося в картотеке под псевдонимом «Квиллер».

«Имена стукачей важны уже потому, что, зная их, мы не будем подозревать всех, - считает Александр Генис. - Каким бы удручающе длинным (10 600 человек) ни был список агентов, других несравненно больше. И мы можем, как это сделал я, облегчённо вздохнуть, убедившись, что самых близких друзей в нём нет».

В музее «Тюремные камеры КГБ».

Один из самых известных в Латвии людей, оказавшихся в списке агентов КГБ,священник РПЦ митрополит Рижский и всея Латвии Александр (Кудряшов). В его карточке отмечено, что его завербовали 26 января 1982 года. Он фигурирует как «Читатель». Этот псевдоним ему присвоил вербовщик – будущий подполковник КГБ Александр Ищенко. Уже после обнародования карточек была опубликована дополнительная информация, касающаяся взаимоотношений Ищенко и Кудряшова. Судя по двум представленным доверенностям, митрополит Рижский (на момент вербовки он был всего лишь барменом ресторана «Таллин») в 1996 году от имени Синода выдал двум коммерческим фирмам, которые возглавлял Ищенко, право управления двумя домами в Риге, принадлежащими Латвийского православной церкви.

Пресс-секретарь Московской патриархии Вахтанг Кипшидзе не стал комментировать сведения, обнародованные в Латвии в декабре 2018 года. Но и без того понятно, что если бы пресс-секретарь РПЦ комментировал каждую новость о «священниках с погонами», то делал бы он это чуть ли не каждый день. Нельзя забывать, что РПЦ в нынешнем виде создавалась бывшим начальником Псковского райотдела НКВД Ленинградской области Георгием Карповым, дослужившимся до генеральской должности председателя Совета по делам РПЦ при Совете народных комиссаров СССР.

И здесь важно не увлечься разоблачениями. Такое случается. В той же Латвии десять лет назад вышел документальный фильм «Советская история» режиссёра Эдвинса Шноре. На рубеже 2018-2019 года, после рассекречивания латвийского архива КГБ, в социальных сетях к этому фильму возник дополнительный интерес. Публикуются отрывки, но лучше его надо смотреть целиком. В этом зубодробительном фильме, посвящённом, в том числе, контактам фашистской Германии и СССР, много подлинной кинохроники, свидетельских показаний и настоящих документов. Но есть документы или так называемые документы, снижающие доверие к показанному. Автор увлёкся разоблачениями настолько, что перепутал Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Такой небрежный подход к источникам и чрезмерная доверчивость к собеседникам отпугивает потенциальных зрителей и читателей и ставит под сомнения казалось бы очевидное.

В фильме «Советская история» слово предоставляется советскому и российскому писателю Владимиру Карпову - члену ВКП (б) с 1943 года, герою Советского Союза (1944), лауреату Государственной премии СССР (1986), члену ЦК КПСС с мая 1988 по август 1991 года. Карпов рассказывает о некоем «Генеральном соглашении между НКВД и гестапо», которое попало ему в руки. Сам многостраничный документ с печатями, подписями и отметками тоже демонстрируется. В 2004 году первый вариант этого «генерального соглашения» уже фигурировал в показанном по НТВ документальном фильме «Генеральное соглашение между НКВД и гестапо». Тот, кто был знаком с этим «Генеральным соглашением» по предыдущим публикациям, в том числе цитируемым в двухтомнике Карпова «Генералиссимус», не без основания сомневался в подлинности документа (на эту тему написаны подробные статьи).

Очевидно, что авторы фильма «Советская история» хотели поставить огромный восклицательный знак, ставший такими образом словно бы осиновым колом, вбитым с сердце коммунизма. В результате же получился обратный эффект.

Взаимовыгодные контакты гестапо и НКВД действительно были. Часть из свидетельств нашлась в 2014 году в рассекреченных после бегства Януковича архивах КГБ УССР. В частности, в тех документах говорится, как НКВД в довоенный период регулярно передавала гестапо бежавших из фашистской Германии немецких коммунистов и евреев. Но «Генеральное соглашение между НКВД и гестапо» - другой случай. Его существование не доказано, а как минимум два циркулирующих в СМИ варианта полны сомнительных данных. Фактчекинг никто не отменял. Каким бы убедительным ни казался документ, проверка абсолютно необходима. Дополнительного сгущения красок и нагнетания истерии не требуется. Зрители и читатели и без того могут понять, в чём сходство и в чём различие гестапо и НКВД.

