Блог

Выбор между двумя двойниками - это выбор: в кого бросить камень?

Двойники размножаются штампами и маячат перед глазами
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 31 июля, 20:00

Самозванцев на Руси с определённого времени развелось столько, что из них можно было собрать футбольную команду, если бы тогда существовал футбол. Были основные игроки, были запасные… Одних Лжедмитриев в России жило больше, чем в Древнем Риме Лже-Неронов. Недаром же возникла идея: «Москва – Третий Рим». Существовало даже не менее трёх Лжешуйских. Звучит забавно: Лжешуйский I, Лжешуйский II, Лжешуйский III (номера, для удобства, можно было размещать на спине). Самые известные, конечно, Лжедмитрии. Для псковичей особый интерес должен представлять Лжедмитрий III, он же «Псковский вор». Самозванцам в Пскове, как и во многих других местах России, действительно симпатизировали. Вот что значит вера в доброго царя – на фоне царей злых и грозных.

«Псковский вор». Звучит почти также эпично, как «Багдадский вор». Хотя родом он был не из Пскова и звали его то ли Матвей, то ли Исидор. Но «Псковский вор», согласитесь, звучит солиднее. Почти вор в законе.

В наших краях он со своим отрядом появился в марте 1611 года. 8 июля 1611 года Лжедмитрий III  подошёл к Пскову. Начались переговоры о том, чтобы псковичи признали в предводителе отряда законного царя Дмитрия, чудом спасшегося от одной смерти, от второй смерти, от третей смерти (если вести счёт от года гибели малолетнего царевича Дмитрия). В это время Кузьма Минин и Дмитрий Пожарский издалека призывали не верить «ни Маринке с сыном, ни тому вору, что стоит под Псковом». Маринкой они называли Марину Мнишек – супругу двух предыдущих Лжедмитриев.

31 июля – день в русской истории знаменательный. В этот день в 1605 году венчался на царство под именем Дмитрия Ивановича Лжедмитрий I. В этот день в Москве он произнёс речь о своём «чудесном воскрешении», а новый патриарх Игнатий водрузил на голову нового русского царя венец. Бояре вручили новому венценосцу скипетр и державу.

Для того чтобы оказаться на русском престоле, самозванцу пришлось заключить брачный контракт и пойти на территориальные уступки. Причём речь шла о Новгороде и Пскове. Сделка была совершена в Польше. «Царевич Дмитрий» пообещал отдать супруге  «два государства великие, Великий Новгород и Псков со всеми уездами и с думскими людьми, с дворянами и с детьми боярскими, с попами и со всеми приходами, с пригородами, с местами и сёлами, со всем владением…». Иными словами, он подарил Новгород и Псков Марине Юрьевне Мнишек, так сказать, вынес наши города за скобки - за пределы собственно России, обязавшись «ничем не владети и в них ни во что не вступаться». По этому же брачному контракту Лжедмитрий I обязался выплатить отцу Марины Юрию Мнишеку миллион польских злотых и устроить переезд в Москву. По сути Лжедмитрия вынудили жениться на Марине Мнишек. «А не женюся, - обязался самозванец, - яз проклятство на себя даю». Впрочем, условия самозванца устраивали.

О русских самозванцах той поры надо бы рассказывать по отдельности. Они только издали похожи друг на друга. Их было столько, что даже любвеобильной Марины Мнишек на всех не хватило.

Лжедмитрия убили в Москве в мае 1606 года, а над телом надругались (в описаниях фигурирует распоротый живот, дудка во рту, карнавальная маска…). Тело, разумеется, было обнажено, и его посыпали песком, мазали дёгтем и «всякой мерзостью».

Скорее всего, Лжедмитрий I, он же Григорий Отрепьев, в Пскове, в отличие от Лжедмитрия III («Псковского вора») никогда не бывал. Однако до воцарения он, возможно, недолго пребывал поблизости. Уверяли, что Григорий Отрепьев, когда бежал в Литву, нашёл ночлег в Крыпецком монастыре под Псковом. Прямых доказательств этому нет. Но почему бы ему и не находиться в этом монастыре? Тем более что сопровождал его на пути в Литву монах Леонид, о котором иногда пишут, что он был как раз из Крыпецкого монастыря.

