Статья опубликована в №16 (235) от 27 апреля-03 апреля 2005
Неделя

«А мы-то здесь при чем?»

Что сказал и что не сказал Михаил Хоронен на пресс-конференции
 Светлана ПРОКОПЬЕВА 27 апреля 2005, 00:00

Что сказал и что не сказал Михаил Хоронен на пресс-конференции

21 апреля, впервые в 2005 году, состоялась пресс-конференция мэра города Пскова. Михаил Хоронен, видимо, решил, что пора уже напомнить о себе журналистам. В качестве официальной причины было названо «подведение итогов 2004 г. и 1 квартала 2005 г.».

Перед началом пресс-конференции журналистам роздали отчет мэра по итогам работы за 2004 год, каждая страница которого свидетельствовала о неумолимом росте благосостояния псковичей, и свежеотпечатанный буклет с расписанием предстоящих торжеств в связи с 60-летием Победы.

Михаил Хоронен начал пресс-конференцию с итогов и прогнозов. Итоги 2004 года, по словам мэра, «действительно хорошие», а 2005 год «будет значительно сложнее». Говоря о заслугах администрации, он неоднократно подчеркнул, что на начало 2005 г. самое главное то, что «нам удалось сохранить жизнедеятельность города, жизнь в городе Пскове».

В условиях ядерной войны, моровой эпидемии или инопланетного нашествия «сохранение жизнедеятельности города» действительно смотрелось бы подвигом. Но в мирное, вполне благополучное время такая постановка вопроса, честно говоря, настораживает.

Выборы, ЖКХ и уборка

Пресс-конференцию построили следующим образом: пресс-служба проанализировала наиболее обсуждаемые проблемы за последние четыре месяца и заранее собрала заявки от редакций СМИ. Подготовленный мэр смог высказаться по самым острым вопросам. Получилось что-то вроде: «а еще вы говорили о том-то, так я вам хочу сказать, что…».

Михаил Яковлевич сказал свое веское слово про государственные реформы (которые «по сути правильные», но реализуются «наполовину неправильно»), про графу «против всех» (должна остаться) и как выбирать главу местного самоуправления (хотелось бы всенародно), про санитарную уборку улиц и ремонт дорог (и тому, и другому помешали «погодные условия») про структуру администрации (уже утверждена новая) и систему управления ЖКХ (идет работа по ее совершенствованию).

Михаил Хоронен говорил про «Чистую воду»: «Вся необходимая документация подготовлена и лежит у меня на столе. Почему я до сих пор не подписал? Я подпишу в ближайшее время… Я хочу еще раз – в сотый раз! – убедиться в экономике». И про слухи о его возможном переезде в Москву: «Никуда уходить и уезжать из города Пскова я не намерен. Предложенная там должность руководителя департамента системы ЖКХ – по-моему, я уже вырос из этих штанов». Можно добавить: псковское ЖКХ – тому яркое подтверждение.

Вообще, мэр говорил обо всем и всегда что-то недоговаривал. Например, говорил о платежах за коммунальные услуги: «повышение будет увязано с жизненным уровнем псковичей», но ничего не сказал ни о качестве этих услуг, ни о тенденциях в отношении самого «жизненного уровня».

Критичное восприятие уловило бы немало пустот в выступлении мэра. Постараемся их восполнить.

«Так разбирайтесь со своим НПЦ!»

Среди заранее подготовленных вопросов была «Золотая набережная» - будут, не будут ли сносить спорную застройку? Вот что сказал Михаил Хоронен:

«Я пошире отвечу. Решение о строительстве было принято по инициативе инвестора, фамилию вы знаете (мэр не стал всуе поминать имя г-на Ю. Р. Брохмана; курсив здесь и далее в тексте мой – Авт.), с разрешения городской администрации, исходя из того, что, напомню, на этом месте стояли развалины. В XIX веке там были, находились, жили люди в двухэтажных домах, каменных, деревянных, кирпичных, красного кирпича вместе с известняком. 25 лет назад Псков семьи оттуда выселил, и эти дома стали разрушаться. Сносить их тогда не было больших средств, и так далее. То, что было раньше, это надо было видеть, есть фотографии… И поэтому, когда инвестор предложил свои услуги, прекрасно понимая, что ситуация там сложная, что это центр города, что это правый берег устья реки Псковы (действительно, не левый – Авт.), все взвесив, «за» и «против», инвестор и мы с разрешения, я подчеркиваю еще раз, с разрешения соответствующих органов, и в частности НПЦ… Сейчас некоторые говорят, что НПЦ «не имело права» – так разбирайтесь со своим НПЦ, мы-то здесь при чем? Поэтому строительство на «Золотой набережной» не останавливается, и будет осуществляться и дальше. Инвестор настроен, и город, если что – судиться вплоть до Верховного суда».

