Статья опубликована в №10 (10) от 19 октября-25 октября 2000
Общество

Учителей лишают надежды

 Ася ЗАМАРАЕВА. 19 октября 2000, 00:00

КОНФЛИКТ

Не так давно, с февраля 1996 года, благодаря принятому на федеральном уровне закону, учительская пенсия по выслуге лет (за двадцать пять лет педагогического стажа) стала выплачиваться независимо от того, продолжает ли человек работать в школе или уже ушел на иные хлеба. Учителя, получающие зарплату много меньше прожиточного минимума, вынужденные считать каждую копейку и не имеющие возможности покупать методическую литературу, этому обрадовались. В педагогической среде появилась шутка: тому, кто простоял у классной доски более двадцати пяти лет, лечение нервной системы обеспечивает Пенсионный фонд РФ. Оказалось однако, что обеспечивает не всем.

Летом этого года троим учителям, преподающим в Псковском педагогическом комплексе, было отказано в начислении пенсий по выслуге лет. Причина: до 20 июня 2000 года муниципальное образовательное учреждение «Центр образования «Псковский педагогический комплекс» именовалось муниципальным образовательным учреждением «Школа-гимназия «Псковский педагогический комплекс», а в списке учреждений образования, педагогическая деятельность работников которых дает им право на пенсию по выслуге лет, такого наименования не значится.

Чем учитель не педагог?

В отделении Пенсионного фонда РФ по Псковской области разводят руками: мы, мол, еще в 1996 году предупреждали администрацию ППК, что надо привести название учреждения в соответствие с перечнем, представленным нам Министерством образования.

С 1992 года ППК имел статус педагогического комплекса, с 1995 года, в соответствии с полученной аттестацией, был школой-гимназией, а в июне 2000-го года, после очередной аттестации, стал называться центром образования. Школы, гимназии и центры образования в реестре есть, а школ-гимназий – нет. Значит, период с 1992 по июнь 2000 года не может засчитываться для преподавателей ППК в качестве педагогического стажа, и перспектива получения ими пенсии по выслуге лет отодвигается на восемь лет от того момента, на который каждый из них рассчитывал. Или на пять лет (с 1995 по 2000 год), это уж как управление социальной защиты, начисляющее пенсии, будет считать.

Самым удивительным в этой истории оказалось, что существует возможность разночтения документов, регламентирующих действия органов социальной защиты и Пенсионного фонда. А еще, что проблема, обозначившаяся несколько лет назад, выявилась во всем своем безобразии только сейчас: всем педагогам ППК, кто оформил документы на получение пенсии по выслуге лет на несколько месяцев раньше, пенсии были благополучно начислены. В результате ситуация в ППК сложилась на грани абсурда: одни учителя получают пенсии, а их менее удачливые коллеги должны ждать своих денег невыясненное число лет.

По одной льготе в одни руки?

В отделении Пенсионного фонда по Псковской области (управляющая Е.В. Бибикова и ее заместитель Н.С. Самсонова) и Управлении социальной защиты г. Пскова (начальник – Е. И. Миничева) меня успокоили: учителя ППК не обижены, они и так льготу имеют – 15-процентную надбавку к окладу, положенную педагогам гимназий, потому, мол, и название в свое время менять не захотели. А пенсия за выслугу лет – это тоже как льгота, которая начисляется, чтобы компенсировать трудности педагогического труда там, где не предусмотрены никакие иные надбавки. Закона, в котором прописан принцип «одна льгота - в одни руки», нет, но это правило – вполне логичная методика, которая применяется при определении пенсий на всех уровнях власти.

В Псковском педагогическом комплексе работают триста двадцать шесть педагогов. Работают на четырех разных отделениях: гимназическом, общеобразовательном, искусств и индивидуального развития. Надбавку получают только работающие в гимназии. По признанию директора ППК Л. А. Николаевой, отрабатывают ее с лихвой: проводят семинары, дополнительные занятия, научно-практические конференции, готовят олимпиады. Нагрузок у учителей других отделений тоже хватает: у всех свои особенности работы, коллектив в постоянном поиске. И при этом свое право считаться педагогами они, получается, должны доказывать в суде.

Что же касается упрямства (как трактуется в отдельных инстанциях несогласие переименовать ППК во что-нибудь, соответствующее перечню министерства образования), то изменение названий комплекса каждый раз было обусловлено его аттестациями и соответствием содержанию образовательного процесса. Учителя объясняют, что странно было бы переименовывать школу, в которой есть как гимназические, так и классы индивидуального развития, в просто школу или просто гимназию.

Немного арифметики. Те, кто закончил пединститут в 22 (как минимум) года и посвятил работе в школе всю жизнь, имеет 25-летнюю выслугу к 47 годам. А если учесть еще 8 лет (незасчитываемой как педагогический стаж выслуги) – то аж к 55 годам, то есть – к пенсионному возрасту (если помнить, что в подавляющем большинстве учителя – женщины). Получается, что учителям ППК впору забыть о подарке государства в виде денежной компенсации за педагогический подвиг (иначе учительский труд в современной, обремененной проблемами, недофинансированием, школе и назвать трудно).

Зачем экстренные меры?

Для того, чтобы получить причитающиеся им пособия, учителя вынуждены обращаться в суд и доказывать, что они – учителя. Каким образом избавить их от этого унижения и компенсировать издержки? В ходе интенсивных трехсторонних совещаний с участием представителей управления образования, органов социальной защиты области и города и отделения Пенсионного фонда РФ появилась… пока только идея компенсировать учительские пенсии по выслуге лет (их пока не слишком много) из местного бюджета. Пойдет ли администрация Пскова на создание такого прецедента? Вряд ли. Забота об учителях – выгодный имидж и политический капитал, но бюджет скуден и заставляет жить более чем экономно. Да и возникшую проблему такая постановка вопроса не решит, ведь если человек надумает переехать в другой город, система, созданная для него, рухнет, как карточный домик. Проблему нужно решать кардинально: добиться разрешения ситуации на уровне Министерства труда и социального развития РФ путем признания тождественности бывшего и нынешнего названий ППК. Но и на этом пути специалисты Пенсионного фонда, подготовившие соответствующее письмо, оптимистичных прогнозов не делают.

Любопытная деталь: в инструкции к перечню образовательных учреждений (там, где указаны названия учреждений, в которых работают педагоги: школа, гимназия, центр и т.д.) есть пояснение: «тип образовательного учреждения определяется по самому высокому уровню реализуемой им образовательной программы. Например, для так называемого учебно-воспитательного комплекса «начальная школа-сад» такой программой является начальная школа» и т.д. Получается, что школу-гимназию по перечню можно считать гимназией, а в перечне она есть.

А можно и не считать? Значит, вывод будем делать выборочно? И учителей педагогами будем признавать выборочно? А почему? В целях экономии госбюджета или ради интересов местной политической конъюнктуры?

Слишком много вопросов поставил конфликт в ППК. А если государство захочет поддержать по той же схеме, что и педагогов, к примеру, врачей? И те, кто долгие годы работал в военном госпитале, в иммуно-диагностическом центре или в ином медучреждении с нестандартным названием, окажутся обойденными и будут вынуждены тоже доказывать свою профпригодность в суде? И из таких «кирпичиков» абсурда мы собираемся строить разумное и справедливое общество?

Ася ЗАМАРАЕВА.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  4635
Оценок:  7
Средний балл:  8.3