Статья опубликована в №44 (214) от 24 ноября-30 ноября 2004
Политика

Боливар на двоих

 Максим АНДРЕЕВ 24 ноября 2004, 00:00

Финал псковских губернаторских выборов свел двух давних политических противников

Евгений Михайлов и Михаил Кузнецов нашли друг друга в стенах Госдумы второго созыва. Оба они прошли в российский парламент по партийным спискам ЛДПР. Оба работали в бюджетном комитете российского парламента. Впрочем, «стартовые позиции» у коллег-парламентариев были различными.

Для Евгения Михайлова, пришедшего в «большую политику» еще в 1990 году на выборах в Моссовет, а с 1993 года являвшегося активным членом Либерально-демократической партии, это был уже второй парламентский срок. В 1993 году он был избран в Государственную Думу по 141 Псковскому одномандатному округу от ЛДПР. Редактор партийной газеты являлся одним из ближайших соратников Владимира Жириновского.

Михаил Кузнецов знал толк в финансовых вопросах – в 1993 году он стоял у истоков создания МДМ-банка. Он обладал серьезными средствами (М. Кузнецов и сам не отрицал, что получил приглашение войти в предвыборный список ЛДПР благодаря своей предпринимательской деятельности [1] ; а МДМ-банк и вовсе стал считаться партийным банком ЛДПР [2] ) и связями в финансово-промышленных группах. Зато был менее искушен в вопросах политики [3].

Картина первая: «На свою голову»

В ноябре 1996 года заработал «псковский проект» ЛДПР – первый региональный проект партии Жириновского. При всемерной поддержке партии и ее лидера Евгений Михайлов был избран губернатором Псковской области, получив во втором туре 56,5% голосов. От внимательных наблюдателей не ускользнуло, что головокружительный успех стал неожиданностью в первую очередь для него самого.

Новоиспеченному главе администрации пришлось напрячь все имеющиеся ресурсы для того, чтобы удержать на плаву корабль, оказавшийся под его началом. Губернатор начал формировать команду. Преимущественно из людей, с которыми был связан по работе в Москве, в структурах ЛДПР.

Михаил Кузнецов протянул «руку помощи» коллеге по парламентской фракции еще в ходе кампании по выборам губернатора. А почти сразу после победы Е. Михайлова в Пскове открылся филиал МДМ-банка, ставшего основным партнером администрации области, держателем бюджетных счетов государственных организаций и унитарных предприятий.

С начала 1997 года Михаил Кузнецов, по его собственным словам, «часто бывал в администрации, давал советы по тому, как выстраивать работу, какие кадровые и экономические решения могут улучшить ситуацию в области» [4].

В 1998 году Михаил Кузнецов начал появляться на страницах псковской печати. Образ «депутата-защитника», радеющего за интересы псковичей, постепенно выкристаллизовался и приобрел индивидуальные черты.

Помощь областной администрации и в самом деле была необходима. Реальной поддержки со стороны партии и ее «многочисленных союзников» в федеральной власти Псковщина так и не дождалась. Зато отношения между федеральным центром и губернатором-жириновцем сложились, мягко говоря, прохладные. В этих условиях новая власть остро нуждалась в лоббировании своих интересов в Москве. На действующего депутата Госдумы надеяться не приходилось – Александр Невзоров, избранный в 1995 году в нижнюю палату российского парламента по 141-му Псковскому одномандатному округу, не проявил себя как лоббист интересов области [5].

Таким образом, накануне новых парламентских выборов администрация области была поставлена перед необходимостью проведения в Государственную Думу депутата, способного отстаивать интересы региона и его правящей элиты в парламенте и правительстве. Таким депутатом как раз и предстояло стать М. Кузнецову, который, по мнению некоторых наблюдателей, начал плотно работать с областью как раз в обмен на обещание Е. Михайлова помочь ему избраться в Думу по Псковскому одномандатному округу и избавиться таким образом от партийной зависимости [6].

ЛДПР теряла свои общественные позиции, так что вновь пройти в парламент по партийным спискам депутату-регионалу представлялось проблематичным. Кузнецов достаточно рано дистанцировался от либерал-демократов. По его собственному признанию, во время своего первого депутатского срока он «во фракции только числился» [7].

