Блог

Что такое эта ваша свобода под колпаком или небесным сводом?

Некоторые до сих пор думают, что Брадис – древнегреческий математик.
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 20 декабря, 20:00

О нём в шутку говорили: самый издаваемый автор после Ленина. Но это была не шутка. У каждого советского школьника имелись таблицы Брадиса. У меня тоже было несколько таких брошюр. Купленные только что и оставшиеся от родителей. Синусы, косинусы, тангенсы, котангенсы, значения от 181 до 360 градусов… Но самому автору этих таблиц Владимиру Брадису получить среднее образование удалось не сразу. Прежде чем закончить псковскую гимназию, он угодил в псковскую тюрьму.

Понятно, что он рано или поздно должен был попасть за решётку. В советское время об этом не любили говорить. Брадис был революционером, но не социал-демократ-большевиком, а эсером. Эсеры в начале прошлого века отличались своей приверженностью к индивидуальному террору, считая себя наследниками народовольцев (о Софье Перовской читайте здесь 4 декабря). Некоторые эсеры, как Каляев (читайте о нём здесь 2 декабря) перед покушением на Плеве, ненадолго приезжали в Псков. Многие революционеры родились в дворянских семьях или в семьях священников и стремились вести свою жизнь вопреки убеждениям своих родителям. У Владимира Брадиса другая судьба. Он шёл по стопам своего отца-учителя Модеста Брадиса. Так что в Сибирь они из Пскова отправились примерно в одно время — отбывать наказание. Сын вернулся, а отец нет.

Не совсем понятно, какой именно революционной деятельностью занимались члены партии социал-революционеров Брадисы до своего ареста. Сведений об их деятельности немного. Но, судя по сроку наказания, это были не слишком тяжкие преступления.

Псков в то время притягивал революционеров разных партий. Сказывалась близость Петербурга, Риги… Сюда многих революционеров ссылали, но даже в таком случае часто это был их осознанный выбор. Между несколькими предложенными городами они выбирали Псков — город в географическом смысле очень удобный. Но будущий учёный, педагог, математик, профессор, заслуженный деятель науки РСФСР, член корреспондент Академии педагогических наук Владимир Брадис в Пскове родился — 23 декабря 1890 года.

Историю семьи Брадисов описывают по-разному. Одна из самых известных — это рассказ о том, как эстонцы Брадисы усыновили четырёхлетнего беспризорного мальчика Васю, найденного на улице после того, как его родители умерли от чумы. Мальчиком Васей был дед Владимира Брадиса. В семье Модеста Васильевича и Елизаветы Васильевны родилось шестеро детей, старший — Владимир, учившийся в Псковской мужской гимназии. Некоторое время Модест Брадис работал в Торошинском земском начальном училище, а потом он и Елизавета Брадис преподавали в расположенном в Пскове в Петровском посаде Александровском Петрово-Посадском училище. Это училище открылось на 25-летие с начала царствования Александра II. Через год царя убили народовольцы. Через шесть лет псковские купцы скинулись и установили в центре Пскова памятник царю-освободителю (по проекту Александра Опекушина). Через 39 лет — в январе 1919 года — большевики памятник Александру II разрушили, а то, что от него осталось, отправили «на производственные нужды».

Революционной деятельностью Владимир Брадис занялся, когда учился в Псковской мужской гимназии (он туда поступил в 1901 году), то есть во время Первой русской революции. В ноябре 1907 года его арестовали за участие в конспиративном кружке. Он распространял нелегальную литературу. За это он был исключён из гимназии, на здании которой теперь висит его мемориальная доска. В печально известном Псковском каторжном централе, где находились политические, Брадис сидел дважды. Когда он достиг 18-летнего возраста, его сослали в Сибирь в Тобольскую губернию под гласный надзор полиции — в Берёзов (самым известным ссыльным туда был Александр Меншиков, о котором читайте здесь 16 ноября). В отличие от сподвижника Петра I Меншикова, Брадис находился в менее благоприятных условиях — занимался сплавкой леса, подрабатывал репетиторством, отсылая часть денег в Псков матери, братьям и сёстрам. И всё же положение сосланных в Сибирь под полицейский надзор не было слишком тяжёлым. Условия позволяли заниматься самообразованием. Воспользовавшись этим, Владимир Брадис изучал в Сибири английский язык, математику…

Через некоторое время в Сибирь сошлют и его отца Модеста Брадиса. Он попадёт в Туринск. Однако в Сибири отец и сын всё-таки встретятся. Осталась даже их совместная фотография того времени. Это будет после того, как станет известно о тяжёлой болезни Модеста Брадиса. Сын попросит власти разрешить отбывать ссылку в Туринске, ухаживая за больным отцом. Когда Модест Брадис умрёт в Сибири, «Псковская жизнь» за 2 ноября 1910 года опубликует некролог.

