Статья опубликована в №4 (125) от 05 февраля-11 февраля 2003
Культура

Битва титанов: круг второй

  05 февраля 2003, 00:00

КИНО с Евгением Шацких

Джон Роналд Руэл Толкин
мог бы сказать Питеру Джексону:
«Очень неплохо для человека, который не читал книги»

На большом экране наконец-то появился самый долгожданный сиквел. Между выходом первой части киноверсии «Властелина колец» (The Lord of the Rings) и ее продолжением прошел ровно год. За это время вокруг второй серии образовался ажиотаж, который можно было бы назвать неслыханным, если бы речь не шла о фильме, для которого, задолго до завершения съемок, уже готовили постамент «самого-самого».

Однако в полной мере отнести «Две крепости» (The Two Towers) к категории сиквелов не представляется возможным. Это даже не вторая серия. Фильм является серединой огромной по протяженности единой ленты. И те, кто с таким нетерпением ожидал его премьеры, прекрасно знали об этом. Несмотря ни на что, по степени интереса к себе продолжение едва ли не превзошло предшествующее ему «Братство кольца» (The Fellowship of the Ring).

Известно, что материал для всех трех серий «Властелина колец» был отснят в Новой Зеландии в одно и то же время. Однако после выхода первого фильма, «Братство кольца», режиссером Питером Джексоном (Piter Jackson) было принято решение переснять отдельные эпизоды второй части, для чего вся съемочная группа была вновь вызвана в Новую Зеландию. Официальная версия, согласно которой режиссер изменил свое видение дальнейшей картины, проанализировав разнообразные зрительские отзывы, устроила не всех. В стане многочисленных скептиков немедленно зародилось подозрение, что такая оттяжка есть ни что иное, как хорошо рассчитанный коммерческий трюк.

Так или иначе, какие именно пожелания зрителей были учтены в процессе джексоновской корректировки, видимо, останется профессиональной тайной. Общее изменение атмосферы, продиктованное литературной основой сценария, никак не может быть отнесено к режиссерскому прогрессу. Сценаристы очень старались обойтись с первоисточником как нельзя более аккуратно, не посягая на слишком вольную трактовку. Отдельные линии были, впрочем, убраны. В том же, что касается общего развития сюжета, создатели фильма сохранили почтительную осторожность. Вторая часть в итоге превзошла первую в отношении подчеркнутой серьезности: мирных и уютных сюжетов почти не стало, а хоббиты несколько отошли на второй план вместе с веселенькими шуточками по поводу размеров.

К качественным изменениям стоит, в первую очередь, отнести увеличение степени зрелищности картины. В этом отношении добрую службу команде создателей сослужил давным-давно взятый Голливудом на вооружение спортивный принцип «Быстрее, выше, сильнее». Вторая часть кинотрилогии еще основательнее пропитана спецэффектами. Динамическое развитие сюжетной линии позволило сценаристам удвоить action-компоненты картины. А сорокапятиминутное финальное сражение, безусловно, будет названо самым грандиозным воплощением батальной сцены на киноэкране. То, что инструментом этого воплощения стала компьютерная анимация, а не искусство актеров и режиссера, вполне согласуется с общими кинематографическими тенденциями. Да и как по-другому может быть побит очередной «Гарри Поттер»? По-видимому, время Мэла Гибсона (Mel Gibson) и его «Храброго сердца» медленно, но верно уходит, уступая место цифровой схватке новых кинотитанов.

Наверняка, у искушенных зрителей при просмотре масштабной сцены сражения возникнет вопрос о технической грамотности команды создателей. «Две крепости», к сожалению, не смогут стать пособием по осадному делу. В этом отношении им далеко до той же «Плоти и крови» (Flesh and Blood, 1985 г.) Пола Верховена (Paul Verhoeven). Ну, да не будем придираться - Питеру Джексону такие неточности простительны, ведь до работы над «Властелином колец» он специализировался на низкобюджетных ужастиках («Страшилы» (The Frighteners) 1996 г., «Живой мертвец» (Dead Alive) 1992 г.).

И все же именно ему, малоизвестному новозеландскому режиссеру, досталась работа над эпохальной лентой с бюджетом в 270 миллионов долларов. Что, кстати, и определило место проведения съемок – именно Джексон предложил New Line работать в Новой Зеландии. Помимо подходящих ландшафтно-природных факторов, съемки там обходятся в два раза дешевле, чем в любом другом месте. Живописностью пейзажей «Две крепости» ничем не уступают первому фильму: обилие великолепных панорамных ракурсов, доведенных до совершенства в Photoshop’е.

Спецэффекты для «Властелина колец» создавались компанией WETA DIGITAL. Весь отснятый материал хранился в цифровом виде в огромной базе данных, что давало возможность динамически изменять любой эпизод фильма. Апогеем торжества компьютерных технологий стал целиком 3D-графический персонаж Голлум, по части эмоциональности оставивший далеко позади весь живой актерский состав фильма. Блестяще озвученный Энди Серкисом (Endy Sercis) в манере неожиданно удушенного кота, он вышел настолько колоритным, что почва под разговорами о замене в будущем обычных актеров на виртуальных стала выглядеть значительно тверже. Правда, в киноверсии Голлум значительно отличается от оригинального толкиновского героя: персонаж Джексона получился почти комическим.

