Статья опубликована в №27 (197) от 21 июля-28 июля 2004
Политика

Околозаконники

В Псковском областном Собрании прошла «сессия, которой не было»
 Александр МАШКАРИН 21 июля 2004, 00:00

В Псковском областном Собрании прошла «сессия, которой не было»

Начала тридцатой сессии с нетерпением ожидали многие собравшиеся в зале. Кто будет ее вести, как поведут себя по отношению друг к другу сторонники и оппоненты восстановленного судом в должности председателя Собрания Юрия Шматова? Повесткой дня как таковой почти никто не интересовался – основная интрига была не в ней.

Заседание открывает считающий себя «исполняющим полномочия председателя» вице-спикер на общественных началах Валентин Каленский. Это означало, что противники между собой не договорились и ход сессии может приобрести неожиданный оборот.

При обсуждении повестки дня слово берет руководитель депутатской группы «Псковщина» Борис Полозов. По его мнению, депутаты и так уже вышли из правового поля, сместив с должности Юрия Шматова, а то, что сессию ведет Валентин Каленский, «является продолжением практики работы в неправовом поле законодательства РФ и законодательства Псковской области».

Б. Полозов заявляет, что позиция ряда депутатов отражена в открытом обращении1 и предлагает согласным с изложенной позицией подписаться под ним.

К слову, в депутатских папках не оказалось решений суда, восстановивших Юрия Шматова в должности председателя, а когда их попытались раздать помощники депутатов, им это запретили делать, в итоге Игорь Савицкий лично раздавал бумаги депутатам и прессе.

В ответ на выступление Б. Полозова В. Каленский обращается к депутатам (точнее, к депутатскому большинству группы «Единая Россия»), напомнив, что на прошлой сессии был принят ряд решений, в том числе о назначении его и. о. председателя, оговорившись, правда: «Если у вас мнение изменилось или вы считаете, что его надо изменить…». Но фраза остается какой-то робкой, неоконченной.

Ведущий сессии не дает слова руководителю фракции КПРФ Сергею Гоголеву, мотивируя это тем, что повестка дня еще не принята: «Чтобы нам сессию не превращать в клуб, как стало модно почему-то называть наш с вами орган, я предлагаю: давайте все-таки мы будем соблюдать регламент, который утвержден по вопросам ведения сессии… я вижу, что вы хотите взять слово, но давайте все-таки доведем до логического конца формирование повестки дня».

Повестку принимают. При этом из нее изымается вопрос «О порядке осуществления полномочий председателя Псковского областного Собрания депутатов». Но появляются три дополнительных: о внесении изменений в бюджет области (а как же без того!), об информации исполняющего полномочия председателя Собрания и о трактовке статьи 6 Закона области «О Псковском областном Собрании депутатов».

Наконец Сергей Гоголев получает слово:

- Можно делать вид, что ничего не случилось. Но три дня назад чуть не случилось убийство. Напомню, что полгода назад были похороны депутата. С учетом услышанных за эти дни угроз, в том числе включая уже сегодняшний день, это называется беспредел.

Далее Сергей Тихонович заявляет о том, что группа депутатов уходит на час, чтобы дать свои коллегам спокойно обсудить их обращение. А через час они вернутся. И послушают мнение оставшихся. А пока: «Мы не меньшинство – за нашими плечами два решения суда, вынесенные от имени Российской Федерации, то есть на нашей стороне закон, а на другой – 20 человек плюс субъективное горячее желание отдельных конкретных лиц».

Зал покидают депутаты Сергей Гоголев, Игорь Савицкий, Иван Лысковец и Борис Полозов. Они курят и ждут действия Собрания в кабинете № 313 у С. Гоголева.

Между тем с четырьмя депутатами зал покинул и кворум. Оставшихся депутатов оказалось ровным счетом 20. Вместо минимально необходимых 22 «народноизбранных душ».

Валентин Каленский описывает все происходящее в режиме on-line, словно все остальные не видят очевидное: «Уважаемые коллеги, уважаемые коллеги, с отсутствием трех депутатов, четырех, двадцать человек у нас есть, двадцать один, двадцать!...»

Президиум Собрания (точнее, Михаил Гавунас, Валентин Каленский и Александр Христофоров) в легком замешательстве: сессия может работать или уже нет?

По мнению Александра Христофорова, сессия вполне легитимна: мол, кворум определяется на начало сессии. А на начало сессии в зале было 24 депутата: «Я думаю, что надо работать, а потом если очень кому-то надо отменить такие вопросы, как об организации деятельности органов опеки и попечительства, другие моменты, пусть судятся и отменяют, давайте работать!»

Михаил Гавунас, как всегда, по юридическим вопросам обращается к руководителю юридического отдела аппарата Собрания Татьяне Самойловой, которая, волей-неволей, вынуждена принимать участие во всех политических сражениях между депутатами:

- По моему личному мнению, - делает особое ударение на «личное мнение» Татьяна Юрьевна, - сессия работать не может. Если сегодня, те, которые будут не согласны с каким-то решением, его обжалуют и скажут, что сессия работала в отсутствии кворума, я думаю, что судебные инстанции примут решение о том, что сессия не должна была работать.

Валентин Каленский решает, тем не менее, что сессия должна продолжаться. Другого решения от него никто не ждет: как же, зашли так далеко, и на такой «мелочи» споткнуться?

На это многие гости сессии переглядываются и мотают головой со словами: «не понимаем!». Сидящие за моей спиной юристы из областного суда и управления юстиции поначалу возмущаются решению В. Каленского, но дальше уже начинают просто истерически смеяться над депутатскими кульбитами.

