Статья опубликована в №21 (593) от 30 мая-05 мая 2012
Культура

Выйти из берегов

Общественное возмущение привело к принятию решения об остановке работ по реконструкции набережной Великой и корректировке проекта
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 30 мая 2012, 00:00

Общественное возмущение привело к принятию решения об остановке работ по реконструкции набережной Великой и корректировке проекта

Похоже, Псков может войти в историю архитектуры. Правда, с черного хода. Но это произойдет только в том случае, если проект реконструкции набережной реки Великой воплотят в жизнь. Гарантией этому являются 438 миллионов рублей, предоставляемых федеральным бюджетом. С другой стороны, не все хотят Пскову такой всемирной славы.

Генеральный директор ООО «СибЭкоСистема» Маргарита Дёмина настаивала на том, что после реконструкции вид набережной Великой не изменится. Фото: Владислав Липунов, Псковское Агентство Информации.
О знаменитой триаде древнеримского архитектора и инженера Марка Витрувия Поллиона на пресс-конференции, посвященной градостроительной ситуации в городе Пскове в связи с реализацией концепции туристско-рекреационного кластера «Псковский», вспоминали дважды. Вначале ее упомянул председатель Псковского областного отделения Союза архитекторов России Станислав Битный, а потом и архитектор Владимир Шуляковский.

Витрувий еще до нашей эры провозгласил три качества, которыми обязательно должна обладать архитектура: firmitas (прочность конструкции), utilitas (польза) и venustas (красота).

Двухчасовой анализ проекта, представленный журналистам 28 мая 2012 года в общественном пресс-центре, навел на мысль о том, что на правом берегу Великой в Пскове может появиться нечто противоположное римской триаде. И характеризуется оно непрочностью (imbecillitas), бесполезностью (inutilitas) и безобразием (deformitas).

По крайней мере, такой вывод можно сделать исходя из комментариев, которые на пресс-конференции сделали специалисты, в первую очередь – архитекторы.

«Дорогостоящая, но несерьезная затея»

Архитектор Лариса Нуколова убеждена, что проект ООО «СибЭкоСистема» существенно искажает исторический ландшафт Пскова. Фото: Владислав Липунов, Псковское Агентство Информации.
По мнению председателя Псковского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) Ирины Голубевой, сомнения в профессионализме разработчиков проекта реконструкции набережной Великой возникли сразу же после публикации их картинок в СМИ.

Ирина Голубева считает, что это был не архитектурный, а дизайнерский проект. Вскоре после публикации специалисты ВООПИиК и региональное отделение Союза архитекторов в сентябре 2011 года написали письмо заказчику проекта – в городскую администрацию на имя Петра Слепченко. Но ответа так и не получили, кроме известия о том, что вопросы переданы в государственный комитет по туризму, инвестициям и пространственному развитию.

Затишье закончилось через полгода – после того, как начались работы непосредственно на набережной. Первоначально внимание привлек развороченный экскаватором Покровский бастион и вырубленные деревья регулярной посадки [ 1 ]. Однако уже тогда было понятно, что главную угрозу представляет проект реконструкции нижней набережной реки Великой. Триада imbecillitas, inutilitas, deformitas относится именно к ней.

Архитектор Станислав Битный обратил внимание на примитивность представленного проекта.

Проектировщики решили поднять набережную на новую высоту. В буквальном смысле. Нижняя набережная должна подниматься над водой на 2 метра 70 сантиметров.

«Сегодняшнее вмешательство по увеличению высоты является нецелесообразным, – убежден Станислав Битный. – Нарушается масштабность. Мы хороним сегодняшнюю набережную под неким бетонным сооружением».

Будущая набережная напомнила Станиславу Битному промышленное сооружение, «которое может быть причалом при каком-то заводе», «к тому же конструктивно это будет выглядит примитивно».

Экологическая сторона его тоже не удовлетворила. «На градсовете подрядчик утверждал, что вопросы очистки решаются и что будут установлены песко- и нефтеуловители», – сказал руководитель регионального отделения Союза архитекторов России. Однако после внимательного изучения чертежей, Станислав Битный ничего подобного не обнаружил.

«Дорогостоящая, но несерьезная затея», – сделал вывод Станислав Битный.

Наиболее подробным оказалось выступление архитектора Ларисы Нуколовой. Она проделала огромную подготовительную работу и с помощью многочисленных схем и чертежей продемонстрировала то, что может появиться на набережной Великой в Пскове уже к концу 2012 года. Если говорить коротко – то ничего хорошего.

