Статья опубликована в №13 (183) от 07 апреля-14 апреля 2004
Общество

«В одиночку мы бессильны и слабы…»

Профсоюзы, как и сто лет назад, призывают бороться за свои трудовые права
 Светлана ПРОКОПЬЕВА 07 апреля 2004, 00:00

Профсоюзы, как и сто лет назад, призывают бороться за свои трудовые права

«Сила рабочего в единении; в одиночку мы бессильны и слабы. Поэтому мы должны объединиться в союзы для борьбы за наше общее рабочее дело».
Из псковской рабочей листовки от 1 декабря 1905 г.

Человеку, вступившему в трудовые отношения уже после распада Советского Союза, словосоченание «профсоюзное членство» мало о чем говорит. Лично я впервые всерьез задумалась о преимуществах принадлежности к профсоюзу, когда увидела, с какой надеждой перед походом в суд смотрели мои коллеги из Невеля, члены профсоюза работников культуры, на председателя своего обкома. и как тот старался эту надежду оправдать.

При том, что в следующем году российские профсоюзы отметят свое столетие, можно встретить мнение, что настоящая профсоюзная деятельность началась в России только с 1990-х годов.

Самые первые российские профсоюзы не без посторонней помощи стали «ячейками революции». Вместо экономических требований, под знаменем борьбы за «справедливость» трудящиеся выдвигали политические лозунги.

Позднее, когда пролетарская борьба увенчалась успехом и рабочие захватили власть в «свои» руки, профсоюзы ждала другая крайность. В январе 1918 года на I Всероссийском съезде профсоюзов в Петрограде 182 голосами (большевики, левые эсеры) против 146 (правые эсеры, меньшевики) была принята резолюция «О задачах профессионального движения». Профсоюзы признавались «органами социалистической власти», что на деле означало их подчинение правящей партии и слияние с государством.

Профсоюзы Советского Союза казались всесильными, обладая в сфере труда почти неограниченными полномочиями. Однако, как «приводные ремни», они больше помогали государству контролировать трудовой процесс, чем способствовали какой-либо экономической борьбе. Профсоюзное членство воспринималось как формальность с некоторыми бонусами, вроде путевки в санаторий.

Только с началом перестройки и перекройки экономики профсоюзы обратились к своим истинным задачам – защите социально-трудовых прав коллективов и каждого отдельного работника.

Объединенные и независимые

Весной 1990 года была создана Федерация Независимых Профсоюзов России, куда «по умолчанию» вошли все отраслевые и территориальные профсоюзные объединения. Федерация унаследовала организационную структуру, специалистов, собственность, а по мнению ряда экспертов, и все недостатки советских профсоюзов. В середине 1990-х годов аналитики считали ФНПР чуть ли не препятствием на пути развития «настоящего» рабочего движения.

Одновременно большие надежды возлагались на новые, «свободные профсоюзы», каковые создавали горняки, летчики, моряки, авиадиспетчеры и пр. В 1989-91 гг. они производили внушительное впечатление – действительно, забастовка авиадиспетчеров может парализовать жизнь всего государства. Но после бурного взрыва активности уже к середине 1990-х их деятельность поутихла. Свободные профсоюзы не заменили собой ФНПР.

ФНПР остается крупнейшим объединением профессиональных союзов, несмотря на то, что теряет членов с момента основания. Так, в 1990 г. федерация объединяла 65 млн. человек (40 отраслевых профсоюзов), в 1996 г. – уже около 50 млн. (и 42 отраслевых профсоюза), сегодня насчитывается более 36 млн. членов (и 43 отраслевых объединения). Та же динамика наблюдается у членской организации ФНПР в Псковской области: в 1990 году насчитывалось 400 000 членов, в начале 1998 – 150 000, сегодня – более 90 000 (всего в области около 250 000 работающих).