Г-н Каленский доводит до собравшихся «информацию исполняющего полномочия председателя». Оказывается, при смещении Ю. Шматова областное Собрание руководствовалось Законом области «О Псковском областном Собрании депутатов» и регламентом Собрания. А суд де неправильно толковал нормы этого Закона. И вполне возможно, что областной суд примет другое решение по этому вопросу. А поэтому надо дождаться решения суда второй инстанции. И далее предлагается трактовка статьи 6 Закона «О Псковском областном Собрании депутатов», которую городской суд, очевидно, по неопытности, не так понял. С трактовкой почему-то выступает председатель комитета по экономической политике Михаил Гавунас. Наверное, как наиболее заинтересованный в «верной» трактовке.

К такой «логике» возникают вопросы у прокурора области Николая Лепихина: «Что касается решения суда о восстановлении на работе, оно подлежит немедленному исполнению, т. е. вы обязаны допустить Юрия Анисимовича к работе, пусть он работает. Есть решение о восстановлении на работе, и судебное решение надо выполнять, вот и все!»

Мнение прокурора подтверждает исполняющий обязанности председателя областного суда Валерий Кондратьев: «Фактически вы обязаны его допустить к работе, вот смысл всего этого решения, потому что оно сразу, немедленно исполняется. В соответствии с законом восстановление незаконно уволенного работника состоит в отмене незаконного решения об увольнении и допуске его к работе…»

На что Валентин Каленский «козырнул» судье делом о возможности совмещении должностей начальника областного ГО и ЧС и заместителя губернатора, дошедшим до Верховного суда, который пересмотрел решения судов нижестоящих инстанций о невозможности такого совмещения. Такой «аргумент» г-ну Каленскому подсказали, наверное, в администрации области.

Наконец, поняв, что что-то происходит не так, Валентин Каленский объявляет получасовой перерыв.

Удалившиеся депутаты, узнав, что к их мнению прислушиваться не стали, решили в зал заседаний не возвращаться. И покинули Дом Советов.

После перерыва, увидев, что кворум так и не состоялся, В. Каленский наконец-то констатирует: сессия работать далее не может. И предлагает перенести ее на понедельник, на 11 часов.

Александр Христофоров со свойственным ему упорством настаивает, что сессия должна работать дальше. А что решит по этому поводу суд – это уже будет потом. «Давайте, уважаемые товарищи, мы закончим это, все примем, а затем пусть кто-то там отменяет, если они будут считать нужным. На то и суд, чтобы к ним обращаться», - заявляет Александр Николаевич.

В. Каленский ставит вопрос о закрытии сессии на голосование (при отсутствии кворума). Депутаты соглашаются ее закрыть. Но не расходятся.

К трибуне выходит исполняющий обязанности губернатора Юрий Демьяненко. По его словам, ему все равно, в какой день пройдет сессия, но чем скорее, тем лучше. Так как иначе некоторые вопросы, в том числе и финансовые (например, получение средств от Министерства образования), решать потом будет уже поздно.

Изложить свою позицию решил и секретарь регионального отделения «Единой России», депутат Госдумы Алексей Сигуткин:

- Изначально региональное отделение партии «Единая Россия» и депутатская группа «Единая Россия» в законодательном собрании не ставили перед собой целью смещение председателя. Преследовалось две цели: поставить всех депутатов в равное положение. Все должны избираться и смещаться на равных основаниях: будь то заместитель председателя комитета или председатель Собрания, - вполне здраво начинает Алексей Алексеевич. Но продолжает уже как-то иначе:

- У меня сложилось такое впечатление, убеждение, что группа людей провоцирует Юрия Анисимовича, к сожалению, на какие-то шаги, я не берусь их осуждать. Что касается решения суда, я высказываю свое личное мнение, мне оно не понятно, оно совершенно не логично, на мой взгляд. Я не могу понять решение суда: откуда можно уволить депутата? У нас ведь не суд! Вот говорят: «решение суда». Извините, у нас судебная система, она подразумевает разные уровни, и эта судебная система существует для того, чтобы минимизировать ошибки. К сожалению, судьи тоже люди, и у них разное понимание, не зря пословица сложилась: «два юриста – три мнения», поэтому их решения не подразумевают, что они безошибочны.

Поняв, что ситуацию надо менять радикально (не расписываться же в полном бессилии), Михаил Гавунас призывает аппарат Собрания срочно искать ушедших депутатов, провести с ними переговоры, вплоть до дачи согласия на ведение сессии Анатолием Копосовым (который согласно регламенту Собрания и должен был это делать в отсутствие Юрия Шматова). Однако попытки вернуть принципиальную четверку успехом не увенчались.

Наиболее активные представители «парламентского большинства», осознав произошедшее, с жаром начали делать из покинувших сессию «козлов отпущения»: это они, они виноваты в срыве работы сессии! И, как стало ясно, не только в этом.

Елена Косенкова громко вопрошала, где гарантии, что депутаты соберутся в понедельник (этот день сгоряча предложил Валентин Каленский):

- У меня отпуск! Я что, должна сдавать билеты!? А эти четыре депутата перешагнули через избирателей!

О срывающейся поездке, где он будет, очевидно, залечивать раны, нанесенные в политической борьбе, заявил и депутат Павел Николаев.

На вопрос В. Каленского: «Когда же мы соберемся?» полусерьезно ответил Борис Каракаев:

- Видимо, в октябре.

- Ну, если в октябре, то давайте сразу распишемся и распустимся в своем бессилии!

И понурые депутаты побрели кто куда.

Александр МАШКАРИН.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3007
Оценок:  1
Средний балл:  9