А если сказать немного подробнее, то получится тот самый кластер (в переводе с английского кластер означает «скопление»). Скопление 707 свай. Скопление архитектурных ошибок, после которых «к воде не подойти» и «с воды человека на берегу не увидеть».

Перспектива новой набережной Ларисой Нуколовой была обрисована нерадостная. «Будет слизь, грязь и дохляки, – сказала она. – Вместо дуновения и любования – запашок». Всё это – из-за «пазухи», которая образуется под покоящейся на металлических сваях бетонной набережной. Есть основание считать, что там будет скапливаться дохлая рыба и тому подобное. (Во время выездного совещания прямо на набережной на прошлой неделе глава администрации города Пётр Слепченко даже поинтересовался – не облюбуют ли это место бомжи? Его заверили, что человек туда не пролезет).

По словам Ларисы Нуколовой, если нижнюю набережную поднимут и закатают в бетон, то со скамеек, которые планируют установить по всей длине нижней набережной, река будет казаться значительно уже, чем она есть на самом деле.

Реальная ширина Великой в районе набережной – 160 метров. Визуальный обман приведет к тому, что река уменьшится до 110 метров. Да и сама набережная будет выглядеть сомнительно. «Получится ржаво, пакостно… Там нет человека».

Лариса Нуколова предложила «не насиловать эту землю, а вылечить ее».

Ей тоже показалось, что безымянные проектировщики создавали причал не для маломерных судов, а для больших лайнеров.

На предыдущем градсовете [ 2 ] новую набережную сравнили с саркофагом. У Ларисы Нуколовой возникло другое сравнение – с золотой коронкой, поставленной на гнилой зуб. Чуть позднее депутат Псковского областного собрания депутатов Лев Шлосберг добавит: «Но это золото эти люди уволокут с собой, в своих карманах. Они получили деньги за градостроительную халтуру».

По мнению Ларисы Нуколовой, даже правильные вещи создатели проекта умудрились сделать примитивно. Например, ограждения пандусов.

«Это безобразие, которое нельзя допустить, – сделала общий вывод Лариса Нуколова. – Деньги можно потратить в том же объеме, но на благое дело».

«В моём понимании, это криминальный бизнес»

Губернатор Андрей Турчак сообщил, что присутствует на заседании Градостроительного совета как простой гражданин, но рекомендовал приостановить работы и внести корректировки в проект. Фото: Владислав Липунов, Псковское Агентство Информации.
Ничего хорошего не ждет от новоявленной набережной и генеральный директор Института «Псковводпроект» Михаил Холмский. «Меня как обывателя, как человека, который добросовестно платит деньги, волнует, куда эти деньги гробят, – произнес он. – Зачем это всё? У меня резко отрицательное отношение к идее поднять набережную. Я не вижу в этом никакого смысла. Тюменские специалисты далеки от гидрологии» [ 3 ].

Генеральный директор Института «Псковводпроект» обратил внимание на то, что после поднятия правого берега Великой набережная не будет сочетаться с левым берегом.

А Владимир Шуляковский отметил, что псковичам и гостям города помимо бетонного саркофага придется наблюдать «гофрированное железо в состоянии естественной заржавленности».

«Почему нам навязывают бетон и железо? – задала вопрос вслух Ирина Голубева. – Нас оскорбляет этот проект».

Из 707 свай две трети предполагается вбить, что неминуемо приведет к сильной вибрации. Станислав Битный не дал гарантии того, что крепостные стены и другие исторические памятники после такой масштабной работы не сползут в реку.

После полуторачасовых выступлений я задал противникам нынешнего проекта реконструкции набережной свой длинный вопрос: «Представим, что ваши оппоненты вас не услышали. Или услышали, но продолжили строительство на набережной. Каковы ваши дальнейшие действия? Ограничитесь ли вы письмами Заказчику и пресс-конференциями? Иначе говоря, ляжете ли вы под бульдозер и машины, которые забивают сваи?»

«А вы ляжете с нами?», – ответил вопросом на вопрос Владимир Шуляковский. – «В данном случае, я – журналист и у меня другая задача. Если вы ляжете, то я об этом напишу». – «Разделение труда. Одни ложатся под бульдозер, другие об этом пишут». – «Только после того, как вы это сделаете».

«Мне это напоминает историю строительства дома на площади Героев-десантников, – продолжил разговор Владимир Шуляковский. – Губернатор Турчак нас как-то упрекал: «Как вы это допустили? Почему не ложились под бульдозер?» Наверное, пойдем ложиться. И губернатора позовем».

