Статья опубликована в №33 (955) от 04 сентября-10 сентября 2019
Общество

Чёрный ворон. Часть 2

Кем был Власов в действительности? Большевиком? Борцом с большевизмом? Русским патриотом? Изменником? Он был тем, кем ему было выгодно в определённый момент
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 16 августа 2019, 21:40

Начало - «Чёрный ворон. Часть 1».

 «Обладая сильным басом, громче всех пел» 

Интересны взаимоотношения Власова и представителей православной церкви. «А. А. Власов был очень религиозен, - писал ротмистр Деллингсхаузен. - Он часто говорил, что с большим удовольствием ходил бы в церковь, да что скажет народ на той стороне, как он на это посмотрит. А. А. все сделал, чтобы увеличить влияние Церкви в Русском освободительном движении. Благодаря его личной инициативе и по его приказам, православное духовенство имело широкий доступ ко всем русским частям…»

Этот же ротмистр оставил воспоминания о том, какой у Власова был певческий голос. На обеде, устроенном в честь Власова во время объезда Северного фронта, немецкий комендант предложил прочесть молитву. Один из священников предложил спеть «Христос Воскресе»… «А. А., обладая сильным басом, громче всех пел, - рассказывал Деллингсхаузен, - что немало поразило присутствовавших немцев и русских. Однажды А. А. был на крестинах крестным отцом. Держа младенца на руках, он пел всю службу, чем поразил священника и маленькое общество присутствовавших». Подробнее об этом – в статье доктора исторических наук Шкаровского «Русская Православная Церковь и власовское движение (комментарий в свете веры)». (М. В. Шкаровский, Вестник церковной истории. М.: ЦНЦ «Православная Энциклопедия», 2006, № 4).

В Пскове во время выступления генерал сказал: «Нет ничего прекраснее обрядов Православной Церкви. За две тысячи лет Христианство сделало так много хорошего для нашего многострадального отечества». 1 мая 1943 г. Власов прислал в Управление созданной Псковской православной духовной миссии приглашение прийти к нему для беседы и ознакомления. Через несколько часов его посетили протопресвитер Кирилл Зайц, протоиерей Николай Жунда, священник Георгий Бенигсен и Николай Сабуров.

Протопресвитер Кирилл Зайц позднее расскажет, о чём шёл разговор. Генерал Власов просил, чтобы Псковская миссия «посодействовала великому начинанию на благо России. В частности, он просил обращать особое внимание на русскую молодежь, подразумевая под этим словом не только учащуюся молодежь, но особенно молодых людей зрелого возраста, убеждая их вступать в ряды РОА».

Генерал-лейтенант Андрей Власов.

Власов в Пскове выразил надежду, что «Миссия даст указания священникам приходов устраивать собрания крестьян и какие дать им пояснения, как относиться к возможным выступлениям со стороны враждебно настроенных лиц… На вопрос… – знаком ли он с нашим митрополитом Сергием? – он ответил, что знаком и виделся с ним в Риге, и что митрополит… даёт своё благословение и предписание Миссии в г. Пскове оказывать ему – Власову, содействие и моральную помощь, о чём он и сам просит». Представители Псковской миссии согласились «поддержать начинание».

Когда Власов зашёл в келью игумена Псково-Печерского монастыря Павла (Горшкова), тот вручил генералу иконку. «Власов мне говорил, что хочет создать свободную Россию, без большевиков, - на допросе 23 декабря 1944 года рассказал о той встрече игумен. - И я как враг большевиков благословил его на этот поход».

Через некоторое время монастырь посетили сразу 150 представителей РОА. Игумен Псково-Печерского монастыря благословил их: «Благословляю Вас на борьбу с большевиками и желаю Вам победы для блага Родины» и раздал всем солдатам РОА по листку со своим стихотворением о Псково-Печерском монастыре.

Поначалу, когда советские войска освободили Печоры, настоятеля монастыря никто допрашивать, вроде бы, не собирался. Более того, после освобождения Печор отца Павла включили в комиссию по расследованию преступлений оккупантов на Псковщине. Но потом арестовали. 7 февраля 1945 года игумена Павла (Горшкова) приговорили к 15 годам лишения свободы (он умер в 1950 году). В 1997 году Павла (Горшкова) реабилитировали, потому что «были грубо нарушены принцип презумпции невиновности, предусмотренные законом права обвиняемых и подсудимых, а также действующие в то время нормы уголовного процесса».

