Статья опубликована в №24 (796) от 22 июня-28 июня 2016
Культура

Своя Пальмира

Усадьба Строгановых в Волышово Псковской области продолжает стабильно разваливаться
Павел ДМИТРИЕВ Павел ДМИТРИЕВ 27 июня 2016, 13:55
Своя Пальмира

Самая богатая провинциальная усадьба России под Порховом всё больше напоминает районную уборную: в графском доме вместо паркетов и позолоты пустые пачки из-под чипсов и пивные бутылки. Местные жители уже без надежды говорят о том, как усадьба могла бы быть «витриной России»: несколько строений здесь держаться только из-за соседства с конным заводом. Способ же восстановить усадьбу Строгановых уже через семь лет существует: только в Подмосковье за последние три года «в работу» пошли 28 усадеб.

Варвары

Парадное крыльцо графского дома в Волышово легко не заметить: со стороны оно походит на газон, сама дверь и окна забиты досками. Парк зарос, большинство строений - наполовину груда камней, графский дворец, несмотря на обилие туристов, скорее пугает возможность провалиться в одну из дыр в перекрытиях. Лестница из итальянского мрамора ведёт на площадку и дальше в дом. Свет в конце коридора выводит на балкон, с которого видно, что дому ещё повезло, от других построек остались полуразрушенные стены. В нормальном состоянии только бывшая контора и конюшня: всё это заслуга конного завода.

«Это была и сейчас осталась контора конного завода «Псковский». Он в хорошем состоянии в отличие от усадьбы: 100 голов вместе с жеребятами. Продаём их, покупают частники, девчонки молодые для себя, для удовольствия, как прогулочную лошадь. Покупают и из Пскова, но в основном Петербург и Ленинградская область, в Москву и Подмосковье. На заводе есть крупный рогатый скот, поголовье - около тысячи коров вместе со шлейфом», - расписывает облик сегодняшнего Волышово главный ветеринарный врач и зоотехник по коневодству Людмила Яковлева. Она видела усадьбу пригодной всего лишь для «косметической реставрации».

«Ещё в середине 1980-х годов имение Волышово поражало приезжего полнотой своей сохранности и той не прерванной традиционной жизнью, которая не покидала его до конца. Казалось, сравнительно небольшие усилия реставраторов и разумное финансирование работ по регенерации памятника приведут в самом скором времени к блестящему результату – к его полному музейному и хозяйственному возрождению. Волышово было в полушаге от того, чтобы навсегда стать культурной витриной России, её гордостью», - писала «ПГ» устами Юлия Селивёрстова в октябре 2010 года. Имение пощадили две мировые войны, несколько революций, но не наши современники. До восьмидесятых графский дом «охраняли» дети: здесь располагалась школа, которую в 1986 году перенесли во временное здание, чтобы отремонтировать кровлю дома. Уже через год значительный урон парку нанёс ураган, а в 90-е о Волышово будто забыли.

«Мы – варвары», - считает главный ветврач и зоотехник конезавода в Волышово Елена Яковлева. Фото: Павел Дмитриев.

«Мы – варвары, ведь разрушили это всё мы, не кто-то со стороны пришёл, - возмущается Людмила Яковлева. - Когда школа переехала, мы туда влезли, стали отдирать полы, стояки, лепнину, лестницу поднимать мраморную, а она привезена с Италии. Кованую решётку содрали. Мы – вандалы, самые настоящие, не можем ценить эту красоту, наше прошлое».

Местные активисты – единственная надежда старинного имения: за 30 лет, что усадьба разрушается, власть имущие ограничивались словами. Губернатор Андрей Турчак в 2009 году предложил законсервировать усадьбу Строгановых - конечно, «временно». Глава Порховского района Виктор Степанов выражал надежду, что «точка невозврата» для дворца ещё не пройдена. В 2014 году в Пскове собрался круглый стол, на котором председатель областного комитета по охране объектов культурного наследия Елена Яковлева заявляла, что решать вопрос с усадьбой нужно как можно быстрее: «Скоро говорить будет не то что некогда, а не о чем». Заместитель руководителя территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Псковской области Олеся Жарикова рассказала, что памятник в собственности РФ. Говоря о возможном восстановлении усадьбы, участники круглого стола указывали лишь на одну возможность: найти инвестора. На собрании выступили студентки Санкт-Петербургского архитектурно-строительного университета, которые презентовали свой проект использования усадьбы. «В ходе исследования впервые были разработаны границы зон охраны, новое функциональное зонирование, представлены основные точки роста, - сообщала Псковская Лента Новостей. - Девушки предлагают организовать на территории усадебного ансамбля конно-спортивный, образовательный комплексы и центр развития туризма с организацией новой входной зоны, чтобы для посетителей сразу открывался живописный вид на усадьбу. Образовательный комплекс предполагает работу с местными и приезжими детьми, развитие иппотерапии, ремесленной школы, в том числе и для детей с ограниченными возможностями. Центральную часть усадьбы, согласно проекту, предлагается музеефицировать». Финансовая часть вопроса, правда, была в проекте не проработана.

