Статья опубликована в №11 (132) от 26 марта-01 марта 2003
Общество

Российская народная буржуазия

 Игорь ЗИНАТУЛИН. 26 марта 2003, 00:00

занялась отбеливанием черно-белого российского капитализма

Реформа силового блока, с блеском реализованная на днях администрацией президента, лишний раз продемонстрировала широкой общественности, «кто в Доме хозяин». Силами чиновников Кремля расплывчатому облику федеральной службы безопасности были приданы вполне распознаваемые черты достопамятного КГБ. Проведенная «рокировочка» добавила сил президенту, силовикам и крупному бизнесу. Что делать, именно этому триумвирату принадлежит современная Россия.

Прощание с налоговой полицией, изрядно набившей оскомину российским олигархам, – еще одно тому подтверждение. Финансовый капитал российской буржуазии несет государственный корабль, как легкий незатейливый восточный пассат, по волнам экономической и политической действительности. Закрепившееся в обществе мнение о том, что схема властвования в стране со времен «совка» изменилась де-юре, но не де-факто, опирается на прочный фундамент, обрастающий день ото дня все новыми свидетельствами.

Вместе с тем подобный упрощенный взгляд на систему государственной власти грешит как минимум двумя недугами – поверхностностью и в определенной степени некомпетентностью.

Черно-белые вариации на тему «Кому принадлежит Родина» обязательно должны быть дополнены хотя бы несколькими цветами радуги для полноты картины. Поскольку слова и действия олигархов расцвечивают политическое поле в России сразу несколькими сочными, колоритными оттенками, с них мы и начнем.

Что думают воротилы российского капитала о происходящем в стране? Каков ландшафт российского общества с высоты неподдающегося точному подсчету богатства?

На эти вопросы, как впрочем и на многие другие в эксклюзивном выступлении на семинаре клуба региональной журналистики говорил Олег Киселев, один из родоначальников новой российской буржуазии, вице-президент Российского Союза Промышленников и Предпринимателей (РСПП), генеральный директор некоммерческого партнерства «Медиа-социум», обладающего контрольным пакетом акций небезызвестной россиянам телекомпании «ТВС».

Голая правда?

- Мы живем по Конституции, одним из авторов которой был ваш покорный слуга. Чего скрывать, когда ее писали, мы пользовались разными вариантами западных конституций, в частности, американским Биллем о правах. В действительности мы не создавали демократию, мы в нее играли. Но в свободу нельзя играть: либо она есть, либо ее вовсе нет. Нельзя говорить о том, что в этом месте больше свободы, а в том нет. Это чревато плохими последствиями, – монументально начал известный бизнесмен. Киселев говорил от лица всего крупного отечественного предпринимательства. «Мы изнасиловали Россию», «мы прозомбировали народ» – это были его слова, пугающие своей неотшлифованной откровенностью. В тот вечер г-н Киселев не жадничал на истину. Во всяком случае, по его собственным словам, разговор с журналистами должен быть предельно искренен:

- По своему опыту работы на ТВС знаю, что журналистам – либо все, либо ничего.

От лица собравшихся также хочется высказать г-ну Киселеву искреннюю признательность за откровенность, если тогда нам действительно было представлено пресловутое «все».

Мы не люди, а карманы

Говорили о многом. О президенте, о партии, о гражданском обществе, о Чечне, о деньгах, снова о деньгах. Прежде всего, о деньгах. О больших деньгах. Очень, очень больших деньгах. О том, как они появились на руках ограниченного контингента жителей огромной страны и как они сформировали жизнь бедного большинства. Это была редкостная по достоверности история формирования российской олигархии в интерпретации человека, видевшего этот волнительный процесс изнутри.

- Что подтолкнуло нас тогда, что заставило проявить себя в этой стезе? Наверное, это было вдруг открывшееся ощущение свободы, возможность чувствовать, что все в твоих руках. Непередаваемая предпринимательская романтика. Мы считали, что можно с помощью этого кооперативного движения решить то огромное количество проблем, которое мы не могли решить, работая в государственных институтах, потому что над нами сидели, довлели и т. д. Мы тогда свято верили, что достаточно нашей частной инициативы, свободы реализации и все пойдет хорошо. Это было чудесное время, одно из лучших, пережитых мною в жизни. Оно продолжалось фактически до 90-х годов.