«Мы - семена будущего освобождения России»

На встрече с клиром Стругокрасненского района Власов заявил о необходимости создания института полковых священников в РОА. Но не всё выходило гладко. Судя по меморандуму «Религиозное обслуживание власовских воинских частей», сделанном митрополитом Сергием, не все контакты Власова со священниками митрополита устраивали (из-за противоречий среди священников).

Позднее вышло несколько книг о Власове, написанных православными священниками. «Киселёв Александр, протопресвитер. Облик генерала А.А. Власова», «Записки военного священника» Димитрия Константинова… В них генерал-предатель предстаёт безупречным рыцарем.

Четвёртая глава книги протоиерея Александра Киселёва заканчивается так: «Поднимая бокал, Андрей Андреевич сказал приблизительно следующее: «На границе Рейха стоит Советская Армия… даже наше физическое поражение не есть уничтожение духовное… мы делаем историческое дело, мы - семена будущего освобождения России» (эти слова записал очевидец - начальник канцелярии власовского генерал-майора Фёдора Трухина майор Шейко)… «Таков духовный облик русского национального героя, патриота и православного христианина генерал-лейтенанта Андрея Андреевича Власова», - высокопарно пишет протоиерей Александр Киселёв.

Поклонники Власова любят цитировать немецкого теолога Дитриха Бонхёффера - участника немецкого Движения Сопротивления, казнённого нацистами. Бонхёффер говорил, что в известных обстоятельствах измена является патриотизмом, а патриотизм - изменой.

Обстоятельства, приведшие боевого генерала в стан врага, действительно известны. Власов – представитель той части человечества, которая умеет подстраиваться под любую власть. Фашистом он не был. Он скорее был гитлеровский попутчик. Власов и так называемые власовцы шли в услужение к Гитлеру-победителю. Гитлер, терпящий поражение за поражением их не устраивал. Надо было снова срочно менять окрас.

Власов был непревзойдённым мастером приспособленчества.

Кем он был в действительности? Большевиком? Борцом с большевизмом? Русским патриотом? Изменником? Он был тем, кем ему было выгодно в определённый момент. В Красной Армии он был с 1919 года, воевал с Врангелем и Махно.

В начале войны СССР с гитлеровской Германии Власов вместе с полудюжиной советских генералов олицетворял советское командование. Это был красноармейский иконостас, переходивший из одной первой полосы советской газеты на другую первую полосу другой газеты. Георгий Жуков, Константин Рокоссовский, Леонид Говоров, Андрей Власов… Но обстоятельства изменились. Он попал в плен, и умирать не захотел.

Просто роль гитлеровского прислужника его не устраивала. Он почувствовал, что может достигнуть большего – прийти к власти как освободитель России от большевизма. Здесь он переоценил свои силы и недооценил тех, кого вызвался «освобождать».

«Война была наказанием нашему народу за безбожие»

Протоиерей Димитрий Константинов в «Записках военного священника» написал: «Гитлер предпочитал погибнуть, но не дать генералу Власову развернуть свою потенциально огромную армию». Это один из мифов, сформированных летописцами власовского движения. Андрей Власов предстаёт в этих «летописях» как борец за «русскую идею», вышедший из-под гитлеровского контроля.

В каком-то смысле книга «Записки военного священника» – образец оправдания предательства. Одно введение под названием «О Сократе и об измене Родине» чего стоит. Автор для убедительности привлёк самого Сократа. Один из главных аргументов, якобы оправдывающих власовцев, по мнению протоиерея такой: «Они вооружились не для того, чтобы поддерживать Германию или сражаться с демократическими странами (этого в своей массе они не желали), а для того чтобы поднять знамя гражданской войны в России за освобождение её от тоталитарно-коммунистического ига…»

Генерал-лейтенант Андрей Власов.

Но одного Сократа для оправдания власовцев оказалось мало. Димитрий Константинов взял в союзники Ребекку Вест и её книгу «Смысл измены». В ней высказана такая мысль: «Гражданин обязан верностью только той стране, которая обеспечивает ему защиту и, что, следовательно, гражданин не может совершить измены, если законы его страны её не обеспечивают». По этой логике Власов – никакой не изменник. Родина, присяга и тому подобное в этой системе ценностей оказываются лишними. Дал слово – взял слово.


Чтобы оперативно получать основные новости Пскова и региона, подписывайтесь на наши группы в «Телеграме»«ВКонтакте»«Яндекс.Дзен»«Твиттере»«Фейсбуке» и «Одноклассниках»


Но для полной убедительности предателям, которые себя очень ценят и любят, необходимы и дополнительные аргументы. Спасение собственной шкуры аргумент весомый, но недостаточный. И тогда возникают «борьба с тиранией», «строительство Новой России» и прочее.