Тем не менее, новая экономическая ситуация, появление реального работодателя, новые жесткие условия рынка труда сыграли свою роль в «перевоспитании» ФНПР, которая оказалась на деле способна защищать социально-трудовые права работников. Постепенно прошло предубеждение относительно «перекрасившихся» профсоюзов, в том числе и за рубежом. Уже с середины 1990-х годов представитель ФНПР работал в Административном совете Международной организации труда, около двух лет назад Федерация стала членом Международной Конфедерации Свободных Профсоюзов.

Сегодня главным требованием российских профсоюзов остается своевременная выплата и увеличение заработной платы. В это время иноземные профсоюзы, уже добившись достойного уровня жизни много лет назад, ныне вмешиваются в экономическую стратегию фирм. Например, рабочие General Motors последний раз бастовали против… аутсорсинга, т. е. закупки комплектующих у внешних производителей.

Везде свои люди

Сохранив единую организацию и представительство во всех регионах России, ФНПР имеет возможность влиять на ход законодательного процесса. Массовые акции протеста в прошлом году заставили правительство отказаться от реформы оплаты труда работников бюджетной сферы (предполагалось установить единый минимум по стране, остальное – из местных бюджетов). Профсоюзам удалось провести свои положения в новый Трудовой кодекс, хотя здесь едва ли не большую роль сыграла личная встреча президента Путина с руководителями областных объединений профсоюзов на специальном совещании в Вологде.

В Псковской области при участии профсоюзов принят закон о трехсторонней комиссии, о поддержке семей студентов и пр.

Именно профсоюзы – та сила, которая борется за регулярное повышение минимального размера оплаты труда. Последнее достижение – 600 рублей вместо 450, а конечная цель – довести МРОТ до прожиточного минимума, который в Псковской области составляет 2 039 рублей. «Сейчас мы бьемся с правительством, чтобы разработать график и в ближайшие 3-4 годы достигнуть этого уровня», – говорит председатель Псковского областного совета профсоюзов Леонид Табаков.

В Государственной Думе интересы профсоюзов представляет ряд депутатов, избранных при профсоюзной поддержке от самых разных политических партий. Главная ударная сила – это член политсовета «Единой России» Андрей Исаев, председатель комитета Госдумы по труду и социальным отношениям, а на общественных началах – заместитель председателя ФНПР. Он же возглавляет межфракционную депутатскую группу «Солидарность». Традиционно профсоюзы пользуются поддержкой коммунистов (соответственно, в Думе псковские профсоюзы опираются на депутата от КПРФ Владимира Никитина, а в Псковском областном собрании – на заместителя Л. Табакова Виктора Иванова).

Комиссия о трех головах

Следуя принципам «трипартизма» и «социального партнерства», в стране регулярно работает Российская трехсторонняя комиссия по регулированию социально-трудовых отношений, все профсоюзы, правительство и объединения работодателей подписывают между собой Генеральное соглашение. В регионах образуются свои трехсторонние комиссии, которые подписывают свои соглашения. В Пскове первое трехстороннее соглашение было принято в 1991 г.

Но в последнее время, отмечает Леонид Табаков, в Псковской области «это социальное партнерство пробуксовывает». Несколько месяцев по инициативе администрации области откладывается подписание подготовленного трехстороннего соглашения, с ноября 2003 г. профсоюзы безрезультатно пытаются собрать комиссию, чтобы обсудить проблему задолженностей по заработной плате.

Еще больше обеспокоены состоянием «социального партнерства» отраслевые профсоюзы, в частности четыре профсоюза работников бюджетной сферы, которые подписывают отдельное соглашение. Они не могут добиться встречи с работодателем (а это – отраслевые комитеты и управления администрации области) аж с 2002 г., когда после принятия Трудового кодекса появилась необходимость внести в соглашение некоторые изменения.

О состоянии сотрудничества в области между органами власти и профсоюзами многое говорит такой факт: за последние несколько лет председатель облсовпрофа трижды встречался с Владимиром Путиным, в то время как Евгений Михайлов за тот же период времени общался с псковскими профсоюзами только один раз.

