Блог

И чтобы не стыдно перед нашими предками. Давно не было дыма Отечества настолько едкого

Там – Отечество, здесь – очернительство. Кажется, что это такое ребячество
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 24 июля, 20:00

24 июля 1774 года Михаил Кутузов в Крыму – в  бою с турками на горном перевале у деревни Шумы – был ранен в правый глаз. «Смерть сквозь главу его промчалась, - как написал Гавриил Державин, - но жизнь его цела осталась…». Генерал-аншеф Василий Долгоруков-Крымский в своём докладе Екатерине II о том же событии написал прозой: «Сей штаб-офицер получил рану пулею, которая, ударивши его между глазу и виска, вышла напролёт в том же месте на другой стороне лица...»

Подполковник Голенищев-Кутузов после тяжёлого ранения выжил, но был уволен «для излечения ран к тёплым водам на год без вычета жалованья». Сверх того его наградили орденом и вручили 1 000 червонцев.

Кутузов больше известен как полководец, но дипломатом он тоже был не последним.  Более того, думаю, что именно его дипломатические способности отразились на его полководческих способностях. Он не обещал, что победит Наполеона, зато обещал, что постарается его перехитрить («победить не берусь, перехитрить попробую»).

В Крыму в 1774 году Кутузов оказался не случайно. В юности он бывал неосторожен, много шутил, в том числе и над своими начальниками. Когда Кутузов служил офицером по особым поручениям в Генеральном штабе, то был известен тем, что неплохо умел пародировать. Кто-то донёс, что он спародировал генерал-фельдмаршала Петра Румянцева (а заодно ещё и Екатерину II). Граф Румянцев шутку оценил и отправил пародиста подальше – воевать с турками в Крым.

Иногда пишут, что именно в Крыму Кутузов потерял глаз. В других книгах рассказывают, что Кутузов глаз потерял значительно позже – после второго серьёзного ранения в голову в 1788 году – во время осады Очакова. Если всему этому верить, то Кутузов правый глаз потерял дважды. Но, думаю, что он его не потерял ни разу. Иначе бы он не писал своей жене Екатерине Ильиничне в 1800 году: «Я здоров, только глазам много работы». Кутузов был, конечно, шутник, но не до такой же степени? Или взять другое письмо – 1812 года дочери Елизавете: «Глаза мои очень утомлены; не думай, что они у меня болят, нет, они только устали от чтения и письма…» На всех прижизненных изображениях Кутузова оба глаза на месте. То же самое можно сказать и о свидетельствах современников. Об одноглазом Кутузове и о его повязке они письменных свидетельств не оставили. Скорее всего, повязку Кутузов иногда всё же носил – сразу после ранений или когда дважды раненый глаз начинал сильно болеть (правым глазом он действительно видел хуже, глаз косил). Но одноглазый фельдмаршал – это легенда, чтобы при случае сказать о Кутузове «наш Нельсон». К тому же, одноглазого полководца, в юности известного своими пародиями, легче пародировать.

В своём родовом имении в Псковской губернии Михаил Кутузов появлялся редко – ему было некогда. Жил он здесь подолгу только в детстве – в селе Ступино. В Псковской губернии был более известен его отец – Илларион Кутузов, предводитель псковского губернского дворянства (генерал-поручика, инженера-строителя и сенатора Иллариона Матвеевича Кутузова похоронили в деревне Теребени - под Опочкой). Самое известное сооружение Иллариона Кутузова как инженера – Грибоедовский (Екатерининский) канал в Петербурге, возникший на месте реки Кривуши.

В Псковской губернии постоянно жили сёстры Михаила Кутузова и его родной брат. Земли семьи Кутузовых находились в четырёх нынешних районах Псковской области: Гдовском, Опочецком, Великолукском и Псковском. Брат Семён Илларионович жил в сельце Фёдоровском Великолукского уезда («майор Кутузов с 1793 года находится за повреждением ума под опекой...»). За Михаилом Кутузовым в Псковской губернии по ревизии 1794-95 года числилось одно село и двенадцать деревень с 438 крестьянами.

Венчание будущего победителя Наполеона происходило тоже в Псковской губернии. Кутузов венчался в церкви Святителя Николая Чудотворца в селе Голенищево Самолукской волости (сейчас это Локнянский район Псковской области).

Войны, лечение, генерал-губернаторство, дипломатическая работа… Некоторые даже считают, что за историю императорской России не было дипломата более талантливого, чем Кутузов. Сложно сказать, но то, что Кутузов мог договориться с кем угодно – это, скорее всего, верно. Недоброжелатели ставили это ему в вину (особенно когда это касалось придворных интриг). Но в международных отношениях без искусства компромисса обойтись нельзя.

К безусловным дипломатическим победам Кутузова можно отнести заключение союза с Османской империей против Франции в 1793 году (тогда Кутузов служил в Стамбуле чрезвычайным и полномочным послом в Османской империи). Кутузов вообще лучше всего умел договариваться с несговорчивыми турками. В мае 1812 года, незадолго до нападения Наполеона на Россию, в Бухаресте он смог убедить Ахмеда-пашу заключить выгодный для России договор (Россия впервые получила морские базы на Кавказском побережье Чёрного моря и многое другое). Кутузова называли недоверчивым, скрытным… Но самый частый эпитет по отношению к нему – «хитрый». Об этом говорили и друзья, и враги. Дипломат и должен быть таким. Да и полководец тоже.

К 250-летию Михаила Илларионовича Голенищева-Кутузова в Кутузовском сквере возле псковского драмтеатра открыли бронзовый бюст фельдмаршалу. От псковичей тогда, в сентябре 1997 года, на открытии выступал доктор исторических наук Евгений Иванов – специалист по той эпохе.

Помню, мы пришли сдавать Евгению Павловичу выпускные экзамены. Вошли в аудиторию на третьем этаже, приготовились тянуть билеты. И вдруг выяснилось, что Евгений Павлович забыл их дома (он тогда жил в Комиссаровском переулке). Так что мой выпускной экзамен на истфаке начался с того, что меня отправили к профессору Иванову домой – за конвертом с билетами… Один из вопросов, который мне достался, насколько я помню, как раз касался Кутузова.

Из редкого, из едкого,
Из по настоящему ядовитого, без притворства -
Без слова не обходится меткого.
И тогда хочется скрыться на остров.
Какой-нибудь экзотический водоём,
И чтобы быть там только вдвоём,
И чтобы не стыдно перед нашими предками.
Давно не было дыма Отечества настолько едкого.
На острове, может быть, дым не достанет.
Некому вилять там хвостами восстаний,
Некого сбрасывать с пьедесталов,
Пот стирая и вздыхая устало.
Там – Отечество, здесь – очернительство…
Кажется, что это такое ребячество.
Ваше величество низкого качества,
Через фронт перешедшее в количество.
Но остров быстро уйдёт под воду -
Ты знаешь горную эту породу.
А здесь - без иллюзий, здесь - без фантазий.
Движение мысли как сдвиг по фазе.

Надышишься воздуха этого едкого,
И стыдно становится перед предками.

 

Просмотров:  755
Оценок:  4
Средний балл:  10