Статья опубликована в №43 (815) от 09 ноября-15 ноября 2016
Общество

По обе стороны «Стены»

Министру культуры РФ показалось, что фильм Дмитрия Месхиева «Стена» не имеет к книге Мединского «Стена» никакого отношения
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 06 ноября 2016, 15:11

Хорошие книги сложно экранизировать. Материал сопротивляется. Неизбежны сокращения… Если ничего не сокращать, то обычно получается ещё хуже. А когда такой фильм выходит на экраны, всегда находятся люди, возмущённые тем, что над их любимой книгой надругались. Со слабыми книгами всё намного проще. Их не жалко «исказить».  Их трудно испортить. При известной фантазии режиссёра и сценаристов, при артистических талантах, умных консультантах, хорошем композиторе, художнике, каскадёрах и операторе даже самая бездарная «мёртвая» книга может ожить.  Из всего сказанного должно быть понятно, что фильм «Стена», снятый по одноимённому роману Владимира Мединского, до съёмок имел хороший потенциал. Книгу «Стена» было не жалко.

Но, похоже, правило не сработало. Четырёхсерийный фильм «Стена», поставленный кинорежиссёром и руководителем Театрально-концертной дирекции Псковской области Дмитрием Месхиевым, ничем принципиально не отличается от романа «Стена» (сам Мединский, судя по его резкой реакции на фильм, с этим не согласен).

Для псковичей разве что принципиальная разница в том, что хоть действие фильма происходит в Смоленске, но снимался он в Пскове и Изборске. Так что на экране то и дело появляются знакомые виды: Приказная палата, стена возле Покровской башни, стены Псковского кремля и Изборской крепости, Власьевская башня… Не говоря уже об артистах… В фильме снимались Виктор Яковлев, Денис КугайМаксим Плеханов, Андрей Атабаев, Роман Сердюков, Камиль Иблеев, Николай Яковлев, Виталий Бисеров, Ксения Хромова, Ксения Тишкова, Ирина Смирнова,  Наталья Петрова

Не всех перечисленных актёров на экране и разглядишь, но некоторых не заметить сложно. Палача Ивашку, например, которого сыграл депутат Псковского областного Собрания Алексей Севастьянов. Палач Ивашка, большой любитель помучить людей, был отравлен и неплохо смотрелся с пеной у рта. Врага по фамилии Луазо сыграл Денис Кугай (Луазо убили ещё более эффектно). В роли Марьи в этом фильме снималась начинающая актриса Ольга Турчак (дочь псковского губернатора Андрея Турчака). Виктор Яковлев сыграл воинственного монаха Савватия, а Максим Плеханов кроме эпизодических появлений отметился тем, что спел за кадром народную песню. Художником фильма стал Александр Стройло — главный художник Псковского драмтеатра.

Дмитрий Месхиев и Владимир Мединский на сцене псковского драмтеатра.

Уже в 2012 году было понятно: без экранизации «Стена» не обойдётся. Детектив от Мединского преподносился в прессе как нечто великое. Мединского беззастенчиво сравнивали с Александром Дюма-старшим, Умберто Эко и Дэном Брауном. Больше всего хвалил книгу Владимира Мединского писатель Виктор Ерофеев, сочинивший к книге предисловие. «От книги не оторваться, — сказано в предисловии Ерофеева. — Описывая известные события героической обороны Смоленской крепости в 1609–1611 гг., Мединский складывает уничтоженные предательством трупы в таком порядке, не жалея даже самых трогательных созданий, что забываешь порою, кто с кем борется, — хочется быстрее выйти на финишную прямую разгадки интриги…» Желание поскорее добраться до конца действительно во время прочтения возникает, но совсем не потому, что интересно узнать имя настоящего предателя.

Книга Мединского — типичный постмодернистский продукт, где героям трудно сопереживать. Это легковесный затянутый и малоисторический текст, в котором автор решил слегка поупражняться в остроумии, назвав отдельные части книги точно так же, как называются известные книги, фильмы, рок-группы: «Пером и шпагой», «Красное и чёрное», «Щит и меч», «В круге первом», «Гордость и предубеждение», «Король и шут», «Иди и смотри», «Живые и мёртвые»… История в книге если и есть, то, скорее, новейшая, со слегка подправленными цитатами из фильмов «Белое солнце пустыни», «Чапаев» и выступлений Путина.

Савватий в книге произносит: «Везде супостатов преследовать будем. На дороге так на дороге. А ежели в сральне поймаем, так и в сральне загубим в конце концов».

Хотя «Стена» в каком-то смысле всё равно книга пророческая — хотя бы потому, что там упоминается строительство крепости: «— Как Бог свят! — воскликнул купец, отирая рукавом кафтана пот с лица и с лысины. — Выведешь к Сигизмунду, я тебя первым моим другом выставлю. Помощником объявлю. Ведомо мне, ты и слабые места в стенах городских лучше других знаешь. Строительство ты видел. Сам, можно сказать, поучаствовал и, может, на нём чего отпилил… Было? А? Знаю… Чую… Что глазёнки-то отвёл? Это воеводу-дурака обманешь, а купца не обманешь… Верно — отпилил!» Сегодня с заместителем Мединского по Министерству культуры Григорием Пирумовым, находящимся под арестом, примерно так же, наверное, разговаривают следователи в связи с реконструкцией Изборской крепости и других памятников архитектуры и истории. «Отпилил… Было? Верно — отпилил!» Ищут слабые места крепости.