А вот что Михаил Хоронен не сказал, так это то, что выделение участка под строительство прошло с множеством нарушений и было успешно опротестовано прокурором Псковской области в Арбитражном суде СЗФО. Не сказал он и о том, что господин Брохман, убирая руины, заботился отнюдь не о красотах исторического центра, а о своем любимом «Псковинкомстрое», готовя площадку под строительство. Так что заслуга относительная. Не будь ему дано «добро» на стройку – и стояли бы эти руины по сей день.

Другой вопрос, стоит ли примитивный снос руинированного здания (без расчистки и благоустройства) гибели солидного участка археологического культурного слоя и искаженного, если не сказать испорченного, вида на Кремль, главный псковский памятник? Это все равно, что полностью снести церковь из-за того, что на ее стене хулиганы выцарапали матерное слово.

Впрочем, понятно, почему так ценно деяние ООО «Псковинкомстрой» в глазах администрации города: оно покрывает ее собственную халатность, благодаря которой и появились развалины на берегу Псковы. В ответ логично прощать «инвестору» некоторые промахи и прикрывать его с тыла; услуга, что называется, за услугу. Таким образом, мэр просто записывается в соучастники всего, что творится на «Золотой набережной». Наверное, оно того стоит.

«Но я бы не стал рассматривать только эту тематику, я бы рассмотрел весь исторический центр города», - добавил Михаил Яковлевич. Вспомнить об историческом центре его заставили новые инициативы Северо-западной Росохранкультуры [ 1 ], требующей теперь остановить все строительство на территории охранных зон Пскова и Великого Новгорода.

По этому поводу мэр ограничился категоричным заявлением, что «никакие распоряжения отменены не будут». Но ничего не сказал о том, последует ли конструктивное разрешение ситуации «раз и навсегда». Между тем, на наш взгляд, пока дискуссия «памятник-федерального-значения-копать-никому-нельзя» ведется в правовой плоскости (хотя и похожа на «вымогательство взяток в особо крупных размерах», по выражению одного специалиста), выход из положения очевиден: инициировать запрос в Конституционный суд РФ с просьбой о толковании положений Федерального закона «Об объектах культурного наследия».

«За счет денег иностранных»

После неоднократного поминания в ходе пресс-конференции старшего брата – Великого Новгорода, мне пришел в голову такой вопрос: «Псков и Новгород очень похожи: историей, численностью населения (у нас 203 тысячи, у них – 217 тысяч человек), площадью (у нас – 95 кв. км., у них – 89). Однако в 2004 году бюджет Новгорода получил около 350 млн. рублей от земельного налога, а бюджет Пскова – чуть более 50 млн. Разница – в семь раз. Почему?»

Михаил Яковлевич начал с того, что Псков и Новгород ведут давнее соперничество, поочередно беря верх друг над другом. Ныне Новгород по большинству статей обходит своего «младшего брата», но в ряде пунктов Псков впереди. «Какие это пункты? Это благоустройство, это ввод жилья на одного человека, объем платных услуг и так далее. Знаете ли вы, почему в городе Пскове так активно развивается торговля и строительство?» – заинтригованные журналисты приготовились слушать, почему же в самом деле, но мэр предпочел оставить свое know how при себе.

«Объем торговли составил 13 млрд. рублей в 2004 г., объем строительства самый высокий на северо-западе! – продолжал мэр. – По земле. По земле они опережают нас, это правда. Причины две. Главная причина в том, что в 1990-х гг. они сумели привлечь шведские и европейские деньги и реализовать проект. За 10 лет до нас они смогли сделать кадастр земли, определили цену каждого метра земли, сделали упрощенную схему и так далее. Не за счет своих собственных денег, а за счет денег иностранных! Мы иностранные деньги стали тратить – и я считаю, что это было правильно – на социальную защиту населения».

Михаил Хоронен говорил об «иностранных деньгах» как о неком кошельке, где для каждого города зарезервирована определенная сумма: бери и трать на что хочешь. Он не говорил о том, что «иностранные деньги» - это практически всегда целевые средства, привлеченные менеджерами (Новгород) или принесенные благотворителями (Псков) для конкретных проектов. И что число проектов зависит только от расторопности принимающей стороны.

Мэр тем временем говорил дальше: «На сегодняшний день принято решение, и во втором чтении проекта бюджета вы увидите несколько пунктов, которые исходят из нашего соглашения с главой администрации области. Муниципальный заказ свыше 2000 МРОТ в городе Пскове будет выполняться только по открытому конкурсу, никаких закрытых конкурсов больше не будет, это будет зафиксировано в юридическом решении Думы. И выделение участков под жилищное строительство будет только по открытому конкурсу. Это позволит нам увеличить количество денег по недвижимости».