«Позовем, – согласился сидящий рядом Лев Шлосберг. – Есть опасение, что действие, о котором вы говорите, может оказаться единственным выходом. Но мы очень хотим использовать все легальные способы противодействия этому варварству».

Однако было бы неправильно думать, что труды теоретика архитектуры Витрувия на псковской набережной совсем не учитываются. Это не так. Витрувий описал шесть основополагающих принципов архитектуры. После симметрии и декора шестым принципом он обозначил distributio – способ экономического использования объекта.

В этом смысле, у разработчиков проекта реконструкции псковской набережной все в норме.

Судя по всему, distributio оказался главным и чуть ли не единственным архитектурным пунктом.

На экономическую сторону обратил внимание Лев Шлосберг. Он впервые предъявил общественности «Концепцию реконструкции территории набережной реки Великой», подготовленную к марту 2011 года для ООО «СибЭкоСистема» компанией «Кушман и Вэйкфилд». В руки Льва Шлосберга концепция попала случайно и не предназначалась для общественного просмотра.

Рассказывать об этом масштабном документе надо отдельно. «Псковская губерния» сделает это в самое ближайшее время.

Пока же надо сказать, что коммерческая часть концепции включает создание торговой галереи площадью 1000 кв. метров, двух ресторанов, фитнесс-центра, двух гостиниц (вместо онкологического центра и бывшего психоневрологического диспансера [ 4 ]). Бюджет девелопмента [ 5 ] коммерческой части проекта, не учитывая затрат на инфраструктуру, насчитывает 29 миллионов долларов США.

Потенциальный арендный доход по торговым помещениям проекта – 1,5 миллиона долларов в год с последующим ростом за счет индексацией. Доходы от управления одной гостиницы 1,2 миллиона долларов.

«Это чистый бизнес-план, – сказал Лев Шлосберг. – Здесь нет никакой культуры. Теперь становится понятно – откуда пришел варварский передел охранных зон Пскова [ 6 ]. В моем понимании, это криминальный бизнес».

«Но почему вы не встретились с рабочей группой?»

Находящийся последние дни в должности глава администрации Пскова и председатель Градостроительного совета Пётр Слепченко объявил, что все корректировки в проект должны быть внесены до 17 июня. Фото: Владислав Липунов, Псковское Агентство Информации.
Градостроительный совет, который состоялся на следующий день, 29 мая, был посвящен исключительно реконструкции набережной реки Великой.

Глава градсовета Пётр Слепченко (он же – все еще глава администрации города Пскова) первым делом предложил присутствующим не превращать обсуждение «в перекидывание мячика или горячих углей из рук в руки».

Пожелание было выполнено лишь отчасти. Серьезные претензии друг к другу оппоненты все-таки выдвинули. Хотя до жаркой схватки дело не дошло.

Первой предоставили слово основному докладчику – директору ООО «СибЭкоСистема» Маргарите Деминой. И она тут же сделала нестандартный ход – подарила Льву Шлосбергу, который нещадно критиковал ее проект, два фотоальбома – «Тюмень – столетие спустя» и «Мой мир – Тюмень»

Таким образом, она попыталась показать, что в Тюмени, откуда она приехала, тоже есть историческая набережная.

Маргарита Демина предложила Льву Шлосбергу отправиться в Сибирь, в Тюмень, но, правда, не сказала – в какое время.

Если это был способ временно избавиться от одного из своих оппонентов, то вряд ли этот способ сработает.

Основные претензии в свой адрес Маргариты Деминой отвергла, объяснив, что «проект разрабатывался согласно техническому заданию и рекомендации специалистов города Пскова». «Мы работали в архивах города Пскова, – сообщила она. – Жили здесь 9 месяцев, провели обследование набережной – причала длиной километр. Мы сделали запрос в КУМИ – чтобы узнать статус. На самом деле – это не причал».

Необходимость поднять набережную докладчик объяснила тем, что это требование СНИПов. Кроме того, была необходимость, «чтобы волна от пароходов не заливала набережную». Разработчики проекта исходили из того, что «судоходство сейчас развито не в такой мере, как при социализме».

Маргарита Дёмина настаивала на том, что «вид этой набережной не изменится». Ни стенка, ни откосы, ни территория верхней набережной закрыты не будут.

Докладчик пожаловалась на то, что проект существующей набережной сгорел в Москве за две недели до того, как был сделан запрос.

В это время в Малый зал Городского культурного центра, где проводился градсовет, вошел губернатор Псковской области Андрей Турчак. Оглядевшись, он произнес: «Нет свободных мест».

