Статья опубликована в №20 (190) от 02 июня-08 июня 2004
Культура

«Вы должны были отправляться на войну за свои памятники»

Центральный совет ВООПИК призвал псковских чиновников «внимательно прочитать закон»
 Светлана ПРОКОПЬЕВА 02 июня 2004, 00:00

«Можно много говорить о нравственности, этике, отношении к историческому городу, но это, как показывает практика, вопросы бесполезные; лучшим критерием нравственности служит строгое исполнение закона».
Алексей Комеч

19 мая 2004 года члены Центрального совета ВООПИК – Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры – посетили Псков. Цель визита – обсудить многочисленные нарушения в сфере охраны памятников.

Немаловажное событие не коснулось страниц псковских СМИ, псковские организаторы мероприятия позаботились насчет абсолютной секретности. Только утром 19 мая Псковскому отделению ВООПИК стало окончательно известно место и время встречи.

Но не заметить гостей было сложно. Присутствовали Алексей Комеч, директор Государственного института искусствознания, заместитель председателя научно-методического совета Министерства культуры; Савелий Ямщиков, ведущий специалист Всероссийского института реставрации, заслуженный деятель искусств России, академик РАЕН; Галина Маланичева, председатель центрального совета ВООПИК; Анатолий Кирпичников, доктор исторических наук, заведующий отделом славяно-финской археологии Института истории материальной культуры и другие.

Ценность прошедшей встречи определяет удивительный факт: состоялся диалог между «общественностью» в лице историков, археологов, реставраторов, и «официальными лицами», по должности распоряжающиеся судьбой исторического наследия Пскова. Последних представляли: Александр Голышев, председатель областного комитета по культуре, Василий Мусийчук, председатель НПЦ по охране памятников, Анатолий Васильев, директор ГУП «Гендирекция «Псковреконструкция», главные архитекторы города и области, Станислав Битный и Владимир Бессонов. Все смогли выговориться и надеяться быть услышанными.

«Здесь все союзники»

Нежелание псковской стороны афишировать прибытие именитых гостей понятно: на встрече обсуждались вопросы, которые уже стоили головной боли и Александру Ивановичу, и Анатолию Тимофеевичу, и уж особенно Василию Михайловичу. И обсуждались в присутствии людей, которым, в отличие от непривередливых псковских журналистов, просто так лапшу на уши не повесишь.

Псковский круглый стол стал своеобразным продолжением совещания в администрации президента, которое имело место быть 23 января в Москве. Что происходило тогда, мы можем только догадываться – по некоторым репликам 19 мая.

Нельзя недооценивать, насколько важно было получить поддержку «с большой земли» псковским специалистам по культурному наследию, не нашедшим понимания со стороны местных органов охраны памятников. Президиум псковского отделения ВООПИК почти сплошь состоит из лиц, одновременно занятых на официальных должностях и слабо поддерживает стремления активистов общества. Как сказала Инга Лабутина: «Если мы вынуждены обращаться в центр, так это потому, что здесь понимание исчерпано».

Но и неверно было бы трактовать встречу как экзекуцию для псковских чиновников. Московские и санкт-петербургские визитеры были настроены непреклонно, но не преследовали цели наказать или даже пристыдить, а лишь хотели убедить принимающих решения вернуться на путь строгого соблюдения закона. «В законе сбалансированы интересы всех, и это гарантирует отсутствие противоречий», – подчеркнул Алексей Комеч.

Галина Маланичева отметила, что Центральный совет ВООПИК серьезно встревожен ситуацией в Пскове, когда соблюдение требований законодательства по охране памятников вдруг стало необязательным. «Мы сочли необходимым вмешаться», - отметила Галина Ивановна, но не для того, чтобы выставить Псков примером нарушения законов, а чтобы попытаться вместе найти пути решения проблем: «Безвыходных ситуаций, на наш взгляд, нет».

О «мирном урегулировании» говорил и Алексей Комеч: «Я настаиваю, что мы здесь все союзники. Если мы не будем союзниками, сколько бы мы в столицах не крутились, здесь ничего не получится».

Александр Голышев по достоинству оценил такой настрой. «Самое главное, что здесь нет врагов, которые бы хотели кого-то затоптать», - сказал он, и чуть позже добавил: «Мы объединились на какой-то планке нового уровня взаимоотношений».

Топор в землю, ради жизни на земле. Казалось, собравшиеся договорились отодвинуть в сторону чувство несправедливости, чтобы сообща изменить хоть что-нибудь в лучшую сторону.

Как бы там ни было, что сделано, то сделано. Водовод прочно застрял в памятнике XVI в. (первой русской шатровой церкви, как предположил Анатолий Кирпичников), половина «Золотой набережной» залита бетоном, про 1200 м. кв. культурного слоя можно забыть, и т.д., и т. п. Все как-то утряслось, ничьи головы с плеч не полетели, должность никто не потерял. Живем дальше. В том же городе, в той же компании.

