Статья опубликована в №38 (257) от 05 октября-11 октября 2005
Общество

Национальная идея пошла прахом

  05 октября 2005, 00:00

Сегодня в некрополе московского Донского монастыря предают земле прах генерала Антона Ивановича Деникина, вождя белого движения на Юге России, и философа Ивана Александровича Ильина, спустя много лет после окончания Гражданской войны провозглашенного идеологом этого движения. Останки первого доставили из Нью-Йорка, останки второго - из Цюриха. Панихиду служит сам патриарх Алексий II, выразивший надежду, что погребение Деникина и Ильина в России воссоединит русский народ.

Торжествам придан государственный размах. По замыслу властей этот акт должен символизировать историческое примирение между красными и белыми. Что ж, примирение - дело хорошее. Но тогда уж надо было бы идти до конца и официально реабилитировать адмирала Колчака (в его реабилитации было отказано весной этого года), генерала Миллера, атаманов Краснова и Семенова, барона Унгерна и других белых военачальников, убитых советской властью. И похороны, и примирение - это вообще дело тихое, интимное, шума не требующее. Ну, собрались бы над могилами Деникина и Ильина дожившие до XXI века ветераны белой и красной армий (таких во всем мире дай бог десятка два наберется), а по большей части их потомки, помянули бы покойников, пожали бы друг другу руки в знак примирения, и дело с концом. Здесь скорее можно согласиться с лидером КПРФ Геннадием Зюгановым: «Если была воля покойных быть захороненными на родной земле, то она должна быть выполнена... Но не надо властям из рядовой человеческой акции делать политику и использовать этот факт для разжигания страстей».

Так нет - надо государственные торжества устраивать, чуть ли не с участием президента. Добрых две недели перезахоронение регулярно фигурировало в качестве одного из главных событий на российских федеральных телеканалах.

Да, Деникин был хорошим генералом на полях Первой мировой войны, да и в Гражданскую как военачальник показал себя неплохо, не раз наносил поражения красным войскам, но в конце концов был разбит многократно превосходящими силами неприятеля. А вот политиком Антон Иванович был никудышным. Со своим лозунгом «Единой и неделимой России» он успел перессориться практически со всеми народами Российской империи, в частности, с поляками и украинцами, в решающий момент практически прекратившими боевые действия против большевиков, что позволило красным бросить все силы против деникинской армии и разгромить ее. Стремление Деникина к жесткой централизации власти и ликвидации автономного правления в казачьих областях поссорило его с донскими и особенно с кубанскими казаками, которые в массовом порядке стали покидать ряды его войска, что также способствовало поражению белых. Деникин даже не пытался решить на контролируемых Вооруженными силами Юга России территориях ни одного острого социально-политического вопроса, прежде всего аграрного, так и не рискнул пойти даже на половинчатую земельную реформу, осуществленную в конце концов его преемником Врангелем. Да и откровенный грабеж населения, который процветал в деникинских войсках, сам Деникин оказался не в силах остановить. Все это катастрофически сузило социальную базу белого движения и предопределило его крах.

Казалось бы, Деникин как политик очень мало может дать для российской национальной идеи. Но нынешнюю власть, по-видимому, привлекает его лозунг «Единой и неделимой России», который позволяет оправдать осуществленную администрацией Путина фактическую ликвидацию федерализма в России и постепенное превращение ее в унитарное государство. Президенту Путину наверняка по душе и та форма правления, которую Деникин мечтал осуществить в освобожденной от большевиков России: единоличная военная диктатура, но без суровости, так сказать, с либеральным лицом. Ведь Антон Иванович был по характеру человеком мягким, а по взглядам близок к кадетам, которые и преобладали в его правительстве - Особом совещании. Владимир Путин тоже хотел бы быть если не диктатором, то достаточно авторитарным правителем, не чуждым, однако, демократических ценностей. Вот только либерализм в такой системе может исходить лишь только сверху.