Место тут же нашлось – его уступил депутат Псковского областного Собрания депутатов Алексей Севастьянов.

Тем временем, Маргарита Дёмина принялась объяснять, зачем вырубались деревья. «Мы руководствовались нумерацией, а не именованием деревьев, – пояснила она. – Если бы деревья назывались «липа», «пальма» – мы все равно бы их вырубили, потому что они нам мешали. Еще раз повторю – меня не интересуют названия деревьев… Но вину я признаю и включу в наш бюджет посадку деревьев уже этой осенью».

Заслуженный строитель России Анатолий Васильев напомнил: «То, что будет сделано из металла и бетона, останется на века, это никто никогда не разрушит». Фото: Александр Сидоренко
Что касается земляных работ на Покровском бастионе, то, по утверждению Маргариты Дёминой, «паспорта на Покровский бастион в Москве нет» и «если было бы по другому, то у меня бы рука на него не поднялась». Поэтому Маргарита Дёмина по-прежнему считает, что из бастиона могла получить неплохая площадка для туристического обзора.

После альтернативного доклада, сделанного Ларисой Нуколовой [ 7 ], Маргарита Дёмина категорично отметила: «Те замечания, которые принимаются, мной не принимаются. Я не имею права не поднять набережную на 0,8 метра». И предъявила точно такие же претензии, которые предъявили ей самой: «Мы обращались за консультацией, но псковские службы мне не отвечали… Мы везде получали отказ. Не надо в наш адрес предъявлять претензии. Работы уже начаты. Мы все равно не уйдем никуда. Не надо терять деньги, которые выделил бюджет».

Выступление Маргариты Дёминой вызвало резкую отповедь со стороны заслуженного строителя России Анатолия Васильева: «Я не могу не сказать: утвердили проект с такими грубейшими ошибками, которые невозможно допустить в нашем городе. Не как архитектор, а как простой житель Пскова, проживший здесь восемьдесят лет, я скажу свое мнение: наша река – фасад, лицо города, а тут на нее шлем железобетонный хотят надеть. То, что будет сделано из металла и бетона, останется на века, это никто никогда не разрушит. Я категорически возражаю! Предлагаю выработать конкретные предложения по корректировке проекта. Никакого подъема набережной быть не должно, это полнейший абсурд!».

Андрей Турчак спросил у директора ООО «СибЭкоСистема»: почему она не нашла возможность принять участие в заседании рабочей группы? «Ладно, вы с губернатором по моей просьбе не могли встретиться, – сказал он с некоторой обидой. – Но почему вы не встретились с рабочей группой?».

Перед этим, зачитывая заключение рабочей группы, Лев Шлосберг упомянул о том, что ни на рекомендации Градостроительного совета от 9 сентября минувшего года, ни на обращение Псковского отделения Союза архитекторов России, поданное в том же сентябре, ни на прямую просьбу членов Градостроительного совета о встрече и разговоре по существу проекта ООО «СибЭкоСистема» не отреагировало и на разговор с псковскими коллегами, критиками проекта, не пошло.

Маргарита Дёмина ответила губернатору таинственно: «У меня была очень важная встреча. По вчерашнему дню не могу ответить – меня вызвали в одну инстанцию». «Думаю, это не последний ваш поход в эту инстанцию, – отреагировал Андрей Турчак, дав понять, что ему хорошо известна эта очень серьезная инстанция. – Рекомендую принять решение о приостановке реализации проекта. Мы сегодня проводили рабочее совещание с прокуратурой. Все сёстры получат по своим серьгам».

Упомянув о сестрах и серьгах (председатель государственного комитета Псковской области по туризму, инвестициям и пространственному развитию Наталья Трунова и Маргарита Дёмина при этом радости явно не испытали), губернатор высказался по поводу ближайшего будущего набережной: «Я хочу поблагодарить членов рабочей группы [ 8 ].

Считаю, что работы должны быть приостановлены, и организация, которая занималась проектированием, должна внести корректировки». Это было сказано уже после того, как Лариса Нуколова сделала содоклад. Она кратко повторила основные тезисы, произнесенные накануне на пресс-конференции. Вывод сделала такой: «Проект ООО «СибЭкоСистема» существенно искажает исторический ландшафт. Сейчас на набережной еще поправимая ситуация. Разруха начнется тогда, когда это будет просто спрятано».

Лариса Нуколова не стала выступать против полной остановки работ. Но она считает, что «созрела жесткая необходимость привлечь дополнительных специалистов». Работы она предложила не останавливать, но лишь ремонтировать проблемные места существующей набережной.