Морально-этическое и архитектурное

Похоже, «великодушное прощение» (как еще можно понять отсутствие санкций?) опустилось на головы псковских чиновников с условием: чтобы больше такого не было. За круглым столом был озвучен список замеченных нарушений и требования к исправлению ситуации. Тоном не дискуссии, а направления.

В черном списке оказались не только нашумевшие «Золотая набережная» и Снетогорское подворье, но и такие примеры, которые у псковичей не вызывают беспокойства. Например, была негативно оценена застройка вдоль набережной реки Псковы, гостиница в 20 метрах от церкви Богоявления с Запсковья («Вы можете себе представить, чтобы рядом с Колизеем на таком расстоянии был построен дом?», - возмущался Савелий Ямщиков, - «Это морально-этическое и архитектурное преступление»). Нашлись замечания даже к реставрации палат Меньшикова – грамотный проект оказался испорчен «неправильным» крыльцом с неисторическим покатым покрытием.

Отдельная проблема – иконостас Троицкого собора, страдающий от изменения климатического режима. Отопление собора Алексей Комеч назвал «огромным экспериментом».

Было отмечено еще одно упущение – исчезновение архитектурно-исторического ландшафта Пскова. Он попросту покрылся зеленью. По мнению участников круглого стола, «такое зарастание очень удобно несанкционированному строительству – оно его маскирует».

Возможно, многим местным жителям захочется поспорить с оценкой Центрального совета ВООПИК. Деревья вокруг Кремля глаз не режут, а в исторических крыльцах мало кто разбирается, само восстановление палат куда важнее. Но кое с чем нельзя не согласиться. С самым главным.

Приезжие специалисты показали удивительное отношение к городу Пскову. Они говорили о нем как о драгоценном камешке, неповторимом и прекрасном. Который надо беречь. Увидеть который – уже огромная удача.

Живущим здесь сложно это почувствовать. Церкви и крепостные стены примелькались, для привыкших глаз в них нет ничего особенного. Постоянное повторение убивает свежесть восприятия. Отсюда – и пренебрежение, и «жизнь остановить нельзя».

Как говаривал Савелий Ямщиков, чтобы в историческом городе заниматься строительством и «рулить» культурой (и при этом ничего не портить), его надо очень любить. Или для профилактики время от времени уезжать в какие-нибудь железобетонные джунгли.

«Даже куски были розданы»

К сожалению, понимания Пскова как драгоценности не хватает не только обывателям, но и людям, ответственным за судьбу исторического города.

Официальные лица г. Пскова продолжали гнуть свою линию – уверять, что все было сделано правильно. Застройка вдоль Псковы не согласована? – зато это пример удачной реконструкции исторической улицы. Проект квартала напротив Кремля не прошел экспертизу Министерства культуры? - зато ее прошел проект гостиницы, который еще в 1980-х гг. делал институт ИНРЕКОН (появился такой, неслыханный ранее, аргумент у комитета по культуре). Иконостас портится – зато собор теплый, труба в памятнике – зато горожане с водой. И так далее.

Иногда дело доходило до курьезов. Был, например, эпизод. Анатолий Васильев, в обиде на эмоциональное выступление Саввы Ямщикова, настаивал на корректном обсуждении вопросов и протестовал против упреков:

- А говорить, что мол, живопись кусками отваливается, как это было сделано на совещании в Москве – ну вы все слышали, кто там был…

- Даже куски были показаны! - вставил Анатолий Кирпичников.

- Да, даже куски были розданы, да!..

Собравшиеся тихонько, про себя, посмеялись.

Привычки каяться в нашем обществе нет. Ошибки признавать, тем более публично, не принято. Псковские чиновники оказались в сложной ситуации – с одной стороны надо «сохранить лицо», а с другой – избежать конфликта.

Александр Голышев при каждом удобном случае подчеркивал согласие с гостями: «Мы тоже считаем, что плох закон или хорош – его надо выполнять». Анатолий Васильев отказался от бесполезных повторений своих отговорок: «По водоводу – я даже не хочу этого касаться, столько было сказано, столько объяснено, только время занимать».

Единственным, в чьем выступлении не звучало самооправдание, был главный архитектор Пскова Станислав Битный: «Конечно, учитывая критику, мы должны прислушаться и исправить наше положение. В дальнейшем, поскольку зоны охраны у нас распространяются на весь Окольный город, всякое строительство в пределах Окольного города будет согласовываться с Министерством культуры».

Насколько полезны были оправдания? После круглого стола я спросила у Галины Маланичевой:

- Галина Ивановна, мне показалось, что псковская сторона не очень готова признать свои ошибки…

- Вы знаете, мне тоже так показалось. Они уже вторую встречу подряд с упорством доказывают, что мы «чего-то не поняли». На самом деле ошибки есть, их надо признать и больше не допускать.

- Есть ли механизм, который может убедить или заставить «покаяться»?

- Какой тут механизм – только совесть и нравственность! Только внутренняя убежденность, что ты что-то сделал не так. А критерий – закон. Закон говорит: нет, ты здесь сделал не так.

