Статья опубликована в №10 (10) от 19 октября-25 октября 2000
Экономика

На российско-белорусской границе зажегся светофор

 Жанна ЛОСЕВА. 19 октября 2000, 00:00

СОСЕДИ

- Миленький, пожалейте мою старость. Ведь руки-ноги трясутся. Не возвращаться же обратно, двести километров проехали. Ну, простите нас, забыли паспорт, так другие документы все есть. Помогите. Детенку картошку везем в Псков, да яблоки, да закатки…

- Сожалею, но закон есть закон. Я должен внести паспортные данные в удостоверение временного ввоза. Придется вернуться в Белоруссию.

- Миленький, ну, пожалуйста, пропустите…

Такими диалогами начинается каждая рабочая смена на самом крупном в Великолукской таможне пункте принятия уведомлений (ППУ) «Невельский», через который проходит основной транспортный поток из Белоруссии.

Регистрация, которую не ждали

Новый порядок пересечения российско-белорусской границы стал, как водится, неожиданностью для большинства граждан, особенно тех, кто не воспринимает таможенную границу всерьез. Полторы-две тысячи грузовых и легковых машин в неделю, за каждой из которых – частный случай, не всегда регламентированный нормативными документами, и как следствие – очереди, конфликты между водителями, необоснованные претензии к таможенникам, работающим круглосуточно и все же не справляющимся с таким объемом работы. Например, одной белорусской даме минут пятнадцать объясняли, что временная регистрация – бесплатна и обязательна и никаких прав человека не нарушает. Не поверила, развернулась и уехала, пообещав разобраться, почему российские таможенники нарушают положения Таможенного союза. Случаются ситуации и сложнее.

- Это машина отца. Он белорус, но живет сейчас во Владивостоке. Машину мне дал по доверенности. Я – россиянин. Почему же ты не даешь мне проехать в свою страну? Почему я должен машину отца растаможивать? И вообще, кто ты здесь? Какая граница?

- Никто не предлагает вам растаможивать машину. Согласно порядку регистрации, введенному письмом ГТК России и МВД РФ от 14 июля 2000 года, россияне не могут въезжать в Россию на машинах, переданных гражданами Белоруссии по доверенности. Ваш отец – гражданин Белоруссии. Вам придется вернуться.

- Да ты что? На меня документы оформляй! Кому они вообще нужны? Все годами ездят на белорусских машинах, и ни у кого проблем не возникает…

- Ничем помочь не могу. Я государственный служащий, исполняю свои обязанности.

Или такой случай. С российской стороны – грибы и ягоды. С белорусской – грибники и ягодники. Для того, чтобы не оформлять временный ввоз транспортных средств, белорусы оставляют машины на ППУ и пешком ведрами переносят то, что собирали в российских лесах. А когда-то клюква, например, была «стратегическим» продуктом. За право ее сбора белорусы платили таможенникам налог и получали лицензию.

С подписанием в январе 1995 года соглашения о Таможенном союзе между Российской Федерацией и Республикой Беларусь, статьей 6 которого отменялся контроль на общей границе государств при безусловном обеспечении надлежащего контроля на внешних границах, участники внешнеэкономической деятельности получили множество способов законно уклоняться от таможенных платежей. Например, гуманитарная помощь попадала под «условно начисленные платежи». Таможенное оформление таких «гуманитарных» грузов на миллионы долларов проводилось в полной мере, но перечислений от этого в бюджет не было никаких. Или еще один путь. В Республику Беларусь ввозится товар из третьих стран, проходит таможенное оформление на внешней границе союза по низким белорусским пошлинам, выпускается в свободное обращение в Белоруссии и затем бесконтрольно ввозится в Россию. За прошедшие с момента подписания соглашения о создании союза пять лет изменились реалии жизни. Изменилось и отношение к таможенной границе. Это повлекло за собой внесение изменений в государственные акты, в том числе и в постановление правительства РФ от 23 июня 1995 года, отменившее таможенный контроль и таможенное оформление российских, белорусских товаров и товаров, выпущенных в свободное обращение в Республике Беларусь. Последнее изменение было внесено постановлением правительства РФ от 22.08.2000 года № 619, предписывающим ГТК России разработать упрощенный порядок ввоза и вывоза декларированных товаров.

«Знал, что дело плохо. Но что настолько»…

Эти слова заместителя начальника Главного организационно-инспекторского управления Сергея Бульбы, назначенного руководителем рабочей группы, выражают общее мнение тех, кто впервые приезжает на российско-белорусскую таможенную границу.

- Как и предполагал председатель ГТК России Ванин, основываясь на данных совещания с начальниками таможен, картина, которая существует на самом деле, отличается от той, что представлял себе комитет. Действительность оторвана от того, что мы видим в документах. По всей видимости, для реализации постановления правительства РФ № 619 потребуется большая организационная работа. Придется вносить коррективы и в техническую оснащенность таможен, и в их оборудование. К сожалению, материальное обеспечение всей таможенной системы находится в сложном положении: финансирование есть, но оно не достаточно. Ожидать, что деньги польются рекой, едва ли стоит. А как перераспределить деньги, которые есть, наиболее рациональным образом, нужно срочно думать. Дать людям возможность работать в человеческих условиях необходимо в любом случае.

В 1998-1999 годах в структуре Великолукской таможни были сформированы четыре пункта принятия уведомлений - «Невельский», «Стайки», «Клиновое», «Дрозды», которые размещаются в помещениях бывших пунктов пропуска. На первый взгляд кажется, что ППУ обустроены неплохо. Большая заасфальтированная территория, несколько полос с возможностью разграничения транспортных потоков. На самом деле все здания и сооружения законсервированы пять лет назад. Сотрудники ППУ занимают одну-две комнаты, поскольку нет средств на новые здания и оборудование их мебелью и оргтехникой. Штат ППУ комплектуется за счет внутренних резервов, то есть из сотрудников других отделов таможни, которые командируются для службы на ППУ.