Вишенка на торте

Идея привлекать к восстановлению дореволюционных усадеб инвесторов характерна не только для нашего региона. Более того, в некоторых областях спонсоров успешно находят, не пытаясь решить за них, как использовать отреставрированный объект. Например, в Московской области с ноября 2013 года действует программа «Усадьбы Подмосковья», которую местные чиновники называют «Рубль за метр». «Областные» и муниципальные усадьбы передаются инвесторам в аренду на 49 лет с особыми условиями: за семь лет новые хозяева должны полностью восстановить объект, затем они могут использовать его в любых целях, арендная плата для них при этом устанавливается символическая – рубль за квадратный метр.

«Мы работаем не только с нашими усадьбами, с муниципальными, но буквально на днях мы попросили Росимущество, как представителя собственника РФ, передать в нашу собственность первые 10 усадеб, таким образом, чтобы мы включили их в эту программу с тем, чтобы они также нашли своего хозяина, который готов вложить очень серьезные средства, чтобы вдохнуть жизнь в этот уникальный исторический памятник и на его базе развивать рекреационный бизнес», - рассказывал телеканалу «360 Подмосковье» заместитель председателя правительства Московской области Александр Чупраков.

«Программа действительно очень эффективная, действует она с ноября 2013 года, когда была передана первая усадьба – Аигиных в Пушкинском районе Московской области. Уже через два года усадьба была полностью отреставрирована и принята нами по акту выполненных работ. Всего с ноября 2013 по апрель 2016 года передано 28 усадеб по этой программе, - рассказала «ПГ» начальник Главного управления культурного наследия Московской области Валерия Березовская. - О каких-то глобальных выводах говорить ещё рано. Усадьбы передаются с условием реставрации в течение семи лет. Первые два года – это, как правило, разработка научно-проектной документации, остальное время – производство работ. У кого средства позволяют, делают это быстрее, как по усадьбе Аигиных, у кого-то этот период будет растянут на все семь лет. Только после полной реставрации пользователю устанавливается арендная плата один рубль за квадратный метр в год. До этого он платит ту аренду, которая была установлена условиями конкурса».

Реализация подобной программы назревала здесь давно: в Подмосковье 320 усадеб, 46 из них в крайне неудовлетворительном состоянии, 28 из которых как раз и восстанавливаются инвесторами. «Условием передачи в аренду по этой программе является крайне неудовлетворительной состояние усадьбы. Составляется акт о признании объекта неудовлетворительным, и только после этого он может рассматриваться в этой программе», - уточняет Валерия Березовская. На сегодняшний момент в стадии близкой готовности ещё две усадьбы, которые были переданы арендаторам муниципальными образованиями. Цели инвесторов чиновников интересуют постольку поскольку. Например, в усадьбе Аигиных теперь элитный отель с номерами за 500-1000 долларов за ночь.

«В аренду усадьбы берут абсолютно разные люди. У нас известная кампания ASG взяла девять усадеб в аренду. Их цель – развитие туристического бизнеса на территории Подмосковья. Это кольцо усадеб вокруг Москвы, которые они планируют соединять с другими известными объектами и усадебными комплексами Подмосковья, развивая тем самым туристические маршруты, внутренний туризм. Так называемый туристический кластер «Подмосковье». В данном случае усадьба выступает «вишенкой на торте»: привлечение туристов к историческим местам, зданиям, архитектуре, интерьерам, истории владельцев и жителей усадьбы. А уже вокруг охраняемой зоны, не затрагивая территорию памятника, будет развиваться и агротуризм, и спа-туризм – различные виды туристической направленности. Кто-то под гостиничный бизнес берёт, кто-то под развитие культурных образовательных центров. Мы не против любого вида использования усадеб, главное, чтобы она жила, была отреставрирована, туда приезжали бы люди и видели её. Это рабочие места для людей, потому что усадьбы находятся и в сельской местности: много плюсов у программы», - считает Валерия Березовская.