В мае 1998 года (перед угрозой досрочного роспуска парламента в связи с возможным троекратным неутверждением Сергея Кириенко премьер-министром) Михаил Кузнецов публично заявил о своем намерении баллотироваться по Псковскому одномандатному округу. А Евгений Михайлов выразил свою безоговорочную поддержку этих его планов. Началась стремительная «раскрутка» М. Кузнецова. Отныне все положительные сдвиги в жизни области с участием федеральной власти подконтрольные губернатору СМИ связывали исключительно с именем депутата.

Сама избирательная кампания по выборам депутата Государственной Думы в 1999 году стала наиболее напористой и агрессивной за всю историю парламентских выборов в Псковской области. В распоряжении Михаила Кузнецова оказался весь региональный административный ресурс. Впервые он был использован с таким размахом и так эффективно. То, что в силу тех или иных причин не применялось в 1993 и 1995 годах администрацией Владислава Туманова, новая власть использовала легко и цинично.

В результате массированной атаки через подконтрольные администрации области СМИ М. Кузнецов заполнил собой практически все информационное пространство области. В то же самое время на его соперников обрушился поток жесткой и огульной критики. Представители местных элит так и не смогли объединиться против «чужака», проталкиваемого в Госдуму областной властью. Предпринятые попытки переговоров и консолидации успехом не увенчались.

В результате Михаил Кузнецов даже превзошел успех Евгения Михайлова на выборах 1993 года: свои голоса за него отдали 35,26% избирателей области [8].

Это стало пиком успешного взаимодействия двух политиков.

Но при этом произошло и другое, еще не очевидное для всех, событие: Михаил Кузнецов стал потенциальным конкурентом Евгения Михайлова.

Картина вторая: «Если друг оказался вдруг…»

Уже весной 2000 года между партнерами вспыхнул конфликт. Поводом стали приближающиеся выборы главы администрации области.

Относительно причин раскола, положившего начало новому этапу общественно-политического развития всего региона, существует как минимум две версии. Евгений Михайлов утверждал, что Михаил Кузнецов нарушил их негласный договор, согласно которому, получив поддержку на выборах в Думу, он обещал не претендовать на пост губернатора.

Напротив, согласно версии М. Кузнецова, теряющий поддержку избирателей Е. Михайлов под давлением доводов части своего окружения сначала отказался от идеи переизбрания на пост главы администрации и согласился с тем, что баллотироваться будет его набирающий популярность соратник, а потом взял свои слова назад.

Подробную «стенограмму» размолвки дал только М. Кузнецов: «Когда возник разговор на эту тему, ряд сотрудников администрации высказали Михайлову свою позицию. Мы собрались все вместе, обсудили «за» и «против».

В результате этого разговора Михайлов принял решение отказаться от губернаторских амбиций. Я тогда сказал: «Женя, если ты не пойдешь на выборы, я готов попробовать свои силы». Михайлов сказал, что если все так считают, то, наверное, это правильный выбор». Но потом Е. Михайлов, по словам М. Кузнецова, «передумал»: «Пришел ко мне месяц спустя и сказал: «Я решил еще раз попробовать стать губернатором. У меня есть шансы, поэтому я пойду на перевыборы». По словам М. Кузнецова, «дальнейший разговор был нелепым. Глупо было объяснять человеку, что нельзя бросаться такими решениями и надо уметь держать свое слово. Еще более несерьезными выглядели попытки Михайлова доказать мне, что если он передумал, то я обязан уступить» [9].

Так или иначе, но уже в мае оба претендента форсировали подготовку к предвыборной кампании, начав тотальную информационную войну друг против друга.

По мнению некоторых наблюдателей, решающую роль в «переубеждении» Е. Михайлова сыграли несколько его приближенных лиц, которые опасались того, что в случае смены лидера команды они будут оттеснены от «кормила власти».

Кроме того, «передумать» и вступить в борьбу за второй срок Евгения Эдуардовича могли заставить изменившиеся политические условия. Окончательно дистанцировавшись от ЛДПР и сделав ставку на новую партию власти – «Единство» – он приобрел нового политического партнера и упрочил свои позиции, интегрировавшись в создаваемую вертикаль власти.

М. Кузнецов перестал быть единственной опорой губернатора в Москве. Внутри же области против «чужака» выступили представители деловой и политической элиты, оказавшиеся перед выбором: сохранение существующего положения вещей или возможное переустройство всего политического и экономического пространства области [10].

