Статья опубликована в №45 (215) от 01 декабря-07 декабря 2004
Культура

Идти другими тропами

Дмитрий Степанов и Максим Турченко: «В Псковской области существует только историко-культурный туризм. Больше у нас ничего нет»
 Артем Корюшкин 01 декабря 2004, 00:00

Дмитрий Степанов и Максим Турченко: «В Псковской области существует только историко-культурный туризм. Больше у нас ничего нет»

Все необычное или новое практически всегда воспринималось, если уж не в штыки, то с определенной долей равнодушия. Подобная общественная тенденция сохранилось и по сей день. Изменилось разве что отношение к людям, вносящим нечто новое. Раньше их могли сжечь на костре, забросать камнями или выгнать из города, а теперь их просто игнорируют, надевая при этом маску заинтересованности.

«Другие» люди

В конце мая этого года в Пскове прошел «студенческий круглый стол» «ПЛОТ» (Профессия, Лидерство, Организация, Труд) – смотр-конкурс молодежных проектов, нацеленных на развитие ресурсов области. На «ПЛОТу» студенты различных вузов представили на суд строгого жюри, состоящего по преимуществу из деканов и преподавателей тех же вузов, свои проекты, которые, по большому счету, оказались рассчитанными на студенчество.

По итогам «ПЛОТа» авторы предложений, вошедших в пятерку лучших, получили ценный приз в виде поездки в летнюю школу лидеров, где проекты должны были быть доработаны и проведены в жизнь. С тех пор прошло уже более двух месяцев, а о результатах летней школы ничего не известно, кроме того, что ее участники вроде бы чему-то учились.

Чтобы выяснить судьбу одного из наиболее интересных и необычных проектов под названием «Другой туризм», мы обратились к его авторам, студентам 5-го курса исторического факультета Псковского государственного педагогического института, Дмитрию Степанову и Максиму Турченко.

- Что было сначала: ваш проект или «ПЛОТ»?

Максим: Сначала был проект. До этого мы им занимались почти год. Идея возникла благодаря преподавателю, который предложил Дмитрию заняться экологическим туризмом. Дмитрий предложил мне присоединиться, и мы начали собирать материал. Приступили к изучению области, оценили ее ресурсы, а потом постепенно пришли к разработке проекта.

- Чем вас привлекло Волышово, на базе которого вы решили делать проект?

Максим: Занимаясь экологическим туризмом, мы сначала оценили всю область и выделили несколько экологических районов: побережье Псковского и Чудского озер, Себежский национальный парк, экологическая тропа на Лужской возвышенности, Талабские острова в Псково-Чудском водоеме. После этого стали зондировать восток. Остановились на Волышово. Здесь располагается интересный архитектурный памятник, усадьба Строгановых, и действующий конезавод с двумястами голов лошадей. Оба ресурса абсолютно не используются. К тому же там хорошие природные условия. Нас привлекла возможность сделать туристические тропы на лошадях.

Какой у нас в области сейчас существует туризм?! Это Псков, Изборск, Печоры, Пушкинские горы. Больше у нас ничего нет. К тому же все это по преимуществу имеет историко-культурную направленность. Не всем может быть интересно просто поездить и послушать. Чего-то более активного у нас нет. Активный туризм у нас пока еще – не занятая ниша.

Мы не стали теоретически развивать наш проект, а сами съездили и посмотрели все на месте. После этого начали нарабатывать материал.

Дмитрий: Причем работали методом исключений. Начинали с историко-культурной направленности проекта. В октябре прошлого года свозили в Волышово голландцев и поняли, что эта возможность неприемлема. Решили углубиться в спортивный туризм, однако это – слишком маленький сегмент рынка. Потом ушли в эколого-спортивный туризм с элементами приключений. Эта ниша нас привлекла тем, что она более интересна молодому населению.

- Вы возили голландцев в Волышово, это были просто туристы?

Дмитрий: Это были студенты по обмену из Неймегена. Они каждый год посещают наш город. Приехали и в прошлом году, и преподаватели решили, что хватит десять лет подряд развлекать их одинаково. Устали возить их по одним и тем же объектам. Мы договорились о том, что возьмем гостей на себя и повезли их в Волышово. Была составлена достаточно обширная культурная программа на день. Показывали им усадьбу, Порхов. Нам не повезло с погодой, шел дождь. Для голландцев это был экстрим.

- Им понравилось или нет?