Философ-неогегельянец Иван Александрович Ильин (его главный теоретический труд - «Аксиомы религиозного опыта») был убежденным противником большевизма, и это, пожалуй, единственное, что роднит его с Деникиным. В 1922 году его выслали из России, и он покинул страну на так называемом «философском пароходе» вместе с другими русскими мыслителями, в том числе Николаем Бердяевым, Сергеем Булгаковым, Николаем Лосским, Семеном Франком и другими. Впоследствии Ильин был профессором философии берлинского Русского научного института, откуда в 1934 году был изгнан нацистами за отказ поддержать увольнение еврейской профессуры. В 1936 году Ильину было запрещено печатать свои труды и выступать с публичными лекциями, после чего в 1938 году он эмигрировал в Швейцарию.

В отличие от Деникина, Ильин был убежденным монархистом, считавшим, что абсолютная монархия в наибольшей степени отвечает укладу русской души и быта (последний незавершенный его труд так и назывался «О монархии и республике»), никакого либерализма для будущей России. И Деникин для него был слишком либерален. Нынешнюю власть, Ильин несомненно привлекает как убежденный государственник и сторонник авторитарного правления, а отнюдь не как философ (его философия, кстати, особой глубиной и оригинальностью не отличалась). А вот политические идеи Ивана Александровича могут быть Путину и его окружению по душе. Ильин мечтал о самодержавной монархии как идеальном типе правового государства, где сильная власть гармонично уживалась бы со свободой личности и социальным и духовным творчеством народа. Путин тоже, как кажется, считает, что авторитарная власть способна облагодетельствовать правами и свободами. Беда только в том, что такого идеального самодержавия не существовало нигде и никогда в истории.

Можно понять молодого читателя «Комсомолки», заявившего по поводу перемещения останков Деникина и Ильина: «Для молодежи перезахоронение Деникина - все равно что перезахоронение Тутанхамона. Никто уже не помнит ничего». Да если уж сегодня из молодых мало кто знает фамилию Деникина, то фамилия Ильина и подавляющему большинству представителей старшего поколения мало что говорит. В рядах эмиграции это был философ второго ряда, явно уступавший по степени известности и признания на Западе Бердяеву, Булгакову, Франку, Шестову. В роли объединителя русского народа Ильин выступать никак не может в силу своей малоизвестности.

Но и Деникин - не самая лучшая фигура для объединения. И дело не столько в его полном политическом и военном банкротстве, но и в том, что у значительной части народа, хотя бы у той трети, что голосует за КПРФ и близкие к ней по идеологии партии, Деникин не вызывает восторга именно как борец с большевиками. Тот же Зюганов прямо говорит о «неоднозначности» Деникина, которому так и не может простить борьбу против советской власти. А лозунг «Единой и неделимой», который для Деникина означал восстановление Российской империи, пусть и без императора, в границах 1914 года, сегодня звучит нелепо. Уж Польшу и Финляндию даже самые завзятые патриоты вроде бы присоединять к России сегодня не собираются.

Что же касается Ильина, то одна из его основных идей, сформулированная в заглавии его программной работы «О сопротивлении злу силой», скорее может оказаться опасной для современной российской мысли, так как она легко может вдохновить сторонников новой «цветной революции», если не в России, то в союзной ей Белоруссии, где президент Лукашенко по части насилия никогда не стеснялся.

Характерно, что идею перезахоронения Деникина выдвинул его внучатый племянник, в путинское время сделавший неплохую карьеру и ставший заместителем полпреда президента в Центральном федеральном округе. На радостях дочка генерала пригласила его во Францию. Да там вышел конфуз: племянника чуть с лестницы не спустили, когда выяснили, что в советской армии он служил не кем-нибудь, а офицером военной контрразведки, которая в глазах старых эмигрантов ничем не отличается от ненавистной ЧК. (Об этом сам деникинский племянник честно поведал НТВ.) Как бы не вышло конфуза и с национальной идеей, объединяющей «Единую и неделимую» и советский гимн, наследников Деникина и Лубянки.

Борис СОКОЛОВ,
Грани.ру, 3.10.2005 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2783
Оценок:  0
Средний балл:  0