4.От игры до ненависти

Теперь об упомянутом казусе с Марксом и Энгельсом. В латвийском фильме цитируется статья, напечатанная 13 января 1849 года в газете Neue Rheinische Zeitung, № 194. Приписывается она Карлу Марксу, хотя, если взять шестой том второго издания собрания сочинений Маркса и Энгельса, изданный в СССР в 1957 году, то окажется, что статью «Борьба в Венгрии» написал всё же Фридрих Энгельс. Самое скандальное обнаруживается на страницах 182-186, где Энгельс рассуждает о нациях, которые достойны будущего и о тех, которые его недостойны – на примере Европы.

Энгельс считал, что есть нации революционные: немцы, поляки, мадьяры. Они, дескать, жизнеспособные. А есть контрреволюционные, то есть нежизнеспособные. Вторых он заранее хоронил. Безжалостно вычёркивал из истории за ненадобностью. Сегодня бы сказали: морально готовил к геноциду.

Среди всех больших и малых наций Австрии только три были носительницами прогресса, активно воздействовали на историю и ещё теперь сохранили жизнеспособность; это - немцы, поляки, мадьяры. Поэтому они теперь революционны. Всем остальным большим и малым народностям и народам предстоит в ближайшем будущем погибнуть в буре мировой революции», - предрекал один из основоположников марксизма-ленинизма, имея в виду басков, гэлов, бретонцев… Но особенно Энгельса беспокоило «славянское варварство».


Фото: Вход в «Тюремные камеры КГБ». Таллин, 2019 г. Фото Алексей Семёнов.

Энгельс в статье, написанной 8 января 1849 года, мечтает о том, как «австрийские немцы и мадьяры освободятся и кровавой местью отплатят славянским варварам. Всеобщая война, которая тогда вспыхнет, рассеет этот славянский Зондербунд и сотрёт с лица земли даже имя этих упрямых маленьких наций. В ближайшей мировой войне с лица земли исчезнут не только реакционные классы и династии, но и целые реакционные народы. И это тоже будет прогрессом».

В советское время эти взгляды Энгельса не особенно скрывали (иначе бы не публиковали многотысячным тиражом при рекомендации ЦК КПСС). Но, разумеется, не афишировали. Желающих добровольно дочитать до 6 тома собраний сочинений Маркса-Энгельса было немного. Опасности никакой.

Таким образом, коммунистический интернационализм был специфическим явлением. Гибель не только отдельных «реакционных» классов, но и целых «реакционных» народов не считалась чем-то ужасным. Наоборот, это выглядело прогрессивным. А далее уже следовал «эксцесс исполнителей». Исполнители не спешили сверяться с трудами теоретиков и действовали по обстановке. Время от времени правила игры менялись. Друзья становились врагами и наоборот. Предыдущие жертвы забывались за ненадобностью. Пролетарский интернационализм и пещерный нацизм благополучно уживались в одной голове. И в том, что Гитлер и Геббельс в начале своей политической карьеры при формировании национал-социалистической рабочей партии проявляли неподдельный интерес к трудам Маркса, Энгельса и Ленина, ничего удивительного нет.

Когда настала пора воевать с СССР, идеологам немецкого фашизма не надо было себя ломать. В публицистике Маркса и Энгельса довольно много антироссийской риторики. В глазах родоначальников коммунистической идеи Россия оставалась страной, тормозящей прогресс. Следовательно, они признавали право «прогрессивных» народов на уничтожение тех, кто мешает развитию. «Ненависть к русским была и продолжает ещё быть у немцев их первой революционной страстью, - писал Фридрих Энгельс в статье «Демократический панславизм», - со времени революции к этому прибавилась ненависть к чехам и хорватам, и только при помощи самого решительного терроризма против этих славянских народов можем мы совместно с поляками и мадьярами оградить революцию от опасности. Мы знаем теперь, где сконцентрированы враги революции: в России и в славянских областях Австрии». Имелись в виду события середины позапрошлого века. Энгельс как человек циничный проигрывал в уме некую «шахматную партию» - на стороне так называемых революционных народов. И поэтому был не против «самого решительного терроризма». Это был выпад не столько против славян, сколько против «отсталых» народов. Самое существенное здесь то, что Энгельс не видел моральных преград. Не он первый и не он последний делал ставку на целесообразность.

Во время следующей «шахматной» партии Энгельс, быть может, сыграл бы на стороне славян. Надо полагать, примерно так же рассуждали сторонники агрессивно-социалистических идей в первой трети ХХ века. Но вместо шахматных фигур на доске были живые люди. Десятки миллионов людей разных национальностей, классов и сословий, ставших жертвами общественных экспериментов.