При этих словах глаза Олега Киселева горели так, как, наверное, горели они у автора прославленной «Чайки» – Ричарда Баха – в момент ее написания. «Лети, лети, все выше и выше, и выше…» Именно так бизнесмены-первопроходцы сначала и летали, по их собственным словам.

Олег Киселев всецело разделяет точку зрения многих российских предпринимателей на их ключевую роль в жизни общества. По его мнению, общество живет нормально, когда каждый его член удовлетворяет свои эгоистичные интересы. Хорошо каждому – хорошо всем.

Потенциальным локомотивом общества на пути развития рынка могут стать только предприниматели, социально гиперактивные люди, в чьи души, сердца и умы предпринимательский дух был вложен с детства:

- Таких людей очень немного. Порядка 4-5 процентов от общего числа, - подсчитал олигарх.

Краеугольным камнем любой экономической системы Киселев видит частную собственность:

- Частная собственность – это врожденный инстинкт, органически свойственный любому индивиду.

У нас до сих пор нет уважения к частной собственности. А отрицание ее приводит к разрушительным последствиям.

В продолжение развернувшейся глобальной темы отечественной предпринимательской ментальности гендиректор «Медиа-социума» привел свое видение стратификации российского общества.

- Я абсолютно убежден, и могу доказать это на пальцах, что в России сосуществуют два мира: один мир – созидательный, другой мир – созерцательный Есть люди с огромным созидательным потенциалом. Есть люди с созерцательным, восточным взглядом на жизнь.

Ты помнишь, как все начиналось

Отправной точкой взлета современных олигархов стал закон о кооперации от 1988 года.

- Новая экономическая политика в стране, кооперация, авантюризм привлекли в основном людей из научной среды. Вы знаете, что Борис Березовский был талантливым математиком, Каха Бендукидзе – микробиологом, Миша Ходорковский занимался химией. Сам я долгое время был заместителем директора академического института химической физики. Мы потеряли в общественном мнении. Со мной перестали здороваться мои коллеги по цеху.

Сменив белые халаты и распрощавшись с товарищами по НИИ охваченные страстью к свободе и финансовой независимости бывшие ученые вдруг начали очень неплохо зарабатывать. Как им это удалось?

В 1991 году к власти приходит громоздкий уральский демократ Борис Ельцин. Время свободных цен и свободной конкуренции уже не за горами.

- Должен вам сказать, что 99% моих коллег, конечно, были по эту сторону баррикады. То есть они были на стороне Белого Дома. Кто-то присутствовал там лично. Сейчас все говорят, что они сражались за Родину, грудью закрывали Ельцина. Я честно скажу, что я ничего не закрывал. Максимальной смелости у меня хватило возить туда деньги и продукты. И быстренько оттуда уезжать, потому что было страшно.

Партийный колосс КПСС вскоре развалился. По признанию олигархов, такого быстрого развития событий не ожидал никто. Еще в меньшей степени бизнесмены ожидали следующего бесценного «подарка судьбы» – «шоковой терапии» Егора Гайдара.

- В первоначальный период перестройки было принято сразу несколько законов, позволивших небольшому количеству людей действительно сказочно разбогатеть. Это были законы о свободе внешней торговли, о банковской деятельности и либерализации цен. Не знаю, мог ли тогда Гайдар просчитать все последствия выработанных правительством законопроектов, но случилось то, что случилось.

Олег Киселев говорил о ситуации, когда, в условиях бешеной инфляции, предприимчивые бизнесмены закупали в России сырье в рублях, продавали его за доллары на Запад. Тем временем уровень цен в родной стране снова «скакал» вверх. Все шло по новому кругу.