- Получается, что решать кто прав, кто виноват должна прокуратура?

- Я не склонна считать, что именно здесь прокуратура решит, правильно они поступили или не правильно. Здесь без прокуратуры ясно, что без согласования с Министерством культуры и обществом охраны памятников строить было нельзя. Об этом есть соответствующая статья закона. И прокуратура могла уже поэтому предъявить обвинение. Специалистов по охране памятников в прокуратуре нет, но там специалисты права и они явно видели несоответствие.

Боковой обход

Самое главное, что поняли (или должны были понять) участники круглого стола – это то, что всех осложнений можно и нужно было избежать. Возьмем, например, ситуацию с водоводом – Инга Лабутина считает, что проблема возникла только по «недосмотру», только потому, что надо было поскорее освоить федеральные деньги: «Архив Гендирекции – богатейшее собрание всех историко-архитектурных проработок и опорных планов, которые сочетают местонахождения всех памятников, не сохранившихся сейчас. Кто заказывает проект этого водовода? Я так понимаю, заказчиком является Гендирекция. Почему, зная – археологи перед началом работ тоже предупреждали – что здесь находится памятник, связанный со Снетогорским подворьем, трассу проложили прямо через этот участок, который «почему-то» остался незастроенным до нас?».

Но и после столкновения с памятником был выход. Анатолий Кирпичников рассказал, что боковые кладки, которые, якобы, не позволили обойти памятник, при проверке оказались всего лишь остатками мостовой. Анатолий Николаевич настаивает на том, чтобы трубу все-таки вытащить и пустить в обход, а подворье изучить и музеефицировать: «Этот боковой обход был возможен с самого начала, но нужно было сделать все цивилизованно».

Представители Гендирекции, понятное дело, теперь только пожимают плечами: какая музеефикация? Это из области фантастики.

Всего лишь нарушена процедура. Вроде бы мелочь. А на выходе…

Похожая ситуация складывается с застройками по берегам Псковы. Любой проект строительства в охранных зонах должен пройти через научно-методический совет Министерства культуры. Там ведущие специалисты страны оценивают его, проверяют соответствие зонам охраны, высказывают свои замечания и… помогают исправить недочеты! Заместитель председателя методсовета Алексей Комеч говорит: «Моя жизненная позиция: инвестора надо любить. Но ему надо помочь».

Каждому свое, или «Не зря собирались»

Псковичи на встрече 19 мая многое говорили о «разных векторах интересов», о невозможности «согласовать все позиции» и угодить каждому, но почему-то не вспомнили про простое разделение труда. Бизнесмен – он на то и бизнесмен, чтобы делать деньги, строить и на этом зарабатывать. Он не обязан разбираться в законодательстве по охране памятников и особенностях исторического ландшафта. Он даже ценность его понимать не обязан. На это есть специалисты.

Первейшая задача органов охраны – объяснить, где предприниматель собирается строить, и настоять на соблюдении всей предусмотренной процедуры. К сожалению, областной научно-производственный центр по охране памятников, возглавляемый Василием Мусийчуком, занимает на редкость непринципиальную позицию и «согласовывает» все что ни попадя. Тем самым просто-напросто подставляя предпринимателя.

Да и если подумать, первейший, глубинный интерес у всех одинаков. Все хотят одного и того же – жить хорошо и со спокойной совестью. Только масштабы этого «хорошо» разные. Одному достаточно свежего белья, а другому хочется, чтобы в родном городе был порядок, и во всей стране тоже.

Итогом круглого стола стали конкретные договоренности: 1) проект «Золотой набережной» срочно доставить на согласование в Министерство культуры, 2) что осталось доступным археологам – докопать, 3) больше не допускать «никакого несанкционированного строительства» и реставрацией, 4) разработать план регенерации (восстановления) исторического ландшафта.

Все участники убеждены в небесполезности встречи. Александр Голышев уверил, что комитет по культуре намерен «еще раз пересмотреть всю проектную документацию и посмотреть, не было ли нарушения закона».

Алексей Комеч верит, что толк будет: «Вы знаете, я так люблю Псков, и так люблю многих псковичей, что я хотел бы верить, что мы наладим нормальные рабочие взаимоотношения. Для меня было тоской полной услышать, что замечательный проект реставрации палат Меньшикова, который в целом сделан очень хорошо, испорчен безобразным крыльцом, без всякого согласования, без всякого рассмотрения. Мне не хотелось бы, чтобы так, как был испорчен один памятник, были испорчены районы города. Вот если наше совещание приведет к взаимодействию, которое по закону обязательно в деле обустраивания города, то я буду считать, что мы не зря собирались».

В Пскове еще есть что реставрировать и где строить. Работы предстоит много. Александр Иванович Голышев, глава областной культуры, уверяет, что споров не избежать и в будущем. Однако он сам знает, где выход: «Консенсус – в законе».

Ну и слава Богу…

Светлана ПРОКОПЬЕВА.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  4019
Оценок:  6
Средний балл:  8.5