Блог

Последний раунд

В Пскове на 58-м году жизни скончался президент региональной федерации бокса Евгений Лазебный
Владимир КАПУСТИНСКИЙ Владимир КАПУСТИНСКИЙ 30 августа, 18:25

Главное впечатление, которое осталось от общения с Евгением Лазебным – добрая мужицкость. Сочетание человечности и силы, которое встретишь нечасто. Когда сегодня областные федерации и спорткомитеты возглавляют вообще не те люди, Лазебный был как раз на своём месте. Бокс был для него религией. Только фанат мог добиться тех результатов, которые покорились Георгиевичу.

По отчеству – это не про панибратство, конечно. К нему так обращались многие. Во-первых, он был как старший товарищ, во-вторых, был свой. Первый раз я увидел Георгиевича около десяти лет назад, когда ехал в составе пресс-пула в Питер на бой Брудова. Возможно, мы тогда даже словом не перекинулись. Лазебный был нарасхват, объяснял какие-то подводные камни псковского и мирового бокса, а я как простой студент просто слушал усатого дядьку, который прекрасно знал свой предмет. Это намного позже у нас с ним будет двухчасовое интервью, а в дальнейшем постоянное общение, пускай большей частью по телефону.

Я не помню, чтобы он когда-то жаловался. Даже когда его убрали с позиции президента региональной федерации бокса и сделали директором. На мой вопрос почему так произошло, он ответил: «Надо было». Потом еще что-то добавил, что новый президент Игорь Сиротин (он же – замглавы Пскова) принесет больше пользы федерации, благодаря своей депутатской работе.

Всё. Ни жалоб, ни обид, ни намека между строк, что ему это не по душе. Просто чуть отошел в сторону в общих интересах, немного отдалился от своего ребёнка, которого десятилетиями лелеял и пестовал. Но никуда не ушел – все это прекрасно знали. Лазебный был самой главной фигурой в псковском боксе. Не Брудов, не Акавов, не Богданов… Бросьте. Синонимом словосочетания «псковский бокс» был именно Лазебный, приехавший когда-то из Иваново.

Приехал, потому что на Иваново приходилось 50 тренеров, а Псков был боксерской целиной, которую Лазебный принялся фанатично вспахивать. Дошло до того, что на Олимпиаду в Лондон поехал псковский боксер. Только в качестве спарринг-партнера, хорошо, но что это ровным счётом меняет? К тому моменту в городе уже были чемпионы мира, спустя пару лет Артур Акавов выиграет пояс чемпиона Европы.

К тому моменту в городе был бокс.

Без Георгиевича не было бы этих поясов. Не было бы здания центра спортивных единоборств в Крестах, которое просто ушло бы с молотка в период противостояния областных и городских властей. Администрация Михаила Хоронена всячески хотела его продать. Лазебный как директор спортивной школы бокса не дал этому произойти и перевел здание на областной баланс.

Хотя ему обещали, что в таком случае он станет предателем города.

Для кого-то он им и стал. Но больше всего Лазебный боялся предать бокс. Наверное, это единственное, чего он вообще мог бояться в своей жизни.

Помню, как во время одного из боксерских шоу в Пскове Евгений Лазебный тихо появился в зале, но дойти до своего места смог только минут через пятнадцать. Почти каждый, кто пришел на бой, обязательно хотел с ними поздороваться.

Я тогда тоже инстинктивно пошел в сторону Георгиевича.

Редакция газеты «Псковская губерния» приносит соболезнования родным и близким Евгения Георгиевича Лазебного.

Просмотров:  1196
Оценок:  6
Средний балл:  9.8