- Чтобы вы понимали, с рентабельностью меньше 200-300% никто в то время не связывался. Одновременно была дана возможность делать банки, и тогда капиталы, которые поступали от торговли сырьем, стали концентрироваться в банках, – открывал глаза журналистам г-н Киселев.

Так неожиданно в России появилась группа людей, сосредоточивших в своих ученых руках крупные финансовые ресурсы. Настолько крупные, что право обладания ими позволяло бизнесу определять правила игры не только в национальной экономике, но и в политике. Так возник «Менатеп» Ходорковского, так же создавался «Альфа-банк» самого Киселева.

Нежданно-негаданно…

Все так же, как снег на голову, явилась другого рода манна небесная - приватизация.

- Мы скупали ваучеры методом «ковровой приватизации», – поделился приятными воспоминаниями г-н Киселев. – Это значит, что по типу тотальной бомбардировки мы приобретали акции всех без исключения предприятий, не придавая особого значения их экономическим показателям и специфике деятельности.

Так, за бесценок, за деньги, заработанные на спекуляциях, нарождающиеся олигархи становились обладателями целых городов-заводов с сотнями тысяч жителей.

- Помнится, таким способом купил я контрольный пакет акций одного из крупнейших заводов Омска. Приехал на предприятие и отправляюсь к директору. А он подвел меня к окну в заводоуправлении, из которого до самого горизонта были видны огромные цеха и говорит: «Видишь, это завод, это люди, а то, что у тебя в кармане – несчастная бумажка, ровным счетом ничего не значащая...» Такой вот «передел собственности». По началу было действительно тяжело. На предприятиях развернулась настоящая борьба за власть. Люди не понимали, как можно так просто взять и выкупить весь завод, – поделился поучительным опытом президент «Медиа-социума».

Об этической стороне проблемы распродажи государственного имущества г-н Киселев высказался предельно образно. По его словам, среди нынешних владельцев фабрик, заводов и пароходов нет черных или белых. «Все мы черно-белые, чего греха таить, как зебры», – изрек Олег Киселев.

Когда олигархи, наконец, удовлетворили свои первые нешуточные аппетиты, они стали разбираться с тем, что у них есть. При подсчете выяснилось, что отныне антрепренеры контролируют значительную часть экономики страны.

- С тех пор, конечно же, началась совсем другая игра, – сказал гендиректор «Медиа-социума» и задумчиво почесал переносицу.

Темные лошадки

Без сомнения, самым темным периодом в олигархической истории России г-н Киселев считает период залоговых аукционов и «красных директоров». В то время родился класс не просто богатых людей, а супер-богатых магнатов, в чьих руках оказались судьбы целых регионов России.

- Именно тогда зародилась российская олигархия. Я называю этот период «просвещенным феодализмом», потому что страна фактически была поделена на отдельные лоскутки. Мне думается, в те годы существовала реальная угроза распада державы. Каждая олигархическая империя обладала всем набором необходимых атрибутов, чтобы назвать ее государством в государстве – банки, промышленность, свои «министерства» и даже собственные армии, способные составить конкуренцию государственным вооруженным силам. Так мы и жили, – каждый качал нефть, продавал металл (для справки: Олег Киселев долгое время был председателем совета директоров холдинга «Металлоинвест»), наращивал свои мышцы, беспрестанно готовился отстаивать свою долю в бизнесе.

Капиталистический дарвинизм

Не известно, до какой величины нарастили бы воротилы российского бизнеса свои долларовые бицепсы, не случись в августе 1998 года дефолт. Как сильно ударил он тогда по позициям предпринимателей.

- Однако кризис, по моему мнению, сыграл положительную роль для нашего бизнеса. Мы отстранились от государственной власти, потому что сосредоточили все усилия на спасении своего дела, – сказал Олег Киселев, - Мы вдруг стали задаваться вопросами, насколько эффективно мы работаем, можем ли конкурировать на мировом рынке, способны ли выжить, выдержать жесткую конкуренцию.