Свою лояльность действующему губернатору и отстраненность от М. Кузнецова подтвердили и депутаты областного Собрания, подавляющим большинством голосов поддержав внесение в Закон «О выборах главы администрации Псковской области» изменения, согласно которым норма, необходимая для победы кандидата в первом туре, была снижена с 50% до 25%.

В результате выборы предсказуемо прошли в один тур. Евгений Михайлов занял первое место, получив 28,01% - минимум, гарантированный ему наличием административного ресурса. Кузнецов же, с самого начала считавшийся его главным соперником, начав, по мнению многих экспертов, свою кампанию с досрочного старта весной, не сумел удержать голоса сторонников в ходе жесточайшей информационной войны и в итоге занял даже не второе, а третье место с 15,04 % голосов. «Местный» кандидат Виктор Бибиков – предприниматель, получивший поддержку целого ряда авторитетных представителей региональной деловой и политической элиты, буквально «на волосок» обошел депутата, набрав 15,12%.

Михаил Кузнецов потерпел первое поражение в борьбе с Евгением Михайловым. При том, что оба политика потеряли от конфликта, административный ресурс позволил Михайлову сохранить власть и политическое доминирование в регионе. Михаил Кузнецов оказался в политической оппозиции и в некотором смысле в изоляции. Перестав быть системной частью региональной власти, Кузнецов тем самым вышел из зоны действия некоего ее ореола, простиравшегося на его персону ранее, и стал для региональной элиты просто «чужаком», «пришельцем».

Картина третья: «Нам здесь жить!»

Губернаторская кампания, тем не менее, не разрешила сложившегося противостояния между политическими противниками. Итоги выборов не заставили М. Кузнецова ни отказаться от дальнейшей борьбы с Е. Михайловым, ни, тем более, примириться с ним. Личные отношения между политиками были полностью испорчены. Каждый из оппонентов стремился к политическому уничтожению соперника как основной причины своего психологического дискомфорта.

Не прекращающаяся ни на один день позиционная «холодная война» между депутатом и губернатором стала основным «нервом», пружиной региональной политики на следующие три года.

Однако именно благодаря этому перманентному противостоянию в области сформировалось конкурентное политическое пространство, что является большой редкостью в современной России. Наращивая медиа-ресурсы для ведения «боевых действий» друг против друга, соперники способствовали развитию конкурентного информационного поля.

В новых условиях рассчитывать на победу в следующей парламентской и, возможно, губернаторской, кампании было сложно. Поэтому основные усилия М. Кузнецова были направлены на то, чтобы на качественно новом уровне интегрироваться в местное экономическое, политическое и общественное пространство.

С первым было относительно проще – установив при посредничестве Михаила Гавунаса контроль над Псковским мелькомбинатом (приобретя его ликвидные активы после банкротства ОАО «Мука-комбикорма»), Михаил Кузнецов тем самым стал заметной фигурой в экономике области. Ближайшей же возможностью для региональной политической легитимации стали выборы в Псковское областное Собрание депутатов, состоявшиеся весной 2002 года [11]. Прочные позиции в Собрании должны были стать надежным плацдармом для участия М. Кузнецова в предстоящих думской и губернаторской кампаниях.

Впервые выборы в региональный парламент проходили по смешанной системе: 22 депутата избирались по одномандатным округам и еще 11 – по спискам избирательных объединений (партий и блоков). Поправка в избирательное законодательство области была пролоббирована администрацией Евгения Михайлова, легко просчитавшей собственную выгоду при подобной смене формы выборов.

Попытки команды М. Кузнецова не допустить усиления позиций областных властей таким образом (работа с действующими депутатами, молодежное движение «Партий.NET!», публикации в подконтрольной прессе), не увенчались успехом.

Все наиболее известные общероссийские партийные брэнды были уже «заняты». Строить юридическую основу блока пришлось из партийных структур третьего ряда, номинальные держатели брэндов которых имелись в Псковской области. Региональный избирательный блок «Кузнецов, Полозов, Савицкий – Вместе ради будущего!» был создан региональным отделением Российской объединенной социал-демократической партии Михаила Горбачева, Псковской областной общественно-политической организацией пенсионеров и Псковским региональным отделением политического общественного движения зеленых «Родина». Именно на избирательный блок – в ущерб кампаниям в одномандатных округах – была сделана основная ставка.