Что такое ППУ?

Ответ на это вопрос не так уж очевиден. Казалось бы, функции ППУ четко определены - принимать уведомления исключительно для подтверждения ввоза товаров и транспортных средств в Россию. Сложнее с юридическим статусом. Его у ППУ просто нет. Статья 8 Таможенного кодекса РФ перечисляет таможенные органы, осуществляющие таможенное дело и составляющие единую систему. Пункты приема уведомлений в ней не указаны. В чем же проблема, если они созданы только для осуществления предварительных операций, предшествующих основному таможенному оформлению? О каком статусе речь?

Дело в том, что в текущем ряду нормативных документов на ППУ возложены функции таможенного контроля, свойственные только пунктам пропуска, которые в Великолукской таможне были ликвидированы пять лет назад. Так, приказ ГТК России от 8 февраля 2000 года № 97 «Об утверждении инструкции об особенностях таможенного оформления и таможенного контроля отдельных товаров, ввозимых в РФ» обязывает, например, устанавливать сроки доставки товаров в таможню назначения, что является невозможным для ППУ, поскольку процедура доставки уже открыта и срок установлен на внешней границе Союза белорусскими таможенными органами. Или приказ ГТК России № 147, принятый в феврале этого года. Даже его название – «Об утверждении положения о предварительных операциях таможенного оформления в автомобильных пунктах пропуска» – не предполагает применения его положений на ППУ. Однако и его выполнение возложено на ППУ, несмотря на отсутствие зоны таможенного контроля, необходимых помещений и технологического оборудования. Такие же трудности возникли и с выполнением приказа ГТК России от 24 апреля № 343, предписывающего производить таможенное оформление и контроль товаров из третьих стран, выпущенных в свободное обращение в Республике Беларусь в местах пересечения границы, то есть на ППУ. Это физически невозможно, так как инфраструктура АПП – эстакады, досмотровые площадки, инвентарь, мебель, оргтехника и необходимое оборудование были частично демонтированы или перераспределены на другие объекты. Однако главная проблема с выполнением дополнительных функций ППУ не в этом. И даже не в том, что данные функции вообще на них возлагаются. А именно - в отсутствии юридического статуса ППУ, который бы позволял осуществлять поставленные задачи.

- Что такое ППУ? – почти риторически спрашивает начальник Великолукской таможни Сергей Викулов. – Для меня это постоянная головная боль, которую я получил сразу после назначения на эту должность. Честно говоря, я не ожидал, что проблема российской таможенной границы настолько актуальна и очевидна. Она проявляется уже в том, что, например, жители Великих Лук постоянно сталкиваются с белорусскими товарами, продуктами, автомашинами с белорусскими номерами, которых скоро станет больше, чем российских. При этом ни одного паспорта сделки по части белорусских товаров в нашей зоне деятельности не зарегистрировано. Значит, идет «черный нал», что ни для кого уже не секрет. Товарооборот между Россией и Белоруссией действительно велик, но контроля над ним нет. Великолукская таможня, казалось бы, внутренняя, в основном работает на ППУ и вроде бы осуществляет какой-то контроль. Почему вроде бы? Потому, что четкого понимания, какой это контроль и за чем именно, нет ни у кого. Даже на совещании, прошедшем недавно у председателя ГТК России, разобраться в этом не удалось. У нас сейчас находится рабочая группа специалистов ГТК России, что вселяет большие надежды на возможные перемены. Решение проблем я вижу прежде всего в создании отделов таможенного оформления (ОТО) на месте ППУ. Что это даст? Очень многое. Прежде всего – статус, необходимый для реального выполнения всех возложенных на таможню функций. Действия сотрудников на границе будут юридически защищены. Будут решены проблемы с применением приказов, о которых уже говорилось. Создание ОТО позволит сделать зону таможенного контроля на месте бывших пунктов пропуска, что очень актуально. Ведь на местах АПП, которые по-прежнему являются таможенной территорией, чего только не находится. Например, заправочная станция, владельцы которой не хотят покидать бойкое приграничное место. Мы не раз писали письма, пытались действовать через прокуратуру – не получается. А после создания зоны таможенного контроля мы будем иметь право завести дело о несоблюдении таможенных правил.

Вопрос российско-белорусской таможенной границы находится на контроле у председателя ГТК России. Это дает основания полагать, что будут приняты не половинчатые меры, а все необходимые: в части инфраструктуры и технического оснащения, деятельности ГУП «Ростэк», который должен заниматься эксплуатацией таможенных объектов, и, конечно, – работы личного состава. В ближайшее время предполагается определение штатной численности. Это даст возможность сотрудникам таможни выполнять именно свои функции, а не работать то у себя в отделе, то на ППУ, как в ссылке. Тогда уже можно будет говорить о профессиональной подготовке и личной ответственности за участок работы. Подписав контракт, сотрудник таможни должен знать, что он их отработает, а не гадать – сократят или не сократят.

www

Когда представители рабочей группы ГТК России, вселившей надежду в начальника Великолукской таможни Сергея Викулова, покидали пункт приема уведомлений «Дрозды», неожиданно загорелся сигнал светофора, бездействовавшего пять лет. Выглядело это жизнеутверждающе, несмотря на грустную фигуру великолукского таможенника, одиноко стоящего на российско-белорусской границе.

Жанна ЛОСЕВА.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  9197
Оценок:  7
Средний балл:  5.6