Суд рыночной экономики свершился – лучшие остались на плаву, слабые утонули. Произошел естественный отбор, спасший русский капитал от крайней неэффективности, а народ – от чрезмерного влияния олигархов на политический процесс. И влияние это было вправду тяжеловесным.

- Вина наша в том, что мы не придумали на выборах 1996 года достойную альтернативу Ельцину и просто навязали его стране (! – авт.). Мы изнасиловали страну путем зомбирования людей, хирургического вмешательства в общественное сознание. Мы отняли тогда у людей самую главную свободу – свободу выбора…

По мнению Олега Киселева, сейчас в России нет даже подобия истинной демократии.

- Те партии, что у нас есть сейчас, – такое убожество. Подобная политическая система может привести нас к очередному кризису. У нас не сложился, не сформировался, не вызрел общественный демократический маятник. Знаете, как на Западе, консерваторы затягивают гайки, а приходящие им на смену социал-демократы расфукивают заработанное, дальше по новой. Народ у нас все еще не готов превратиться в граждан.

Что сейчас?

Сегодня российскому бизнесу живется не слишком сладко и не слишком горько. Появление на политической карте «равноудаленного от всех» Владимира Путина откровенно отодвинуло олигархов в тень. Но…не всех. Олег Киселев, например, как и многие другие современные российские бизнесмены, не слишком верит в принцип равноудаленности президента и в ликвидацию околопрезидентской Семьи. Хотя говорит об этом очень сдержанно и корректно. В качестве примера президент «Медиа-социума» привел недавний скандал вокруг «Роснефти» и «отложенный кризис» в виде готовящейся Пенсионной реформы.

- Какие идеалы защищает наш президент? Я должен с сожалением сказать, что он в первую очередь защищает интересы государства. Казалось бы, что тут странного, если президент защищает интересы государства? Но вслушайтесь, «защищает интересы государства» – а не Человека. Понимаете, мы так сильно привыкли жить в этой пирамиде, наверху которой стоит государство, ниже общество, на самом дне человек. Отсюда все и следует, отсюда и интересы государственного Пенсионного фонда. Михаил Зурабов (председатель Пенсионного фонда РФ – авт.) – это еще одна тема, которая меня беспокоит. Миша Зурабов вышел из нашей, извините, конюшни, нашей песочницы. Сегодня его узнать нельзя. Он стоит на защите государственных интересов. Понимая их сугубо так, как требует от него высшая политическая власть. Но неправильное это, на мой взгляд, понимание. Неправильное. Потому что так же неправильно президенту бороться за интересы государственной «Роснефти», – сетует г-н Киселев вместе со всем российским частным бизнесом.

Тем временем крупный бизнес по-прежнему лоббирует свои интересы во властных структурах. Союз Промышленников и Предпринимателей неуклонно набирает политический вес и, похоже, готовится стать реальным рупором российской буржуазии.

Принесет ли продолжающаяся политическая консолидация капиталистов пользу российскому обществу? Ответ положителен, если будут соблюдены несколько принципиально важных условий. Если в экономике страны будет сильная конкуренция. Если власть не будет полюбовно играть с бизнесом, а станет вести с ним конструктивный диалог. И, наконец, если сами черно-белые от рождения бизнесмены хотя бы начнут отмывать свои темные полосы и станут работать в духе прозрачности и предсказуемости. Тогда страна сделает еще один существенный шаг на пути к тем долгожданным временам, когда Россия будет принадлежать не «могучей кучке» чиновников и олигархов, а свободным, независимым гражданам.

Во всяком случае, именно так думает и этого желает само «просвещенное» российское предпринимательство. Но в отличие от монополий на народное богатство, монополию на истину им никто не продавал. Народ пока безмолвствует, но счастлив ли народ?

Игорь ЗИНАТУЛИН.
Москва-Псков.
Коллаж: Анатолий Сергеев

На фото: Олег Киселев

Информация для подготовки данного материала получена на семинаре Клуба региональной журналистики «Из первых уст», организованного региональной общественной организацией «Открытая Россия».

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2842
Оценок:  0
Средний балл:  0