Союзниками М. Кузнецова на новом этапе борьбы стали его бывшие конкуренты по думской кампании 1999 года, депутаты областного Собрания Игорь Савицкий и Борис Полозов. Список персон, способных публично представлять оппозиционный блок, был не слишком велик. В последний момент отказался от достигнутых ранее договоренностей по участию в блоке мэр Пскова Михаил Хоронен, оказавшийся не готовым к прямому противостоянию с администрацией области.

В результате блок получился со «смещенным центром тяжести» – вошедшие в него персоны были очевидно несопоставимы по политическому весу. М. Кузнецов, возглавивший список с целью гарантировать блоку преодоление избирательного барьера, закономерно оттеснил на задний план своих союзников [12].

Блок изначально позиционировал себя в качестве единственной политической силы, реально оппозиционной администрации Евгения Михайлова. Последняя на этих выборах была представлена подконтрольным губернатору псковским отделением ликвидируемой на общероссийском уровне партии «Единство». Между КПС-ВРБ и «Единством» и развернулась основная публичная борьба в ходе кампании.

По итогам региональных выборов первое место заняла КПРФ (27,58%), второе – «Единство» (26,22 %). Избирательный блок «Вместе ради будущего!» вышел на третье место с 15,07% голосов – это буквально тот же уровень поддержки, который получил М. Кузнецов на выборах главы администрации области в 2000 г. Учитывая результаты выборов в одномандатных округах, администрация Е. Михайлова одержала серьезную победу, сумев сформировать самую крупную в Собрании фракцию (12 из 29 избранных депутатов на момент начала работы Собрания).

От КПС-ВРБ в региональный парламент в конечном итоге попали только Борис Полозов и Игорь Савицкий (потерпев поражение в одномандатных округах, они были избраны по списку блока). В Собрании они оказались в политической изоляции. Практически сразу после выборов блок «Кузнецов, Полозов, Савицкий – Вместе ради будущего!» перестал существовать как самодостаточная политическая сила.

Таким образом, попытка М. Кузнецова укрепить свои позиции в областном политическом пространстве через региональный парламент провалилась. Выборы лишь подтвердили уровень электоральной поддержки депутата в регионе. Привлечь на свою сторону новых избирателей не удалось.

Противопоставить административному ресурсу действующих областных властей можно было только объединение самого широкого спектра оппозиционно настроенных по отношению к Михайлову сил внутри региональной элиты. Однако консолидировать и возглавить эти силы Кузнецов по некоторым причинам не сумел.

Во-первых, так как по-прежнему оставался в глазах части местной элиты выходцем из группы Михайлова, - их раскол многими воспринимался как сиюминутные внутриклановые «разборки». Во-вторых, принадлежность к политической оппозиции для большинства псковской политической элиты была невозможна, этого просто боялись. В-третьих, личностные особенности характера М. Кузнецова, не склонного к долгим позиционным переговорам, не позволили ему наладить отношения со многими местными политиками.

По итогам выборов 2002 года М. Кузнецов не смог выбраться за пределы ограниченного политического пространства, находящегося за рамками системы региональной власти.

Картина четвертая: «Позади Москва»

Основной интригой выборов в Государственную Думу 2003 года предсказуемо стала борьба между Михаилом Кузнецовым и кандидатом-креатурой администрации области [13].

Мандат депутата Государственной Думы был для М. Кузнецова принципиальным рубежом, оставление которого качественно меняло его положение.

Первоначально на роль «своего» в Госдуме был выбран депутат Псковского областного Собрания, лидер прогубернаторской депутатской фракции «Единство», главный врач областной больницы Виктор Антонов.

Однако этим планам Е. Михайлова и его окружения не суждено было сбыться. Персону «кандидата власти» для 141 одномандатного округа определили в Москве. Им стал Алексей Сигуткин, назначение которого в мае 2003 года секретарем регионального отделения «Единой России» было призвано поставить точку в затянувшемся противостоянии между про- и анти- губернаторскими группами в псковской «единороссии».