Что и говорить, создатели «Двух башен» не смогли удержаться от типично голливудских юмористических приемов. В качестве классического «клоуна» был избран гном Гимли, сыгранный ставосьмидесятисантиметровым Джоном Рисом-Дэйвисом (John Rhys-Davies). Особенно уместны шутки и комические сцены во время финальной битвы. Не обошлось также без обязательного слезливого пафоса. Десятиминутный пространный монолог в самой концовке фильма, с непременной заключительной мыслью, наверняка, пришелся по вкусу самым рьяным поклонникам трилогии. Что поделать, момент истины в финале картины - это издержки американского производства, вместе с нескончаемыми стрелами в колчанах. Главное, что при всем при этом общее ощущение выражено в духе традиционного оптимизма - нет никакого сомнения, что главный герой в третьей части справится со своей задачей.

Перед премьерой фильма на Западе продажи книги подскочили на 500 процентов. Для большинства людей, которых прочитать ее сподвигнет киноэпопея Джексона, визуальные образы главных персонажей определены заранее. Сыгравший хоббита Фродо Элайджа Вуд (Elijah Wood), уменьшенный с помощью компьютерного приема искажения перспективы, постепенно отодвигает своим миниатюрным плечом Гарри Поттера с рекламных афиш. Именно между ними происходит второй раунд очередной битвы за кассовые сборы и владение умами людей. Назвать этот поединок равным нельзя.

У картины Джексона имеется неоспоримое преимущество – в 1997 году трилогию Толкина под рёв фанфар и барабанный бой признали главной книгой XX столетия. Соответственно, «Властелин колец» изначально планировался как самый ожидаемый кинопроект века. Так что второй раунд получился очень эффектным – тем более что «Две крепости» не выглядят «сериальным» продолжением первого фильма. Вспоминается язвительное выражение самого Толкина по поводу драматической постановки одной сказки: «очень неплохо для человека, который не читал книги». Мы надеемся, что эта цитата не покажется вам упреком в адрес режиссера. Что касается исполнителей главных ролей, Фродо - Элайджа Вуд в одном из многочисленных интервью признался, что читал трилогию не до конца. Арагорн - Вигго Мортенсен (Viggo Mortensen) только пролистал книгу. Наиболее же занимательно высказался Гимли - Джон Рис-Дэйви: «В чем фокус, я понял только тогда, когда принялся за нее снова. Постепенно до меня дошло, что эта книга — о крепкой мужской дружбе»…

Неудивительно, что спецэффекты классических шедевров жанра выглядят на фоне «Властелина колец» как генеральная репетиция. Интересно, предполагал ли такое развитие событий сам автор трилогии, когда в 1969 году отвязался от назойливых предложений, продав-таки права на экранизацию. Джон Роналд Руэл Толкин (John Ronald Ruel Tolkien) не питал особых симпатий в отношении кинематографа. Он вообще сторонился механической поступи прогресса. В доме оксфордского профессора никогда не было телевизора. Однако штука заключается в том, что фильм «Властелин колец» с его двухтысячной труппой и многомиллионными спецэффектами стал прежде всего шедевром кинематографического прогресса.

Сейчас, во времена гегемонии «Матрицы» и «Гарри Поттера», киноцеха Голливуда не могли не породить этот окончательный, краеугольный блокбастер. В том, что им стал именно «Властелин колец», одинаково присутствуют и закономерность и ирония. Влияние книги Толкина слишком велико, чтобы Голливуд мог его игнорировать, поэтому он просто принял его в лоно своей культурной «церкви». Несмотря на рассерженные реплики принявших все это близко к сердцу «толкинистов». Особо фанатично отдавшие себя делу мастера стремились предать картину анафеме хотя бы за то, что брюнета Боромира в «Братстве кольца» играл, видите ли, светлый Шон Бин (Sean Bean). Теперь, с тотальной популяризацией фильма, пользующаяся дурной славой, сравнимой со славой футбольных болельщиков, таинственная категория «толкинистов» автоматически попадает под многоваттные прожектора массовой культуры. Что само по себе является замечательной проверкой на прочность.

Глобалисты-идеологи уже празднуют победу фильма над ненавистным «Поттером», якобы знаменующую перевод стрелок массового сознания с иудео-христианской морали на древнеанглосаксонскую. Тем временем фигурки чародея Гэндальфа продаются в популярных американских закусочных Burger King по $1.99 за штуку. Ну как можно относиться к этому серьезно?

Массовое киношествие под названием «Властелин колец» продолжается, еще через год зрители смогут насладиться завершающей серией фильма века. Рекорды продаж вновь будут побиты, а тиражи пластмассовых хоббитов подскочат до небес. Вся эта шумиха становится все громче и забавнее. И все отчетливее видно, какое она имеет отношение к самому Толкину и его трилогии.

www

Показ фильма в кинотеатре «Победа» начинается 14 февраля

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2844
Оценок:  0
Средний балл:  0