Дмитрий: За день до этого они провели достаточно много времени в клубе, поэтому всю ночь не спали. Понравилось преподавателям, которые ночью выспались. Для остальной части это было хорошим отрезвлением ума.

- Как проводили спортивную часть?

Дмитрий: Мы ее не проводили, только предположили, какой она может быть. Продумали четыре маршрута: пешеходный, конный, что было основной изюминкой проекта, велосипедный и сплав по реке Шелонь на лодках.

- Как вы пришли к тому, что нужно делать «квестовую» форму, форму приключения, внедрять в игровой элемент?

Дмитрий: Это уже был плод «ПЛОТа». Я вышел на московскую «Академию приключений», которая занимается организацией «приключенческих парков» по всей России. Мне эта идея понравилась, и мы решили сами попробовать подобный вид отдыха.

Пробиваем таланты

Дмитрий и Максим проект написали, однако на стадии претворения его в жизнь встретились известные трудности, которые емко озвучили герои мультфильма «Деревня Простоквашино»: «Чтобы что-то купить, нужно для начала что-то продать...», а что делать, если ничего нет? На голом месте, даже при наличии действующего конезавода и не разрушенного до конца временем и варварами усадебного комплекса, ничего не построишь.

- Вы встречались с сотрудниками, хранителями усадьбы?

Максим: Усадьбой занимается директор Порховского краеведческого музея Лидия Васильева – пробивная женщина, все сама делает. Помогала нам в поездке с голландцами. В Волышово за всем следит управляющий, а так там все разрушается с каждым годом все больше и больше, несмотря на усилия людей. Нет никакой финансовой поддержки.

- Вы представляли Васильевой свой проект, как она на него отреагировала?

Максим: Она видела вариант, который мы написали еще до «ПЛОТа». Туда входили экологические и историко-культурные элементы. Она сказала, что поддержит любую инициативу, главное, чтоб усадьба не развалилась совсем, и шли хоть какие-то деньги на ее поддержание.

Дмитрий: Естественно, что инициативу поддерживают, а в финансовом плане ничем помочь не могут, поскольку сами находятся в бедственном положении. Собственно, так и везде, поддержать могут только инициативу.

- А какую-нибудь реальную помощь вам предлагали?

Дмитрий: На конезаводе согласны готовить лошадей, а их нужно полгода готовить, чтобы они могли спокойно держать на себе любого человека. Люди к этому тянутся, особенно главный конюх. Учат людей, которые могут обращаться с лошадьми, в основном это школьники. В принципе, при минимальных финансовых вложениях уже можно принимать людей для отдыха: модель создана, есть люди, которые там будут работать. С апреля по сентябрь вполне можно было бы принимать по 3-4 группы, но, как всегда, дело остается за «малым», за деньгами, которых нет. Нам вдвоем не толкнуть. Много людей интересуются проектом, но не более, после этого пропадают. У нас уже громадная пачка визиток образовалась.

Пытались как-то гранты получить через областной комитет по культуре. Люди согласились помочь. Полгода назад еще как-то шевелились, говорили, мол, пишите, поможем. Мы все сделали, а они, видимо, почувствовали, что мы серьезно подошли к делу и просто так не уйдем, стали нам рассказывать байки про сломанный Интернет, никак ни с кем не связаться и прочее…

- Пробовали ли найти средства сами, без посредников?

Максим: Самим с нуля нет шансов. Грант можно получить на организацию.

Дмитрий: Кто-то солидный должен за тобой стоять, кто может поручиться. Кто даст большие деньги двум студентам?

- Сколько нужно денег?

Дмитрий: Требуется минимум 7 тысяч евро.

- Для чего потребуются деньги?

Дмитрий: У нас рассчитан комплекс услуг. Поскольку мы разрабатывали конный маршрут, то требуется экипировка для лошадей. Среднее по качеству седло стоит около 6-7 тысяч рублей. Для велосипедных маршрутов нужны качественные велосипеды. Плюс для сплава на лодках потребуются лодки. У нас есть смета, где все расписано по пунктам.

Максим: Туда же включено необходимое оборудование для троп, хотя бы биотуалеты. Не под кусты же «ходить» на экологической тропе?!

- Люди потянутся к «Другому туризму»?

Максим: Если бы проект заработал, я думаю, люди появились бы. По собственному опыту знаю, что такое езда на лошадях. Запомнилось на всю жизнь.