В защиту поднятия набережной на градсовете, кроме Маргариты Дёминой, высказался только один человек – руководитель ГБУ «Госэкспертиза Псковской области» Михаил Селянцев. Он подчеркнул, что тюменский проект получил положительное заключение возглавляемой им Госэкспертизы. «Нельзя оставлять такую набережную, – сказал он. – Ее обязательно нужно повышать хотя бы на полметра. Или же на метр».

На градсовете прозвучала обнадеживающая весть о том, что проект существующей набережной реки Великой в Пскове все-таки существует (проекты не горят). Более того, он находится в Пскове, в институте «Псковгражданпроект». Тайну приоткрыл Лев Шлосберг.

Это очень удивило Алексея Севастьянова, который озадаченно произнес: «Тогда почему директор «Псковгражданпроекта» год назад лично мне сказал, что проекта нет?»

Детективная линия с исчезновением, возгоранием и чудесным воскрешением проекта стала еще одной составляющей этой запутанной и очень дорогостоящей операции.

«Администрация чувствует ответственность за контроль над качеством исполнения проекта. Очевидно, нужно согласиться, что проект надо скорректировать, но месяца у нас нет, иначе федеральные деньги будут отозваны», – подвел итог двухчасовому обсуждению Пётр Слепченко и наметил крайний срок – 17 июня 2012 года.

Корректировку, по мнению главы городской администрации, должны делать все заинтересованные лица, в том числе члены рабочей группы Градостроительного совета – под руководством заместителя главы администрации Сергея Сирого.

Такой подход не очень понравился Алексею Севастьянову, который предложил исключить из рабочей группы политиков и представителей общественности, не являющихся специалистами по заявленной теме.

От действия этой рабочей группы, во многом, будет зависеть – будет ли набережная реки Великой прочной, полезной и красивой.

Впрочем, напоследок Пётр Слепченко обратил внимание на «одну тонкость»: решения градсовета могут носить лишь рекомендательный характер. Контракты ведь уже заключены и предстоит выстроить «иезуитскую юридическую конструкцию».

Однако уже сейчас понятно, что набережную реки Великой накрыла волна – волна общественного протеста. И эта волна позволила хотя бы на время остановить строительство, которое может привести к необратимым последствиям.

Сразу же после заседания градсовета архитектор Владимир Шуляковский, улыбаясь, произнес: «Похоже, ложиться под бульдозер в ближайшее время не придется».

Алексей СЕМЁНОВ

 

1 См.: Л. Шлосберг. Чужие берега // «ПГ», № 19 (591) от 16-22 мая 2012 г.

2 См.: А. Семёнов, К. Минаев. Правый берег // «ПГ», № 20 (592) от 23-29 мая 2012 г.; «Неприемлем к реализации» // «ПГ», № 20 (592) от 23-29 мая 2012 г.

3 См. подробно: М. Холмский. «Снова придёт в исходное состояние» // «ПГ», № 20 (592) от 23-29 мая 2012 г.

4 См.: Л. Шлосберг. Новый Пролом // «ПГ», № 13 (535) от 6-12 апреля 2011 г.

5 Девелопмент – предпринимательская деятельность, связанная с реконструкцией или изменением существующего здания или земельного участка, приводящая к увеличению их стоимости.

6 См.: И. Голубева. Заложники хаоса // «ПГ», № 11 (533) от 23-29 марта 2011 г.; К. Минаев. Лукавые комплексы. Часть первая // «ПГ», № 15 (537) от 20-26 апреля 2011 г.; К. Минаев. Терпенье суеты. Часть вторая // «ПГ», № 26 (548) от 6-12 июля 2011 г.; И. Голубева, Ю. Селиверстов. Заказ на Псков // «ПГ», № 28 (550) от 20-26 июля 2011 г.; Троянский конь в Пскове. Лидеры общественных организаций губернатору Андрею Турчаку: «Считаем недопустимым утверждение проекта зон охраны, выполняемого НКО «Фонд ИПУРГ» // «ПГ», № 35 (557) от 14-20 сентября 2011 г.; И. Голубева. Коррупция и культура // № 40 (562) от 19-25 октября 2011 г.

7 См. подробно в этом номере «Псковской губернии»: Л. Нуколова. Золотая коронка на гнилом зубе.

8 Полное обращение членов рабочей группы на имя П. М. Слепченко см. в этом номере «Псковской губернии»: «Мы не можем признать ответы убедительными».

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3581
Оценок:  15
Средний балл:  8.2