Велосипед уже есть

По мнению Леонида Табакова, профсоюз сегодня – это единственная общественная организация, специально созданная для отстаивания интересов трудящихся: «Здесь не надо изобретать велосипед, есть куда обратиться и есть тот, кто может защитить и отстоять права работников». В областном совете профсоюзов можно получить бесплатную консультацию по любым вопросам трудового права и охраны труда, а если потребуется, то и поддержку в суде.

Главный правовой инспектор облсовпрофа Ульяна Михайлова – самый занятый здесь специалист. В год в облсовпроф поступает около 4 тысяч обращений. О том, насколько актуальна сегодня защита трудовых прав, свидетельствуют следующие цифры.

По данным государственной инспекции труда, в 2003 г. в судах области было рассмотрено более двух тысяч дел, вытекающих из трудовых споров. За грубые нарушения законодательства привлечено к административной ответственности и подвергнуты штрафу 328 руководителей. 65 должностных лиц привлечены к дисциплинарной ответственности. В органы прокуратуры передано 152 материала для привлечения к уголовной ответственности, возбуждено 16 уголовных дел, осужден судом 1 человек. В 114 случаях выплачена задержанная заработная плата примерно пяти тысячам работников на сумму более 19 млн.(!) рублей, более тысяче работников были предоставлены задержанные ежегодные отпуска.

Только силами государственных инспекторов труда области выявлено около 7 000 нарушений трудового законодательства и законодательства по охране труда. Фронтальная проверка дала бы цифры на порядок выше. Трудовые споры по всем судам области составляют 9% среди гражданских дел, 80% из них – это споры по оплате труда. В судах около 90% споров решаются в пользу работников. Так что защищать свои права – это возможно и не бесполезно.

Неприглядная ситуация

В советское время в ведении профсоюзов находился, среди прочего, контроль за соблюдением требований охраны труда. Теперь эти функции переданы государственной инспекции, за профсоюзами же осталось право общественного контроля. плюс – участие в расследовании несчастных случаев на производстве и участие в законотворчестве.

В ближайшее время президиум облсовпрофа намеревается предложить ряд поправок и дополнений в областной закон «Об охране труда в Псковской области»: детальное распределение полномочий в сфере охраны труда на всех уровнях власти, социальная защищенность работников организаций, занятых в общественном контроле, и пр. Эти положения, по мнению главного технического инспектора труда облсовпрофа Владимира Федорова, могут существенно повлиять – и в лучшую сторону – на состояние охраны труда в области. Пока же областной закон об охране труда является даже менее подробным и конкретным, чем закон федеральный.

Владимир Федоров представляет профсоюзы в областной межведомственной комиссии по охране труда. Состояние охраны труда в Псковской области он охарактеризовал как «неприглядное».

Как и во всей стране. Оборудование большинства предприятий устарело, нуждается в замене и ремонте, предприятиям стабильно не хватает финансов на мероприятия по охране труда, которые предусмотрены законодательством. Целевых программ по охране труда нет ни на областном, ни на федеральном уровне.

В псковское отделение Фонда социального страхования ежегодно поступает более 500 сообщений о несчастных случаях и профессиональных заболеваниях на производстве. Ежегодно их число возрастает. В 2003 г. таких сообщений было 584 (в 2002 – 519), из них – 39 случаев со смертельным и 126 с тяжелым исходом, 28 случаев вновь выявленных профзаболеваний. Эти цифры не отражают всю картину, часть происшествий по тем или иным причинам остается вне официальной статистики.

Только в 30% несчастных случаев виновато оборудование, основная причина – организационная (слабое обучение работников, несоблюдение норм охраны труда, отсутствие средств индивидуальной защиты и пр.). В 2002 г. в 70% несчастных случаев пострадавший был просто-напросто нетрезв.

По словам Владимира Федорова, мы не можем судить об общем состоянии охраны труда в области. Фронтальных проверок всех предприятий не проводится, государственные инспектора по охране труда еле-еле успевают расследовать несчастные случаи. Межведомственная комиссия по охране труда устраивает, хотя и не реже двух раз в год, только выборочные проверки. При этом частные предприятия попадают в ее поле зрения лишь тогда, когда там происходит несчастный случай.