А вот слабые места «Стены», в отличие от предателя, искать не надо. Они бросаются в глаза.

Известно как минимум о трёх претендентах, объявлявших о своём авторстве романа «Стена». Самый известный случай — претензия Ирины Измайловой, автора книги «Вставайте, люди Русские!», в которой в той же стилистике, что и в «Стене», рассказывается об осаде Смоленска, польском короле Сигизмунде, воеводе Шеине... На эти же авторские «лавры» претендовали два петербургских журналиста, которым якобы люди Мединского тоже заказали написать «патриотический детектив». Всем этим людям — претендентам на авторство романа «Стена» — надо бы сидеть тихо: слишком уж слаб текст, чтобы делать такие признания. Перед внуками будет стыдно. Сам Мединский выразил признательность совсем другим людям: доктору исторических наук Людмиле Морозовой, протоиерею Владимиру Силовьёву, руководителю центра исторического фехтования «Экскалибур» Андрею Зимину, протодиакону Андрею Кураеву, писателю Виктору Ерофееву и, «самое главное, Марине…» Это были его консультанты.

Кадр из фильма «Стена» Дмитрия Месхиева.

Телевизионная премьера фильма «Стена» состоялась в День народного  единства — 4 ноября 2016 года. Фильм показывали до двух ночи по каналу «Россия». Возможно, не все зрители дождались, когда, наконец, раскрылось, кто же предатель. Но это не страшно. Создателям фильма не удалось оживить героев, хотя актёрский состав в фильме очень приличный. Воеводу Шеина играет Алексей Серебряков, короля Сигизмунда — Анатолий Белый… В результате же получилось что-то вялое и тягучее, и реакция зрителей на увиденное, скорее, отрицательная. Хотя поклонники у фильма тоже нашлись. В обсуждении фильма встречаются такие высказывания: «Погружение в эпоху: типажи, костюмы, декорации, подробности быта — всё выглядит вполне достойно. И штурм Смоленска — лучшее, по-моему, что есть в этом фильме». Но пока что в комментариях преобладает жёсткая критика: «Очередная туфта. Логики в сюжете — ноль без палочки, поступки персов нелогичны до идиотизма. Воевода бродит по крепости одетый чуть ли не как бомж. Абсолютно идиотски выглядит истерия насчёт отравленного колодца — в городе этого добра был не один десяток, да и Днепр прямо под стенами. В антураже, особенно по части оружия, дичайшая мешанина с разлётом в 200 лет, одни требушеты, вышедшие из употребления ещё в XV веке, а тут впихнутые в осаду 1609 года, что значат…»

Требушеты, то есть метательная машина для осады, — всё это пустяки. Главная проблема этого фильма не реквизит, а какая-то всеобъемлющая необязательность. В фильме нет ни исторической, ни художественной правды. Кажется, что фильм делали с большой неохотой и не очень старались. Когда нет вдохновения, то никакой «патриотизм» не поможет. Это почувствовал даже министр культуры. Да и какой может быть патриотизм, когда «забываешь порою, кто с кем борется»?

На следующий день после показа Владимир Мединский написал в своём «Твиттере»: «Вчера ТВ канал Россия 1 показал фильм "Стена" (по мотивам моей книги). Все спрашивают, понравился или нет. Отвечаю: это полностью авторский фильм Дм. Месхиева. К сожалению, фильм имеет к роману крайне отдаленное отношение. На мой взгляд – никакого». А прокремлёвский «Лайф-ньюс», ссылаясь на запись в Facebook Владислава Кононова (исполнительного директора Российского военно-исторического общества, председателем которого является Мединский), сообщил про «эпический провал» и про то, что Мединский требовал убрать своё имя из титров фильма и мини-сериала «Стена» Дмитрия Месхиева, но ему не удалось этого сделать. (Один из комментариев под этой новостью был такой: «Лучше бы он попросил убрать своё имя из Министерства РФ!») По мнению же Кононова, «фильм затянутый, вялый, скучный, с неестественной игрой актёров».

По поводу «эпического провала» — сильное преувеличение. Чтобы провал был эпическим, надо было Месхиеву экранизировать что-нибудь эпическое. «Войну и мир», например. А роман «Стена» — это нечто противоположное.

«Стена» — очередной необязательный «псевдоисторический» фильм, который снимали совсем не для того, чтобы он остался на века.

Но не всё ещё пропало. Зрителям обещали показать в МХТ им. Чехова спектакль «Стена». Пьесу по роману Владимира Мединского написал Юрий Поляков.

На эту тему

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  4010
Оценок:  18
Средний балл:  7.7