Дмитрий: Да, впечатления глубокие. Я летом ездил в Турцию, но впечатления от поездки оказались где-то на уровне с впечатлениями от езды на лошади. Как сейчас помню момент, когда я падал с несущейся галопом лошади. Здесь же, к слову о туризме, когда я упал, первый конюх оборачивается и говорит: «Ребята, держите лошадь», а я лежу. Первым делом он подумал о лошади.

Нужно элементарно работать с людьми, которые будут потом работать с другими людьми. Они должны понимать, что для туриста нужно делать все. Существует советская схема: предложение определяет спрос, то есть считается, если у вас есть лошади, люди поедут, они уже согласились, а дальше, извините, они согласились, никто их не тянул. На самом деле спрос определяет предложение. Одних лошадей иметь мало, нужно все это еще красиво оформить.

«На маленьком плоту-у-у…»

Выяснилось, что не только финансовые проблемы стояли на пути. Как только перед Дмитрием и Максимом замаячила возможность показать свой проект представителям общественности и людям бизнеса, как значилось в официальном пресс-релизе «ПЛОТа», они, не раздумывая понесли свое детище на всеобщее обозрение.

- С какими ощущениями вы шли на «ПЛОТ» и что изменилось после него?

Дмитрий (вздыхает): Шли с большими надеждами. Казалось, вот оно! К нам прилипло еще человек 10. Не хочу сказать, что это был балласт, но по большому счету – балласт.

Максим: Было пару дельных людей. В основном же люди шли ради «ПЛОТа», а не ради создания проектов. Им было интересно съездить в лагерь, что-то еще… До «ПЛОТа» нам говорили, что на обсуждении проектов будут присутствовать бизнесмены, возможно, грантодатели, а в основном была академическая аудитория.

Дмитрий: Не нашлось даже таких людей, которые бы нам просто сказали, что наш проектом слишком дорогой и будет окупаться, допустим, двадцать лет.

- Двадцать лет вы сами подсчитали?

Максим: Нет, окупаемость зависит от вложений и объема нашей работы. Конечно, если мы будем водить всех по одной тропе, то проект будет окупаться сто лет.

- После «ПЛОТа» вносили какие-то изменения в проект?

Дмитрий: После этого мы с Максом немного разошлись. Он стал разрабатывать географо-экологический аспект, а я углубился в экономику и бизнес-планирование.

Максим: В «Русско-немецком центре» заинтересовались и предложили создать экологическую тропу, чтобы по весне можно было вывезти людей. Хотят создать нечто вроде волонтерского движения для уборки территории, расчистки парков.

Дмитрий: В целом же, изменений нет. «ПЛОТ» разве что подавил энтузиазм.

- В лагерь ездили?

Дмитрий: Нет, не попали, хотя нам говорили, что он будет. Потом летом выяснили, что люди уже уехали в лагерь. Как-то скрытно они это сделали.

- Чем вам помог «ПЛОТ»?

Дмитрий: Обучением, но изначально там был сделан неверный посыл. Говорили: «Мы пробьем ваши проекты», а, по сути, получилось, что «Мы научим вас писать проекты». С этим посылом там было полезно.

Максим: Было интересно и полезно. Если бы у нас так преподавали в институте, я бы ходил каждый день.

Дмитрий: Чувствовался другой воздух, которым всегда приятно дышать. Рекламы бы больше, а то я узнал совершенно случайно о «ПЛОТе», когда утром зарядку делал, слушая радио. Решили сходить, правда, сначала попали на пресс-конференцию.

- Какие вы видите сейчас перспективы для проекта?

Максим: Перспективы есть всегда, надо уметь ими пользоваться.

Дмитрий: Я вижу перспективы в работе в турфирме. Не хватает немного опыта, хотя мы видели студентов академии туризма и заметили, что у них планка пониже. У нас оказалось больше практического опыта. Однако новых людей в турфирмах особо брать не хотят.

Вот такой совсем не студенческий получился разговор.

Пока лидеры политики и бизнеса обещают построить диснейлэнды и аквапарки, которые могут приносить сказочную прибыль да бессмысленно развлекать, родные проекты зябнут где-то на непроторенных дорожках отечественного туризма и досуга. «Другой туризм» вполне мог бы стать качественной изюминкой, привлекающей людей из разных стран. Но пока не стал и, возможно, не станет. И наши собеседники, судя по всему, не одиноки в своем положении. Многим дмитриям и максимам придется отложить в долгий ящик свои проекты развития и идти работать на благо общества другими путями. Если захотят.

Беседовал Артем КОРЮШКИН.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3308
Оценок:  2
Средний балл:  10