Колонки

Сколько стоит билет в светлое будущее?

О партийных дискуссиях, уличных протестах, необитаемых островах и романтических целях
Денис КАМАЛЯГИН Денис КАМАЛЯГИН 13 февраля 2021, 21:30

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА

Как показал 2020 год, лучше чувствовать противный запах, чем не чувствовать запахов вообще. И в начале 2021 года на фоне протестных акций мы в России реально впервые за последние годы почувствовали запах. Давайте посмотрим на опросы: рейтинги «Единой России» по версии ФОМ и ВЦИОМ упали до минимума за последние 10 лет, а 40 процентов населения (уму непостижимо) считают, что Россия движется неверным путем.

Россияне впервые за 10 лет назвали протестные акции главным событием месяца, кто-то с позитивной точки зрения, кто-то с негативной – это совсем неважно. Население вовлечено в обсуждение протестов и политики. Протесты заставили пропагандистов не только упоминать Навального в каждой передаче – они были вынуждены отрабатывать именно его политическую повестку: его фильмы, его арест, его суды, инициативы его команды. Государственная машина отбивалась и отобьётся, но так подвинуться режиму пришлось впервые.

На всё, что сейчас происходит, надо смотреть со стороны внимательно, неторопливо и с холодной головой, большое видится на расстоянии. Последний год мы видим дичайшие действия следователей и полиции по фабрикации дел. Российская система деградирует стремительно и комплексно, особенно это заметно, пожалуй, с 2018 года. Силовые структуры превратились в карательный орган и параллельно с этим интеллектуально деградировали: в Пскове есть уже пачка резонансных дел, в которых следователи, например, банально не смогли провести оперативно-розыскные мероприятия.

Моё дело по одиночному пикету за Свету Прокопьеву так и не дошло до суда, потому что полицейские не поняли, что арестная статья предусматривает рассмотрение дела в суде в тот же день, и отпустили меня домой: этот ляп уже было не исправить, дело закрыли.

В последние недели «голыми королями» стали и уполномоченные по права человека и ребенка в Псковской области: конечно, от них никто ничего и не ждал, но в такие ключевые моменты происходит реальная девальвация персоны и должности. С февраля ни Дмитрий Шахов, ни Наталья Соколова в общественно-политическом смысле ничего из себя не представляют, морально обанкротив свои посты.

***

Почему мы в меньшей степени последние годы говорим и пишем о партийной жизни, я уже не раз говорил: партии как субъект политики фактически умерли после 2012 года, а уставной цели вести своеобразный мартиролог у СМИ нет – это, пожалуй, к работникам библиотек и архивов. Гораздо больше важных для нас тем – это дикое и бездумное освоение бюджета. Действия и бездействия силовиков с судами.

За политической дискуссией в «Яблоке», которая стала самым обсуждаемым событием недели (год назад ни за что в это бы не поверил) тоже надо наблюдать внимательно и со стороны. То, что произошло – возможно, лучшее, что было у партии на федеральном уровне лет за десять. Дискуссия, споры – это лучшее, что может быть у партии. Рассуждать о том, кто прав, бессмысленно: у этических задач не бывает точного решения.

Конечно, в нынешней системе власти такая дискуссия представляется как слабость. Чиновники, лидер которых так и не осмелился за 20 лет выйти на дебаты, не могут вообще понять, что такое дискуссия. Можно ли себе представить, что кто-то из единороссов написал письмо о неправоте Путина по поводу конституционной реформы? Да ни в жизнь. Возможно, для партии власти это и плюс. Но для государства – жирный минус.

Сама российская власть создала солдафонскую, военную структуру управления. Где все подчиняются друг другу, командир всегда прав, ни лишнего словечка. При этом от оппозиции, от независимых СМИ власть требует транспарентности, требует жизнь с вывернутыми карманами и открытым сердцем. Но «открытое сердце должно быть из стали»: для того, чтобы показывать свои слабости, ты должен быть особенно сильным.

Именно поэтому слова Явлинского неслись по стране таким эхом – очень хотелось и Кремлю, и пропаганде опять разделять и властвовать. Натравить на Явлинского раскочегаренных сторонников Навального ничего не стоило.

Я тоже не согласен с обстоятельствами времени и места высказывания Явлинского. Но при этом полностью разделяю цитату из Эвелин Холл: он вправе высказывать своё мнение. Он вправе даже манипулировать своими сторонниками, просто потому, что он политик. Ровным счетом его коллеги имели полное право и необходимость отвечать ему.