Важнейшую роль играли религиозные аргументы. Когда власовцам говорили, что они пошли против собственного народа, они возражали. Противостояние с Советским Союзом преподносилось как война христиан с безбожниками. А безбожники – якобы не совсем люди. Их не так жалко. «Мы стоим на позиции духовной, моральной и политической правоты Власовского движения», - писал после войны Димитрий Константинов. Похожий аргумент-перевёртыш использовал не так давно митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн, когда говорил: «В первые месяцы войны практически более 60% Красной армии, то есть молодых бойцов, которые были рождены уже в безбожное время, большинство из них не были крещёные, они были убиты… Это была жертва, которая была принесена за безбожие».

Если почитать рассуждения православных священников, окормлявших власовскую армию, то там тоже будет тот же аргумент. Митрополит Белгородский и Старооскольский ничего не выдумал. Подобные мысли выражались многократно – письменно и устно, много лет назад и в наше время. Вспомнить хотя бы протоиерея Всеволода Чаплина, некогда заявившего: «Убеждён, что война была наказанием нашему народу за безбожие, и после войны он начал одумываться. За любое безбожие любого народа всегда Господь будет наказывать. А если наказания нет, значит, народ уже потерял Божью любовь и в кратчайшие сроки сам себя уничтожит». Это ведь то же объяснение, что у митрополита.

Но у митрополита Иоанна было ещё и продолжение: «… войну выиграли крещёные люди, те, кто призваны были для того, чтобы духовно победить вот эту машину». Дескать, нехристи проигрывали, а крещёные выигрывали. Надо полагать, он имел в виду то, что в середине войны Сталин решил восстановить патриаршество.

Первая полоса газеты «Известия» с фотографиями военачальников Красной Армии – Жуковым, Власовым, Рокоссовским, Говоровым и другими, 13 декабря 1941 года

Похожим аргументом власовцы, казалось бы, воспользоваться не могли. СССР и союзники победили, а Германия и РОА были разгромлены. Но нет, проигравшими оставшиеся в живых власовцы себя не считали. «Освободительное Движение сознательно шло на свою Голгофу, зная, что его усилия не пропадут в истории, - писал протоиерей Димитрий Константинов. - Последнее подтверждается уже в наше время. Шли на Голгофу под ложным чёрным клеймом предателей и фашистов…» Это их последний аргумент: дескать, физически проиграли, но вышли из пекла духовными победителями. Заложили основы будущей России (отчасти так оно и есть, и это печальный вывод). Автор «Записок военного священника» убеждал: «В Дабендорфе (там, где была Школа пропагандистов РОА – Авт.) всячески изживался советский дух ненависти, недоверия и так называемой бдительности и не было никакого поощрения мстителям, карьеристам и доносчикам… Во власовском центре создавался дух правдивости, честности и справедливости».

Бывший советский генерал Власов в своих проповедях-агитках не раз возвращался к теме больших и неизбежных жертв, которые должны были принести на алтарь победы.

«Создание Новой России потребует больших жертв, - говорил он, - но будущее нашего народа оправдает их». Что ж, в этом Власов не обманул. Жертвы были огромны как никогда. Наследников он тоже оставил. Сегодня они предпочитают надевать антифашистские маски – по примеру тех власовцев, которые в конце войны, понимая, что война проиграна, прикидывались идейными борцами с Гитлером и делали вид, что преступления немцев им были неведомы.

***

На фотографиях того самого псковского парада 22 июня 1943 года запечатлены несколько любопытных фигур. В частности, генерал-лейтенант РОА Жиленков и полковник Баерский - офицер связи РОА при штабе 16-й армии Вермахта. За полгода до парада оба успели три недели посидеть под арестом – за невыполнение приказа. Но потом были прощены. Именно Георгий Жиленков (до войны бригадный комиссар РККАиз Берлина был командирован под Псков – в Стремутку, где формировал Гвардей­ский ударный батальон РОА. Планировалось, что батальон будет заниматься диверсиями в советском тылу. Но позднее планы немецкого командования изменились, и Жиленкова отзовут из Пскова обратно в Германию. В декабре 1944 года он встретится со Степаном Бандерой для обсуждения объединения усилий. Но общий язык между Бандерой и Жиленковым найден не будет. Бандеру не устроит «национальный вопрос».

Одна из статей о генерале Власове заканчивается словами: «Простите нас, Андрей Андреевич!». Андрей Андреевич – это Власов. Нет, нам не за что просить у него прощения, как и у генерала Жиленкова и других власовцев. Они должны были знать, чем заканчиваются союзы с дьяволом.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  1028
Оценок:  7
Средний балл:  8.9