Но более важно то, что с Псковом связано имя Марины Мнишек.  И здесь уже гадать и фантазировать не надо. Существуют документы и другие материальные доказательства. Правда, время их не пощадило. Имеется в виду «Дом Марины Мнишек», - тот, что находится в Пскове рядом со зданием гордумы и «Домом предводителя дворянства» (том самом, у которого недавно обрушилась фасадная стена). Это Палаты на Романовой горке. Во всех документах сказано: «Дом Марины Мнишек). 2 пол. XVII в». Заметьте, вторая, а не первая половина. Сама Марина Мнишек в этих палатах не жила (хотя некоторые утверждают, что три дня она всё-таки в них провела). Однако легенда о Марине Мнишек, побывавшей в Пскове, оказалась устойчивой и дожила до наших дней. Она подкреплена тем самым брачным контрактом.  История этого дома интересна сама по себе, если Марину Мнишек не брать в расчёт. Сегодня эти палаты выглядят жалко. Как и все исторические сооружения на Романовой горке в самом центре Пскова.

Что же касается Лжедмитрия III, то к Минину и Пожарскому псковичи не прислушались. От Пскова – в сторону Гдова, «Псковского вора» отогнали шведы во главе с Эвертом Горном. Они предполагали самостоятельно завладеть Псковом, но это им не удалось. Тогда шведы предложили «Псковскому вору» быть шведским наместником на псковской земле. Это тоже был своего рода контракт. «Псковский вор» отказывается от притязаний на российский престол в пользу шведского принца, а взамен получает Псков (как в своё время Марина Мнишек). «Псковский вор» оскорбился и предпочёл со шведами сразиться, был ранен, укрылся в Ивангороде и получил новое прозвище «Ивангородский вор».

И вот тогда-то, в декабре 1611 года, псковичи его призвали к себе. Они посчитали, что «Псковский вор» должен жить и править в Пскове. 4 декабря 1611 года самозванец въехал в Псков, где торжественно провозглашён царём. В тот момент действующих Лжедмитриев на Руси было два, один на юге – Лжедмитрий IV, другой на северо-западе – Лжедмитрий III. «Псковский вор» был влиятельнее. Ему присягали многие города, стрельцы, казаки, видные люди, включая князя Дмитрия Трубецкого. «Псковский вор» заявил права на Марину Мнишек и её ребёнка («ворёнка»). Его признали люди, лично знавшие предыдущих Лжедмитриев. Лжедмитрий III готовился переехать из Пскова в Москву, где у него тоже было много сторонников. Но продержался он у власти в Пскове недолго. Жил он по-царски – распутничал, грабил народ и слишком многое позволял своим людям. Он настроил против себя всех, включая многих своих сторонников. В мае 1612 года «Псковский вор» бежал привычным для него путём – в сторону Гдова, но псковичи отправили за ним погоню. «Псковского вора» догнали, вернули в Псков, посадили в клетку и 1 июля 1612 года отправили в Москву. Вскоре он погиб (то ли его казнили в Москве, то ли псковичи его убили по дороге – при попытке освобождения, которую предприняли поляки).

Как писала в 1918 году Марина Цветаева: «О, самозванцев жалкие усилья!...»

Двойники размножаются штампами
И маячат перед глазами
С серьёзными лицами, с кулаками сжатыми.
Над ними обязательно знамя.
Выбор между двумя двойниками -
Это выбор: в кого бросить камень?
Ни в кого. Камней здесь не хватит,
Чтобы проявить характер.

Двойники умирают толпами,
Но это почти незаметно.
Для двойников смерть есть утопия.
И они умирают за это.

С камнем, знаменем и кулаком
Трудно не быть двойником.

Просмотров:  822
Оценок:  3
Средний балл:  10