Как известно, Энгельс и Маркс, кроме публицистики, экономических и философских книг сочиняли стихи. Особенно плодовит был Карл Маркс . До нас дошли шесть тетрадей стихов, четыре из которых написаны собственной рукой Маркса, а пятая и шестая - рукой его сестры Софи. И хотя бы отчасти их творчество надо воспринимать как поэтическое. Их человеконенавистнические мысли были заигрыванием с тёмными силами. Им нравилось мысленно разрушать то, что их окружает.

Эта была своего рода литературная игра, способная шокировать добропорядочную публику. В одном из стихотворений Карл Маркс писал: «Видишь этот меч? // Князь тьмы продал его мне. // Мир должен быть разрушен с проклятиями. // Я сдавлю руками его упрямое бытие. // И, обнимая меня, // он должен безмолвно угаснуть // И затем вниз - погрузиться в ничто, // Совершенно исчезнуть, // не быть, - вот это была бы жизнь… // Слова, которые я учу, // смешались в дьявольскую смесь…» (перевод с немецкого Марианны Давиша). Его теоретические работы более пространны, но по сути повторяют эти поэтические строки. Маркс мечтал стереть с лица земли ненавистный мир и заменить его чем-то более прогрессивным. «Я буду бродить // По руинам мира, // И вливая в мои слова могучую силу, // Я почувствую себя равным Творцу…// Мои стихи, необузданные и дерзновенные, // Да вознесутся к тебе о, сатана, царь пира». Когда вы будете бродить по улице Карла Маркса в Пскове – рядом с редакцией «Псковской губернии» - можете вспомнить эти стихи.

Духовные наследники Энгельса и Маркса в ХХ веке определённо почувствовали себя равными Творцу. Творить им было сподручнее на пустом месте или на руинах. Причём не мысленно, а наяву.

Одним из таких творцов-экспериментаторов был министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов. На внеочередной сессии Верховного Совета СССР 31 октября 1939 года он при полном одобрении Иосифа Сталина произнёс пламенную речь «О внешней политике Советского Союза». Осенью того года Германия и СССР, разыгрывая партию, играли на одной стороне. По этой причине Молотов тогда сказал: «Не только бессмысленно, но и преступно вести такую войну, как война «за уничтожение гитлеризма», прикрываясь фальшивым флагом «борьбы за демократию»... И советские газеты это немедленно распространили. А когда через полтора года обстоятельства изменились, и Вторая мировая война с 22 июня 1941 года приняла другой оборот, старые газетные подшивки с речью товарища Молотова приходилось срочно изымать из библиотек или вырезать отдельные «устаревшие» статьи. Если бы с гитлеризмом всерьёз и дружно боролись на ранних этапах, то не пришлось бы платить такую большую цену, чтобы его уничтожить.

А вскоре – в августе 1941 года - в Таллин вошли немецко-фашистские войска. В таллинский особняк на улице Pagari (Пекарская), дом № 1вместо эстонского подразделения НКВД на несколько лет въехало гестапо. К этому времени граждане, проживавшие на территории СССР, успели постепенно привыкнуть к тому, что «преступно вести такую войну, как война «за уничтожение гитлеризма». Пришлось срочно перестраиваться и учиться уничтожать гитлеризм в любых доступных ему местах.

Но не только агентурная работа и работа с доверенными лицами – дело творческое и сложное. Не менее творческое и сложное дело – начинать и заканчивать войны. Политические игроки сидят в удобных креслах и, склонившись над картами, в тихих уютных кабинетах решают судьбы «прогрессивных» и «регрессивных» народов. А людей «помельче» бросают в самое пекло.

Кого-то ждал товарный вагон, кого-то тюремная камера, кого-то расстрельный подвал и пуля в затылок, а кого-то всего-навсего псевдоним агента какой-нибудь спецслужбы. Латвийский писатель Николай Гуданец, чьё имя тоже есть в рассекреченном списке агентов КГБ, попытался рассказать своим читателям, что заставило его пойти на секретное сотрудничество с КГБ. 20 декабря 2018 года – в День чекиста, когда пришло время объясняться, Гуданец написал, почему поддался вербовке: «Уже в то время я ненавидел советскую власть и КГБ. После нескольких встреч мне предложили дать подписку, и я согласился, из любопытства и склонности к авантюрам. Был дураком, не понимал, что с дьяволом нельзя играть в его игры».

Желающих поиграть с дьяволом хватает в любые времена, и нынешние времена – не исключение.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  675
Оценок:  13
Средний балл:  9.2