- А мы можем проверять только те предприятия, на которых есть члены профсоюза, - рассказывает Владимир Александрович.

- То есть, если на предприятии нет членов профсоюза, то жди, пока оно «взорвется»?

- Ну, собственно говоря, да…

По словам Владимира Федорова, принципиальность в вопросах охраны труда приходится увязывать с положением работников – членов профсоюза. Бывает, наслушавшись замечаний, пусть даже по линии межведомственной комиссии, руководитель сворачивает сотрудничество со своим профсоюзом. Да и сам труженик, понимая, что еще «работать и работать» на своем предприятии, обращается за помощью только тогда, когда уже совсем все плохо. Да и то, если коллеги поддержат.

Профсоюз и люди

При ежегодном снижении числа членов (что объясняется уменьшением общего числа работающих, стремлением работодателей избавляться от профсоюзов и пр.) в последнее время наблюдается обратный процесс: люди возвращаются в профсоюзы. Потому что когда «припекает», оказывается, что кроме как в обком податься-то и некуда…

Человеку, чтобы вступить в профсоюз, нужно понять, «а что я от этого буду иметь?». По словам председателя обкома профсоюзов работников здравоохранения Людмилы Быстровой, раньше, когда были путевки в санаторий и разница в оплате больничного листа, человека в профсоюзе «держал меркантильный интерес». Теперь, когда путевок нет, в профсоюз входят только 65% работников здравоохранения – и это еще неплохой показатель.

- Людмила Ивановна, а защита трудовых прав – это разве не существенно?

- Может, люди считают, что их не коснется необходимость получить эту защиту. А на самом деле профсоюзы создаются для того, чтобы себя защищать.

Русское «авось», как и другие черты национального характера – инертность, вечная надежда на «царя-батюшку», - не лучший помощник в защите рабочих интересов. Председатель облсовпрофа Леонид Табаков, вслед за председателями отраслевых обкомов, отмечает правовую пассивность людей. Большое значение имеет страх потерять работу: «Люди боятся, они согласны на все, лишь бы их держали на работе и хоть что-то платили».

Даже те, кто вступил в профсоюз, в большинстве случаев могут только спрятаться за спину председателя профкома или пожаловаться в обком, рассказывает Леонид Петрович: «У нас еще никак не могут понять, как это понимают люди во всех странах мира, что профсоюз – это не руководители профсоюзных органов в Пскове, Москве и т. д., а это все мы, кто являемся членами профсоюза, и все мы вместе должны отстаивать свои права».

Обком отраслевого профсоюза или облсовпроф уже не могут «вызвать на ковер» проштрафившегося руководителя. Он может обратиться в прокуратуру, гострудинспекцию, в суд, но для этого необходимо активное участие самого работника – письменное заявление как минимум. Но: «нет, вы там как-нибудь сами»…

«Наша задача – научить членов профсоюза защищать свои права», - говорит Леонид Табаков. – «Менталитет у нас, россиян, – это самое больное. Есть люди, которые могут бороться, но в основной массе – пассивность и страх. Если бы этого не было, люди были бы сильнее».

Трудовое законодательство гарантирует и своевременную оплату труда, и отчисления в пенсионный фонд, и защиту от необоснованного увольнения, и многое, многое другое. Но в большинстве случаев человек, четверть жизни проводя на рабочем месте, просто не знает свои трудовые права. Например, что за каждый день задержки зарплаты должно начисляться пени, что за вредные и опасные факторы на рабочем месте он может потребовать денежной или иной компенсации и так далее.

Профсоюзы удобны работнику и неудобны работодателю в первую очередь тем, что заставляют вспоминать о законе. Из «приводного ремня» от партии к массам, винтика в государственной машине они перестроились в целый механизм, вполне пригодный для эксплуатации.

Светлана ПРОКОПЬЕВА.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2971
Оценок:  0
Средний балл:  0