Вместо Пальмиры

Попытки найти инвесторов не оставляют и в Волышово. Четырежды сюда приезжала баронесса Элен де Людингаузен – единственная, кто представляет сегодня старинный род Строгановых. «В 1991 году она привезла с собой трёх богатых людей – немца, француза и американца, с надеждой, что наши власти отдадут всё это великолепие и 200 гектаров земли для игры в гольф. Но те сказали: «Аренда на 49 лет». Они дружно раскланялись и уехали, - вспоминает Людмила Яковлева. - В 2006 году она подошла ко мне и сказала, что нужно обратиться к местным властям. «Элен, это бесполезно, обращались, писали», - отвечаю. Она объяснила, что в 1991 году здесь всё было ещё в нормальном состоянии: «Но они ответили, что аренда на 49 лет. А почему я должна брать в аренду то, что мне принадлежит по праву?». Это можно по-разному расценивать, но на этом она и уехала». В 2011 году француженка обращалась к губернатору Турчаку с предложением восстановить усадьбу с помощью французских инвесторов: дальше разговора не пошло.

Конному заводу помогала Ада Грызлова – супруга экс-председателя Госдумы РФ Бориса Грызлова. Но денег на весь памятник у неё не оказалось. В 90-е в усадьбу приезжало множество заинтересованных лиц: «Были и люди, утверждавшие, что они приближены к Кремлю, говорившие, что ногой дверь к Борису Ельцину открывают, но никто ничем нам не помог. В свою время обращались и к Шохину (Александр Шохин - президент Российского союза промышленников и предпринимателей – П.Д.), и к Батуриной (Елена Батурина – жена экс-мэра Москвы Юрия ЛужковаП.Д.) с просьбой обратить внимание на эту усадьбу, на это великолепие. К Батуриной обращались, как к самой богатой женщине России. Все ответили: и Шохин, и Ельцин. Но не Батурина: к ней даже дважды обращались», - объясняет Людмила Яковлева.

Парадное крыльцо графского дома усадьбы Строгановых в деревне Волышово Псковской области. Фото: Павел Дмитриев.

В 2014 году инвесторам чуть не стала Псковская епархия: наместник Псково-Печерского монастыря архимандрит Тихон Секретарёв приезжал в Волышово, но, как предполагает сотрудница завода, монастырь не рассчитал возможности и убедился на месте, что финансов у него не хватит. Наконец, пару лет назад здесь побывали два архитектора из Петербурга: они предложили восстановить хотя бы одно здание за свой счёт, но увидев «фронт работ», уехали. Людмила Яковлева дважды звонила на «Прямую линию» Владимиру Путину – оба раза безрезультатно.

«Есть специалисты, которые утверждали, что здесь можно всё восстановить, кто-то, что нужно всё стереть в лица земли и заново отстроить. Но хоть что-то же надо делать. Всё в ужасном состоянии, ухудшается очень быстро. Стоит где-то кровли протечь, начинает стенка осыпаться. Особенно интенсивно - южная сторона дворца, где бальный зал, бильярдная была, кабинет графа в плохом состоянии. Домик управляющего в готическом стиле был – тоже южной стороны с башенками практически нет: рухнул, как и домик наездника. Столовую только заново можно сделать, домик графини в таком же состоянии. Конюшня и манеж остались, манеж брались реставрировать – средств не хватило. Кровля протекает и в конюшне: года три там проживём – не знаю, как дальше будет. Жалко: я не местный человек, приехала сюда по направлению в восьмидесятых, осталась здесь. Вы спросите местных: никто не знает ни историю, ни людей, которые здесь всё созидали. Мы сейчас будем в Израиль нашим мигрантам пенсию платить, а своим, зачем платить? Это парадокс: мы Сирию восстановим, Донбасс, Луганск - а здесь, зачем? Поэтому на пессимистической ноте я заканчиваю, считаю, что всё придёт в упадок, и мы будем созерцать руины. Это недалёкое будущее».

31 мая Елена Яковлева отметила в разговоре с «Псковской лентой новостей», что считает актуальным предложение министра культуры РФ Владимира Мединского по разработке программы приватизации разрушенных памятников. «Это не первая попытка решить проблему, и в этот раз министр очень осторожно говорит о том, что программа будет постепенной, неторопливой, но, думаю, что это единственная возможность решить вопрос сохранения объектов культурного наследия. Для Псковской области это предложение очень актуально», - подчеркнула Яковлева, приведя в пример, в том числе и Волышово. В 2015 году по инициативе Минкультуры был принят ряд законодательных поправок, позволяющих как сдавать в аренду, так и продавать с обременением памятники из казны, однако «правоприменительная практика равна нулю, Росимущество не продвигает эту тему», - пояснял Мединский. Министр считает, что ситуации изменится в связи со сменой руководства Росимущества: возглавлявшая структуру Ольга Дергунова покинула свою должность в апреле этого года.

 

 

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  1224
Оценок:  6
Средний балл:  10