Статья опубликована в №6 (828) от 15 февраля-21 февраля 2017
Общество

Создатель «Демона Лапласа»: государство нас не финансирует

Глава московской НКО Евгений Венедиктов рассказал «Псковской губернии», почему его «демоническая» программа борется с экстремизмом в Псковском регионе
Людмила САВИЦКАЯ Людмила САВИЦКАЯ 10 февраля 2017, 19:35

В ноябре 2016 года в УМВД России по Псковской области поступило обращение от «Центра исследований легитимности и политического протеста», где указывались 97 псковичей, якобы размещающих экстремистские материалы «В контакте». После недавней публикации «Псковская губерния» связалась с главой НКО Евгением Венедиктовым и узнала, кто финансирует «Ангела-Хранителя» и «Демона Лапласа» и почему эти двое всё чаще работают в связке.

– Евгений, почему «Демон Лапласа» взялся именно за Псковскую область? Наш регион засветился в каких-то неблагонадёжных списках?

– Мы мониторили весь Северо-Запад за некоторым исключением, центр России, Северный Кавказ. Нельзя сказать, что вы попали в какой-то список. Наша программа работала в Воронеже, Великом Новгороде, Дербенте, Казани, Кемерово, Твери, Черкесске, Махачкале, Ставрополе, Чечне, Кирове и многих других городах.

– В Пскове «Демон Лапласа» нашёл 97 потенциальных экстремистов. Как обстоит ситуация в других городах, есть ли лидеры по числу киберэкстремистов?

– Мы не можем сейчас так говорить, потому что когда проводим исследование, то тратим на этот мониторинг несколько часов, может, день. Вбиваем в программу слово «Псков», она только по нему собирает данные. Работаем в несколько этапов и пока не можем сказать, что обработали Псков полностью. Во-первых, мы не брали районы, во-вторых, и из Пскова собрали не всех.

– Почему? Это глюк программы?

– Нет, просто алгоритм так построен, что он собирает информацию постепенно. Мы не хотели брать какой-то один регион и отрабатывать его. У нас была задача исследовать большую территорию. При этом мы не делали выборку, это не исследование, а непосредственная работа, когда собираются данные и отправляются в полицию.

– У вас с полицией договорённости есть?

Индекс политической поляризации социальной сети «В контакте». 

– Перестаньте. Мы не можем допустить, чтобы органы внутренних дел заключали соглашения на использование нашего программного продукта. И сотрудники отдела «Э» тоже это всегда подчёркивают. Они могут работать только с теми программами, которые одобрены МВД. Мы за таким одобрением не обращались и не планируем. Мы не продаём программу, а отправляем данные, собранные в результате мониторинга аккаунтов в общем порядке через сайт управления МВД. Мы рассказываем, что это за аккаунты, какая экстремистская информация там была найдена, прикрепляем ссылки. Этот список уже есть, и дальше всё идёт на усмотрение сотрудников правоохранительных органов: они должны рассмотреть наше обращение и принять те или иные меры. Правда, есть регионы, где полиция не реагирует на нас, поэтому мы стали дублировать обращения в прокуратуру.

– А какая цель? Очистить общество от скверны?

– Мы хотим очистить сети от пропаганды насилия и ненависти. Может, вам это и не видно, но мы постоянно мониторим соцсети и понимаем, что там большая помойка. Там есть всё: детская порнография, пропаганда употребления наркотиков, стероидов, экстремизма, терроризма, групп смерти и так далее. Мы работаем над тем, чтобы там стало немножко почище. Ко мне обращаются друзья, они беспокоятся из-за этой пропаганды.

– В числе задач вашей АНО был и мониторинг активности политического протеста. Псковскую область в этом отношении проверяли?

– Псковскую область мы проверяли только на экстремизм, по остальным темам не работали. Протест — это монотонное исследование, где на протяжении долгого времени собираются и сравниваются данные. Давайте лучше сделаем анализ Пскова на предмет членства подростков в возрасте до 18 лет в ЛГБТ-сообществах. Мы можем вам дать статистику по этим группам, сравните её с Великим Новгородом и сделайте выводы, где больше. Само по себе вовлечение подростков и пропаганда среди них нетрадиционных сексуальных ценностей — это состав административного правонарушения. Лично меня беспокоит этот вопрос. Мы бы хотели обратить внимание на это и каким-то образом попытаться противостоять этой пропаганде.

– На противостояние и мониторинг нужны деньги. Кто финансирует вашу организацию?

– Я конкретно делаю это и сам финансирую разработку своего программного обеспечения. И я остаюсь не с пустыми руками, потому что приобретаю социальный капитал, когда получаю отзыв от СМИ либо от заинтересованных сторон. В конечном счёте у меня на руках остаётся договор авторского заказа на создание программного обеспечения, в дальнейшем я могу его капитализировать.

– Вы сами разработали «Демона Лапласа»?

– Я автор всех алгоритмов, которые используются в программе. Это комплекс, где более двадцати программных решений. Сам код я не пишу, у меня есть сотрудники, которые получают за это зарплату.

Евгений Венедиктов. Фото: личный архив 

– Кремль финансово не поддерживает ваши начинания? Или местные органы власти, например?

– Мы писали три президентских гранта, но нам его не дают. Поэтому вопрос лоббирования наших интересов и финансирования со стороны государства дальнейшему обсуждению уже не подлежит. Мы бы тогда чувствовали себя более свободно и развивались бы более эффективно.

– В чём вы несвободны сейчас? Вам угрожают?

– Угроз не было, думаю, до этого не дойдёт, потому что все, кто слышал о нашем продукте, действительно считают, что это разработка определённых ведомств.

– Вы ранее говорили о запуске программы «Ангел-Хранитель». Он начал работать?

– «Ангел» стал частью «Демона». Белое и чёрное — это что-то близкое друг к другу. Добро и зло — часть чего-то единого. Эффективнее было встроить «Ангела» в «Демона», потому что «Демон» позволяет первоначально полученные данные использовать более эффективно. Правда, пришлось изменить алгоритм работы «Ангела»: был целый ряд проблем с оповещением по СМС. Нужно было находить все мобильные телефоны, получить согласие на их сбор, записи, хранение, оповещения — нереальная задача. Сейчас мы используем «Ангела» в Новгородской области: оповещаем заинтересованные стороны посредством СМС. Заинтересованные стороны — это департамент образования и управление внутренней политики. Форма оповещения меняется, а смысл нет. И вообще, «Ангел» стоит недалеко от «Демона»: последний ищет экстремистов, к примеру, в чистом виде, а «Ангел» смотрит, на кого конкретно из несовершеннолетних эти распространители экстремизма нацелены. Программа выдаёт данные о школе, о ПТУ, где они учатся.

– Сколько стоит использование «Ангела»?

– Изначально мы планировали сделать это бесплатным, поэтому если у вас вдруг найдётся кто-то, готовый заниматься мониторингом, то мы можем составить список по работе программы и дать его. Продавать «Ангела» мы не будем, насчёт «Демона» ничего сказать не могу.

На эту тему

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  1436
Оценок:  5
Средний балл:  8.2