Статья опубликована в №2 (221) от 19 января-25 января 2005
Культура

Всепогибающая любовь

В будущем чувства могут стать достоянием тех, у кого хватит сил не быть частью Корпорации
 Артем Корюшкин 19 января 2005, 00:00

В будущем чувства могут стать достоянием тех, у кого хватит сил не быть частью Корпорации

Вероятное будущее человечества – одна из самых благодатных тем в кинематографе. Что ни фильм, то обязательно какое-либо заметное явление в современной культуре. Подобные картины – большое поле деятельности для любого художника, но предсказывать будущее берутся немногие режиссеры, особенно если кинопроект заведомо не предвещает прибыли.

Фантастические фильмы о будущем снимают со времен появления черно-белого кино, однако пик популярности таких картин пришелся на 1980-е годы. В этот период зарождаются фактически основные сюжетные ходы и идеи, которые эксплуатируются и в наше время.

Еще тогда многим кинорежиссерам будущее виделось весьма мрачным, а место обитания человека всегда напоминало постядерную свалку, где люди, как правило, пытались просто выживать. Немаловажную роль во многих фильмах отводили могущественным корпорациям, повелевающим всем, чего касаются руки простых смертных.

Несмотря на появление более обнадеживающих картин о будущем, декадентство в этом жанре все же превалирует над всеми другими настроениями. В результате чего изображение безрадостного существования будущих поколений землян вошло в киномоду. К тому же съемки подобных фильмов обходятся куда дешевле, чем картин, показывающих идеальный мир будущего. Помоек и сейчас хоть отбавляй, готовых декораций хватает в каждом городе.

Британский режиссер Майкл Уинтерботтом (Michael Winterbottom) пошел практически по стопам своих предшественников и снял фильм «Код 46» (Code 46, что буквально переводится как «Кодекс 46»). Сделал он это не без помощи известного предсказателя будущего, писателя-фантаста Клиффорда Саймака (Clifford Simak), а точнее – одного из его рассказов, по мотивам которого был написан сценарий. Фильм практически сразу стал «гулять» по мировым кинофестивалям, в том числе фестивалям фантастических картин, попутно получая небольшие премии и награды.

События кинокартины забрасывают зрителя в недалекое будущее, где, видимо, произошли какие-то природные катаклизмы, в результате которых вся планета превратилась в пустыню, разделяющую немногочисленные мегаполисы.

В этих городах сконцентрирована деятельная часть человечества, закрепленная за своим городом и лишенная права покидать его без особого разрешения. Разрешение же выдается далеко не каждому. Однако каждый житель имеет право быть подверженным одному из «вирусов», который может помогать ему в жизни. Таковым полезным «вирусом» может оказаться, например, «вирус» проницательности, когда человек способен читать мысли других людей. Тем не менее, в картине не указывается, каким «вирусам» были подвержены правители мегаполисов, одной проницательности или симпатии здесь явно маловато.

Граждане мегаполисов беспрекословно подчиняются ряду «Кодексов», нарушившие их подвергаются либо процедуре стирания памяти, либо выселению за пределы города, в пустыню.

В «Коде 46» показаны события, связанные с появлением в одном из городов дельца, занимающегося сбытом поддельных разрешений на дальние путешествия. Один из подчиненных корпорации «Сфинкс», управляющей в городах, – Уильям – отправлен навести порядок и найти преступника. Быстро вычислив нарушителя закона, которым оказывается молодая женщина Мария, арестовать ее он не может, так как оказывается влюбленным в преступницу. Но Уильям не может остаться с Марией, поскольку свободная любовь ныне преследуется законом.

Вернувшись домой, Уильям скрывает от «Сфинкса» истинные результаты своего расследования – прекрасная Мария оставила глубокий след в его душе. Агента снова отправляют на поиски. Положение его весьма неприятно, но оно становится еще ужаснее, когда он узнает, что Марии присвоен загадочный «Код 46», ведущий за собой жестокое наказание.

