Колонки

Избирательное право

Трактовать и применять уголовный кодекс в России по-прежнему можно в зависимости от человека
Денис КАМАЛЯГИН Денис КАМАЛЯГИН 03 февраля 2020, 14:00

Мы вновь наблюдаем, как силовые структуры по своим личным или корпоративным желаниям формируют составы уголовных дел - без смеха - по собственному желанию. Уже хрестоматийное дело Светланы Прокопьевой, в котором следователи увидели оправдание терроризма, стоит напротив новостей о бывшем главе Чувашии Михаиле Игнатьеве, который призвал мочить журналистов. Дело вице-губернатора Кузнецова или бизнесмена Александра Данилова, которым рисуют какие-то запредельные сроки за экономические преступления, стоят напротив уголовных дел глав районов, разбазаривших бюджетные деньги и имущество: эти дела следователями замалчиваются или разваливаются.

Увы, как показывает практика, вернуть расследование того или иного резонансного дела в нормальное русло можно (разумеется, не всегда) только при помощи огласки в СМИ и подробному освещению деталей. Минимальная огласка, а ещё лучше полная тишина позволяют любое несуразное дело довести до логического конца. Общественное же обсуждение выставляет следователей на посмешище, хотя в этой теме, конечно, не до смеха.

И в истории с делом Светланы Прокопьевой следствие, после того, как прокуратура отправила дело на доследование, выглядит нелепо. Но в этом деле нам особенно не до смеха.

3 февраля в суде будет дано последнее слово бывшему вице-губернатору Псковской области Александру Кузнецову: и здесь, в этой истории, грозная поимка взяточника всё больше превращалась в фарс - чем больше информации о ходе процесса выходила в свет. Сегодня мы вместе с телеграм-каналом @K8442 предположили, какие ещё причины оговорить Кузнецова могли быть у участников процесса.

А что касается псковского бизнесмена Александра Данилова, которого задержали вместе с ещё с 7 людьми по подозрению в обналичивании средств частных фирм: когда Путин коснулся вопроса декриминализации 210 УК РФ, наверное, все подумали о нём. До решения суда любой человек невиновен, и сейчас мы все можем только злорадствовать или сочувствовать - кто какие чувства испытывает.

Впрочем, мы покопались в постановлении о возбуждении уголовного дела, и пока оно действительно вызывает недоумение умышленной притяжкой обвинения по статье 210 УК РФ (Организация преступного сообщества - от 12 до 20 лет лишения свободы). Александра Данилова и его якобы сообщников обвиняют в отмывании денежных средств, такая формулировка в деле основная. Но ФСБ возбуждает уголовное дело не по ст. 174 УК РФ (Легализация (отмывание) денежных средств), а по статье 187 (Неправомерный оборот средств платежей) и по ст. 172 УК РФ (Незаконная банковская деятельность). Почему? Да потому, на мой взгляд, что статья 174 - нетяжкая, а две другие - тяжкие. Статья 210 УК РФ применяется только к преступлениям тяжким и особо тяжким. По 174-й участники дела могут деятельно раскаяться и рассчитывать на 2-3 года лишения свободы. А с вменяемым «букетом» Данилову и его коллегам (только одному участнику не вменили 210-ю статью) грозит очень-очень большой срок.

Все это действительно похоже на дело Зиявудина Магомедова, которого также обвинили в создании ОПС: после ареста он потерял практически все свои активы. Здесь очень похоже на такую же схему. По-человечески понять, как люди за экономические преступления получают больше, чем за убийство, невозможно. Можно ли назвать адекватным возможный приговор бывшему вице-губернатору Кузнецову в 9,5 лет, даже если он где-то и «нахимичил»? Можно ли назвать адекватным возможный приговор Данилову в 15-17 лет, даже если какие-то схемы по выводу средств частных фирм и реализовывались? Пусть каждый сам себе ответит.

Александра Кузнецова обвиняют во взятке в виде скидки на цену дома в размере 1,3 млн рублей, обвинение требует 9,5 года лишения свободы. Фото: Павел Дмитриев.

Скажу больше: мы начали проверять заявления следствия о доказательствах преступления, и часть из них уже вызывает сомнения: например, выводы следствия о том, что факт фирм-однодневок подтверждается нулевыми промежуточными балансами, «что свидетельствует о транзитном характере средств». СПАРК показывает, что как минимум по части компаний, указанных в обвинении это не так. Но, как и в случае с Кузнецовым, следствие на начальной стадии формирует образ преступника, чтобы вопросов к вменяемым статьям у общества не было.

Это подтверждает и история с вбросом видео задержания на сайте iluki.ru якобы одного из сообщников Александра Данилова. Как сообщили на пресс-конференции адвокаты, это видео к уголовному делу Данилова не имеет никакого отношения (к чьему уголовному делу оно относится, расскажем позже). После того, как видео стали тиражировать в телеграм-каналах, оно было спешно удалено.

Точно так же поступало следствие и в деле Милушкиных: для того, чтобы оттолкнуть общество от активистов «Открытки», фейковое видео было вброшено аж через федеральные каналы. При этом уголовные дела глав районов Псковской области, которые попались на очевидных преступлениях (в отличие от дела Кузнецова здесь есть и документы, а не устные договорённости с умершим уже человеком), расследуются тихо: дела «теряются» в судах, переквалифицируются на менее тяжкие.

Следствие и адвокаты уклоняются от комментариев, ссылаясь на тайну следствия. Да какая у вас там тайна следствия?! Вы что, теракт расследуете или пропажу секретных государственных бумаг? Просто один умник незаконно перевёл муниципальное имущество частной фирме, другой - земельные участки своей жене, третий - дал добро на выпиливание леса. Что тут надо тайно расследовать? И почему?

Впрочем, как говорил мне в детстве отец, не задавай глупые вопросы, чтобы не выслушивать глупые ответы.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  567
Оценок:  8
Средний балл:  10