27 июля 1909 года Владимир Брадис в письме рассказал о своём распорядке дня в ссылке: «Несмотря на то, что в моем распоряжении весь день — дни работы можно не считать, так как их бывает штук 7 в месяц — мне по-прежнему не хватает 24 часов, и я не прочь бы был, чтобы сутки увеличились. День у меня распределен приблизительно так. Встаю я, чтобы воспользоваться тишиной, пока сожители спят, в 4 или в 5 часов утра (ложусь в 8-9) и принимаюсь на свежую голову за самое утомительное, но и самое интересное — математику. Продвигается она у меня хорошо — кончаю первый том дифференциального исчисления (стр. 300) и проштудировал уже добрую четверть (150 стр.) курса аналитической геометрии. Когда утомлюсь — берусь, после отдыха, за чтение, преимущественно журналов. Прочитываю здесь «Вестник Европы», «Образование», «Русское богатство», «Современный мир». Часов в 10 утра поднимается наша публика и происходит чаепитие – я же в 6 часов пью молоко. Потом, если позволяет погода, отправляюсь на часок в лес: если не позволяет, то час-другой проболтаешься так, за разговорами и разными обыденными делишками. Затем сажусь за английский. Я уже писал вам, что самоучитель кончил… Теперь перевожу Милля, и идет это хоть и не особенно быстро – за все лето прочел стр. 60, но зато основательно: прочитываю, записываю перевод и проверяю себя по готовому. Исправлять приходится все меньше и меньше, а таких мест, чтобы я самостоятельно совсем не мог понять что-то, давно уже не попадалось. На это у меня каждый день уходит часа так четыре, с перерывом для обеда, который в 2-3 часа. Потом опять прогулка, чтение серьезное, конспектирование, записываю разные соображения и, конец всего, легкое чтение, которым служат романы Золя. Хочу с ним познакомиться. В библиотеке он нашелся. Нравится мне не особенно, хотя нового дает немало. Неделю тому назад добыл учебник стенографии (Битнеровское издание) и усердно зубрю его. Теоретическую часть уже прошел, остается только практика. Вещь довольно любопытная, не говоря уже о ее полезности»…

Гимназический курс Владимир Брадис закончил уже после ссылки, поступив в 1912 году поступить в Петербургский университет на отделение математики физико–математического факультета. А после окончания университета начал преподавать математику в Коммерческом училище при Путиловском заводе. Самостоятельное образование Брадиса оказалось настолько успешным, что он в 1914 году петербургское издательство П.И.Певина выпустила книгу  Э. Ф Найта «Революционный переворот в Турции» на 237 страницах. Книга была переведена студентом Владимиром Брадисом. И всё же он больше тяготел к математике. Впервые вышли его «Таблицы четырехзначных логарифмов и натуральных тригонометрических величин», известные как «Таблицы Брадиса», вышли в 1921 году. Потом они издавались названием «Четырехзначные математические таблицы». Труды его в СССР издавались регулярно: «Теория и практика вычислений», «Аналитическая геометрия», «Теоретическая арифметика» «Ошибки в математических рассуждениях», «Средства и способы элементарных вычислений» «Методика преподавания математики в средней школе»…

Когда Владимир Брадис вернулся из ссылки в Псков, его младший брат Николай как раз заканчивал учёбу в Псковской мужской гимназии, из которой исключили Владимира. Николай учился вместе со ставшими потом знаменитыми выпускниками: Юрием Тыняновым, Августом Летаветом, Львом Зильбером… Николай Брадис уйдёт добровольцем на фронт и погибнет в 1915 году. О нём мало что известно. Разве что можно прочитать отрывки из его фронтовым писем («Какая нелепая бессмысленная война, солдаты мира ждут с громадным интересом»).

В Псков Владимир Брадис с тех пор приезжал не часто, обосновавшись в Твери (Калинине). В основном, его приезды были связаны с юбилеями гимназии, из которой его исключили. Самые известные его приезды были в 60-е годы, когда Брадис выступал перед старшеклассниками, подарил музею школы № 1 (бывшей гимназии) свои работы и работы своего отца (по садоводству и огородничеству).

Кроме педагогической и научной деятельности Брадис занимался общественной деятельностью, был членом комиссии по расследованию зверств фашистов. В 1969 году в 79 лет женился в третий раз – на своей бывшей 65-летней аспирантке (второй раз после смерти жены женился после войны, когда ему было уже за 50).  

За 85 лет он сделал многое, но ему, как когда-то он писал из ссылки, «по-прежнему не хватает 24 часов». А некоторые до сих пор думают, что Брадис – древнегреческий математик.

Евклид, Архимед, Пифагор, Брадис…

 

Довольно, пора отложить таблицы,
А то каждая цифра в глазах двоится.
Но откладывать надо с умом - под правильным углом.
Пока не грянул гром,
И пока молния свободу не озарила.
Осторожно, не перелезай через перила.
Осторожно, не переходи грань.
Или переходи, но не в такую же рань?

Что такое это ваша свобода
Под колпаком или небесным сводом?
Что такое это ваше счастье народное?
Это счастье, как апоморфин – рвотное.
Для понимания лучше перевести на русский,
Но палец держать на спуске…

Лики физиков, лики лириков.
Полное собрание панегириков.
Если коротко, то вот коллективный портрет:
Убивать научились, а воскрешать – нет.

 

 

Просмотров:  714
Оценок:  2
Средний балл:  10