Появление А. Сигуткина на политической сцене области в качестве кандидата в депутаты Государственной Думы стало неожиданностью и для М. Кузнецова. По имеющейся информации, между ним и некоторыми представителями администрации президента, а также предыдущим руководителем «ЕР» в Пскове Виктором Семеновым уже была достигнута договоренность о включении его в «белый список» кандидатов, избрание которых не противоречит интересам федерального центра. Но прямое давление на администрацию президента со стороны лидера «Единой России» Бориса Грызлова сорвало планы М. Кузнецова.

Между тем, именно федеральный ресурс теоретически мог стать основным политическим рычагом М. Кузнецова в противостоянии с Е. Михайловым. Но М. Кузнецов старательно сохранял свою отстраненность от федеральных политических и властных структур, полностью полагаясь на свои силы.

Им не был налажен контакт с потенциальным союзником – полномочным представителем президента РФ в Северо-Западном Федеральном округе Виктором Черкесовым, находившемся в должности с 19 мая 2000 года по 19 марта 2003 года (о негативном отношении В. Черкесова к губернатору Псковской области было хорошо известно).

Михаил Кузнецов и Алексей Сигуткин закономерно стали лидерами кампании.

Пропрезидентский брэнд «Единой России» в совокупности с местным административным ресурсом сыграл свою роль – Алексей Сигуткин занял первое место, получив 27,15% голосов. Михаил Кузнецов оказался вторым с 21,25%. Необходимо отметить, что уровень его поддержки по сравнению с кампаниями 2000 и 2002 гг. заметно вырос.

Евгений Михайлов, хотя и не смог провести в Думу однозначно «своего» депутата, на данном этапе все же победил. Его позиции внутри области перед выборами главы администрации укрепились. Вместе с тем М. Кузнецов доказал, что его потенциал не ограничен 15% и имеет ресурсы для роста.

Картина пятая: «Не ждали?..»

Тем не менее, М. Кузнецов почти перестал рассматриваться в качестве потенциального кандидата на губернаторских выборах. Уже очень скоро пропагандистская машина областной администрации, в течение некоторого времени по инерции еще продолжавшая нападки на экс-депутата, переключила свое внимание на других противников губернатора.

Сам М. Кузнецов на длительное время отстранился от публичной политической деятельности.

Его вступление в кампанию по выборам губернатора (М. Кузнецов сделал это одним из последних) многими было расценено поначалу в качестве своеобразного «дембельского аккорда». Адекватно оценивая свой стартовый электоральный ресурс, устойчивый и вполне солидный, но не достаточный для победы, он поначалу не ориентировался на выход во второй тур, но был готов поддержать в нем приемлемого для себя оппонента Е. Михайлова.

Наблюдатели отмечают разительное отличие губернаторской кампании М. Кузнецова от всех предыдущих, - избегая агрессии и напора, он стал позиционировать себя как взвешенный и умеренный политик.

Однако после того, как из предвыборной гонки был выбит мэр Пскова Михаил Хоронен, которому многие предрекали уверенный выход во второй тур и последующую победу, расклад сил кардинально изменился. Михаил Кузнецов получил шанс на «второе политическое рождение». Что и подтвердили результаты голосования 14 ноября. М. Кузнецов занял второе место, набрав 18,34% голосов (у Е. Михайлова 29,71%). Теоретически после удаления М. Хоронена «вырасти» мог любой кандидат, но получилось это именно у М. Кузнецова – сказалась как инерция предыдущих кампаний, так и благоприятный ход самих выборов – в течение последнего времени главным объектом критики пропагандисткой машины Е. Михайлова были М. Хоронен, И. Провкин и М. Брячак.

Два наиболее известных в области политика вновь готовятся к решающей схватке. Устранив с помощью административных рычагов одного серьезного конкурента, Евгений Михайлов оказался лицом к лицу с другим.

Картина шестая: «Ждите ответа...»

У Михаила Кузнецова есть реальный шанс взять реванш. Приоткрывшийся путь к победе достаточно узок, но это все-таки и не «игольное ушко». Как и во всех предыдущих кампаниях, стержнем которых было противостояние между Михайловым и Кузнецовым, победу последнему способна дать только консолидация самого широкого спектра антигубернаторских сил – от радикальных до «бархатных».

Нельзя сказать, что Е. Михайлов не пытается консолидировать региональную элиту. Но особенностью этого процесса вокруг Михайлова является то, что он, как и в 2000 году, консолидирует ту часть элиты, которая в силу тех или иных политических и экономических обстоятельств находится под ним, входит в некую «вертикаль власти», зависит от него.