Во время просмотра фильма зрителю приходится прилагать большие усилия, чтобы добраться до главного замысла, который складывается в единую картину намного позже окончания финальных титров.

Сильный видеоряд, показывающий то пустыню, то города и людей, то задумчивые глаза главных героев, перемежается с мыслями героев. Незначительные детали, попадающие в кадр, постоянно дополняют мифологию кинокартины, о которой с самого начала практически ничего неизвестно.

События развиваются в неспешной манере, персонажи даже и не думают о том, чтобы решительно приступать к каким-то действиям. Они живут своей жизнью, своим временем, которое явно отличается от времени зрителей.

На главную роль Уильяма был приглашен Тим Роббинс (Tim Robbins), одной из его предыдущих наиболее значительных работ была съемка в «Побеге из Шоушенка» (The Shawshank Redemption). Тим Роббинс способен привлечь к любому фильму изрядную долю киноманов и высоколобых критиков, оценивающих в работе актера, прежде всего, умение передать сложный образ персонажа. Как правило, Роббинс исполняет роли двусмысленных героев, внешне кажущихся слабыми, но крепкими внутренне, в духовном плане.

Его партнером стала Саманта Мортон (Samantha Morton), выступившая в роли Марии. Многим зрителям Мортон могла запомниться в фильме «Особое мнение» (Minority Report), где она сыграла одну из трех ясновидящих. В фильме Майкла Уинтерботтома ей пришлось играть весьма странного героя, мысли которого наполняют большую часть «Кода 46».

Игра актеров смотрится весьма живой, может даже показаться, будто диалоги персонажей где-то подсмотрены. Этому способствует иногда подрагивающая камера и ее так называемый ракурс «из-за угла», создающий эффект скрытой съемки.

Немаловажную роль играют звуки и различные шумы. Обычно в фильмах фильтруются все посторонние звуки, мешающие звучанию речи персонажей и фоновой музыке. Здесь же, наоборот, шумы выведены на первый план, что придает картине особую живость и реалистичность. Если прислушаться, то можно разобрать речь разных людей, особенно в сценах на китайском рынке и в аэропорту.

По некоторым сюжетным линиям «Код 46» напоминает известные «Особое мнение» и «Вспомнить все» (Total Recall) с Арнольдом Шварценеггером (Arnold Schwarze-negger), а также «Шестой день» (6th Day). Могущественные корпорации, проблемы памяти, клонирования и многое другое вошло в мир картины «Код 46». Местами это сочетается в «неудобоваримом» для зрителей способе и перегружает ведущую сюжетную линию, которой приходится прогибаться под тяжестью нависших на ней идей и скрести по полу, искрясь во все стороны.

Отличие от того, что уже было, заключается, прежде всего, в том, что борьба главных героев за свои жизни не продолжается борьбой за свободу и равноправие других жителей мегаполисов. В финале не происходит никакой революции и никто не свергает тиранический режим корпорации «Сфинкс». Все остаются счастливы, в том числе и корпорация.

Существование подобной корпорации в вероятном будущем преподносится как неоспоримый факт, от которого никуда не уйдешь.

Главным в картине оказалось стремление героев достичь личной независимости, следуя известному принципу: «Спасение утопающих…» Совершенно не важно, что будет с остальными людьми, это на самом деле никого не интересует, никто над этим даже не задумается, поскольку каждый человек в тяжелых ситуациях думает большей частью о себе.

Утопающие – Уильям и Мария – пошли еще дальше: тонув, тянули друг друга за собой. Не оправдалась и надежда на всепобеждающую любовь, которой попросту не оказалось среди людей. Разобщенность людей способствует их расчеловечиванию, многие превращаются в бестолковые машины, существующие в каждом «мегаполисе» в угоду неким «корпорациям», о которых Майкл Уинтерботтом хотел поведать, но скрыл все метафорами и аллюзиями.

Остается надеяться, что режиссер все же не обладает даром пророчества и нам не предстоит мир искусственных чувств без любви и свободы.

Артем Корюшкин.

Смотрите на лицензионном видео.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2809
Оценок:  0
Средний балл:  0