Все это чудесно, но что будет дальше со сбором земельного налога (составление кадастра, оценка земли и пр.) Михаил Яковлевич так и не прояснил.

«Какая разница населению?»

На протяжении всей пресс-конференции Михаил Хоронен возвращался к вопросу о бюджете Пскова. Оно понятно: вопрос важный. Мэр говорил о том, что в бюджете 100%-но запланированы платежи за энергетику (умалчивая про дефицит в 120 млн. руб.), упоминал, что рассчитываться поможет область в счет своих долгов (не называя конкретных цифр) и отрицал «объявление областью войны городу», по выражению одной из газет (в связи с известным высказыванием начальника областного финуправления Татьяны Бариновой [ 2 ]).

С самого начала звучала интересная нотка: «Вы знаете, для населения города, да и области, не столь важно, какова формулировка, для населения важно, каково существо бюджета». Сперва никто особого внимания не обратил.

Но постепенно вырисовалось, что за этими словами стоит особое отношение мэра к дважды выбравшим его людям. На очередной вопрос – о злополучных 113 млн. рублей, вписанных в городской бюджет прямо из воздуха – Михаил Хоронен ответил: «Понимаете, для населения города Пскова – какая разница, какая формулировка и что записано в бюджете? Это важно журналистам, для мэра, для депутатов, для губернатора и так далее. Какая разница населению? Что хочет население? Население хочет, чтобы не отключали воду или газ, чтобы вовремя платили заработную плату, хотя бы минимально работы велись по ремонту дорог и т. д.».

Связи между статьями бюджета и тем, «чего хочет население», по мнению мэра, видимо, не существует.

Тут же стало понятно, почему мы не дождались от Михаила Хоронена ни одного публичного комментария по поводу первого, катастрофического проекта бюджета. Напомним: в январе-феврале-марте по этой проблеме выступили почти все депутаты городской Думы, отписались все СМИ, состоялись публичные обсуждения, в общем, шуму было много.

Но Михаил Хоронен так не считает: «Я переадресую вам ваш вопрос и тем самым на него отвечу. Вы говорите, «было много шума». А шума среди кого? …Нужен ответ? Населению города Пскова, подчеркиваю еще раз, любому населению – Российского ли государства, области ли – есть хорошая русская пословица, но я не буду ее говорить. Значит вот. Для них важно не какие цифры там записаны, они и не будут их смотреть, для них важна стабильность, социальная, экономическая, финансовая, а это зависит, в том числе, и от нас. Поэтому не вижу никакого большого шума среди жителей города Пскова и Псковской области по поводу бюджета. Среди нас – администрации, депутатов – это есть, потому что это наша работа».

Письменные обращения коллективов, лежащие в Думе, участие граждан в общественных слушаниях, судя по всему, не считаются. «Количество жителей, участвующих в обсуждении этого вопроса, настолько минимально по сравнению с общей численностью всего населения, что я о нем не стал бы говорить», - заявил мэр города Пскова Михаил Яковлевич Хоронен.

Пассивность людей в обсуждении экономических и политических проблем (хотя после «проморганной» монетизации положение заметно меняется), на которую не устают жаловаться политики и социологи, как выясняется, полностью устраивает псковские городские власти. Вот и признались…

То есть народ – отдельно, власть – отдельно, а СМИ между ними – в качестве смазки, чтобы при случайных соприкосновениях трение было не слишком болезненным. Очень мило.

В этом свете становятся абсолютно понятны все недомолвки и недосказки господина Хоронена: он, видимо, и не собирался выдавать полной и достоверной информации – «общей численности всего населения» это все равно не интересно. Михаил Яковлевич в данном случае выступает в роли последователя укоренившейся в России платоновской теории патриархально-патерналистского государства, которое существует тем благополучнее, чем меньше осведомлены о делах государственных его граждане и чем меньше они желают в них участвовать.

Удобная, прикатанная модель. Единственный ее недостаток – некоторая субъективность: не все жители Пскова охотно вписываются в подобные схемы взаимоотношений государства и общества.

Вот, например, осложнение – газеты до сих пор читают…

Светлана ПРОКОПЬЕВА.

 

1 Логичное следствие оригинальной трактовки закона «Об объектах культурного наследия» Юрием Жаболенко. Подробнее см.: С. Прокопьева. «Погребенные ценности» // «ПГ», № 13 (232) от 06 апреля 2005 г.

2 См. рубрику «Прямая речь» в прошлом номере «ПГ» (№ 15 (234) от 20 апреля 2005 г.).

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3115
Оценок:  0
Средний балл:  0