А М. Кузнецову предстоит решить совершенно другую задачу – консолидировать политически и экономически независимые от него структуры и персоны, что объективно более сложно.

Создание широких предвыборных коалиций – очень своеобразный процесс. В ситуации второго тура выборов губернатора речь идет о консолидации усилий двух групп политиков – тех, кто непосредственно лоялен оппоненту власти и тех, кто не лоялен власти как таковой. Соответственно отличаются и мотивы коалиционеров. Но их заставляет объединиться необходимость решения общей задачи. В данном случае – и те, и другие стремятся к смене режима и видят в этом условие своего дальнейшего политического существования. Возможно – вместе с лидером коалиции, в структурах власти, возможно – без него и даже в соперничестве с ним. Успех коалиции в равной степени зависит как от лидера, так и от количества и политического «веса» ее участников.

И то, что не удалось в Псковской области в 1999, 2000, 2002 и 2003 году, вполне может получиться в 2004-м.

До снятия М. Хоронена с выборов М. Кузнецов рассматривался как один из возможных участников коалиции. Теперь он пытается стать ее лидером.

За прошедшие с момента первого появления на псковской земле годы, Михаил Кузнецов уже достаточно прочно укоренился в регионе, и в сознании большинства избирателей является уже не менее «своим», чем выросший в Великих Луках Евгений Михайлов. В каком-то смысле Михаил Кузнецов «дозрел» как региональный политик.

Кроме того, став неотъемлемой и привычной частью политической системы области и в течение долгого времени последовательно оппонируя Е. Михайлову, М. Кузнецов уже может претендовать на роль объединителя, апеллируя к интересам нелояльной Е. Михайлову и его администрации части региональной элиты и недовольных им граждан.

Ситуация сделала Михаила Кузнецова фактически безальтернативным центром притяжения антимихайловской оппозиции.

Вопрос о том, созрела ли для объединения сама элита, вызывает гораздо больше сомнений. Впрочем, намного важнее, что определенного уровня зрелости в развитии достигло и псковское общество. Классическое «низы не хотят» вполне соответствует сложившейся ситуации. И псковские «низы» в принципе способны сами решить политическую задачу 5 декабря, даже если «верхи» сделать это «не смогут».

Максим АНДРЕЕВ,
Агентство политической информации «Навигатор».
http://navigator.pskovregion.org.

1 «Михаил Кузнецов. От первого лица». Псков. 2003. С. 29.
2 АПИ «Навигатор». Повесть о том, как поссорились Евгений Эдуардович с Михаилом Варфоломеевичем // ПГ, № 1 от 17.08.2000 г.
3 «В то время я просто не понимал, что, попадая в Госдуму в с помощью ЛДПР, я принимаю на себя часть ответственности за деятельность этой партии. В 27 лет мало кто хорошо разбирается в политических тонкостях. От этой партии поступило предложение войти в их список, и я согласился… Честно признаюсь, меня мало интересовала партийная позиция ЛДПР, если у них вообще есть позиция» // «Михаил Кузнецов. От первого лица». Псков. 2003. С. 29.
4 Там же. С. 34.
5 М. Андреев, АПИ «Навигатор». Псковские грабли // ПГ, № 44 (165) от 19.11.2003 г.
6 АПИ «Навигатор». Повесть о том, как поссорились… // ПГ, № 1 от 17.08.2000 г.
7 «Михаил Кузнецов. От первого лица». Псков, 2003. С. 29.
8 М. Андреев, АПИ «Навигатор». Псковские грабли // ПГ, № 44 (165) от 19.11.2003 г.
9 «Михаил Кузнецов. От первого лица». Псков, 2003. С. 38.
10 АПИ «Навигатор». Всадники без головы. // ПГ, № 15, 23-29 ноября 2000 г.
11 АПИ «Навигатор». Никогда не говори «никогда» // ПГ, № 7 (78) от 14-20 февраля 2002 г.
12 АПИ «Навигатор». Никогда не говори «никогда» // ПГ, № 7 (78) от 14-20 февраля 2002 г.
13 А. Машкарин, АПИ «Навигатор». Путевой лист // ПГ, № 45 (166) от 26 ноября 2003 года.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3837
Оценок:  3
Средний балл:  9.7