Ситуацию в сериале «Служба новостей», где главным критиком республиканцев был ведущий Уилл Макэвой, состоящий в партии республиканцев, я вообще считаю крутой.

Но дискуссия в партии был возвеличена до конфликта с помощью подстрекательства госпропаганды. Точно также в Пскове Льва Шлосберга провокационно «вынуждали» сгоряча отречься от Явлинского, однако он и так бы ответил.

Чья позиция ближе лично мне, не как человеку, который пишет про политику и который рад всем точкам зрения? Пожалуй, вторая. Я знаю, что многие люди, которые выходили на улицу в Пскове (как гражданин я бы хотел, чтобы их было больше), как и я, - совсем не поклонники Навального. Но видеть поражение за поражением, избиение гражданского общества со стороны властей (о какое поросячье ликование это вызывает у провластных СМИ, кои и есть сама власть) – вот это всё видеть люди устали. Устали чувствовать себя в тотальном, навязанном телевизором, меньшинстве.

Многие выходили под дубинки осознанно: вот это главное, что я бы ответил создателю партии демократов. На дворе 2021 год.

Человек, застрявший на необитаемом острове, сядет на любой корабль, который будет проплывать мимо него первым. Если протест сможет организовать КПРФ, я также буду считать это благом и мысленно поддержу его - по ряду причин, и это отдельная история.

Я не занимаюсь политикой, я пишу о политике. Навальный или Подвальный, Лысов или Кудряшов – мне, по большому счету всё равно: при правильно выстроенной системе власти вопросов «если не Путин, то кто», быть не должно. Он сам по себе идиотский: получается, человек так и не смог создать нормальную систему управления государством.

Для меня важно, чтобы власть была сменяема, до выборов допускались все, а в государстве работали основные механизмы: независимые суды, независимая прокуратура, независимые медиа. Остальное заработает.

***

В середине нулевых я шёл в профессию с романтичискими и детски утопическими целями помогать обществу, но за те годы, что я пишу, мою профессию государство почти убило, превратив в ушаты пропаганды. Ты должен либо быть пропагандистом, либо воевать с пропагандистами, сам отчасти становясь контрпропагандистом. Оставаться независимым можно, но это своеобразный «путь Явлинского».

Многие полицейские, которые стояли на протестных акциях в регионах (не животное стадо в Москве и Петербурге), приходили в профессию в начале нулевых, но и их профессию государство за эти годы превратили в обслугу. И я, и условный майор Давыдов, за все эти годы не освоили других профессий, мы больше ничего не умеем делать. И наши с ним коллеги в большинстве своём сегодня наносят вред нашей стране. И по моему субъективному мнению, исторически пропагандисты наносят гораздо больше вреда, чем полиция.

Я пытаюсь их понять. Потому что, как стало понятно по допросам, некоторые из них тоже пытаются понять тех, кто выходил на протестные акции. Им говорят, что люди выходят из-за денег - да что там, некоторые мои знакомые, в наличии мозгов у которых я не сомневаюсь, тоже считают, что участники акций выходят за деньги. 

 ***

Когда политики говорят, что не должно быть революций, насилия и крови, но при этом путинский режим нужно сменить, мы хотим услышать способ. Мы согласны, но способ? Какова вот эта минимальная цена, которую мы должны заплатить за сменяемость власти? Нам говорят – выборы, честные выборы. Однако в сегодняшней России это не причина будущих изменений – это как раз то, что должно вернуться в результате изменений. В итоге протестная часть общества не слышит вменяемого ответа от лидеров оппозиции.

Россию «потеряли» те лидеры общественного мнения, чиновники и оппозиционные политики, которые были у руля в конце 90-х. Винить в неудачах оппозиции нужно в первую и во вторую очередь их – Зюганова, Жириновского, Явлинского, вписавшегося в систему Кириенко и других чиновников.

На региональном уровне победы есть – и у КПРФ, и ЛДПР, и у «Яблока», но поменять страну вот так снизу – наверное, это могло быть возможным в 2005-м, но не в 2020-м. Локальные сообщества, как показал Хабаровск, не способны дожать Кремль, для этого лидер партии ЛДПР должен был, по идее, выводить конфликт на всероссийский уровень. Но – опять мы натыкаемся на «но» и фактически предательство со стороны аппарата федеральных партий, которых всё устраивает.

Концовки у этой колонки, как и у протестов, не будет. Всё впереди.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  926
Оценок:  36
Средний балл:  9