Статья опубликована в №27 (296) от 12 июля-18 июля 2006
Неделя

Дмитрий Ранишевский: «Теперь у меня руки развязаны»

Бывший директор псковского «Горводоканала» намерен добиваться «восстановления справедливости»
 Светлана ПРОКОПЬЕВА 12 июля 2006, 00:00

Бывший директор псковского «Горводоканала» намерен добиваться «восстановления справедливости»

26 июня стало известно, что Михаил Хоронен не продлил контракт с директором МП г. Пскова «Горводоканал» Дмитрием Ранишевским, возглавлявшим организацию в течение семи лет. Отстранение от должности руководителя ключевого муниципального предприятия, с чьим именем связан самый амбициозный социально-экономический проект города Пскова – программа «Чистая вода», вызвало широкий общественный резонанс. Дмитрий Ранишевский согласился прокомментировать эту ситуацию для «Псковской губернии».

Дмитрий Ранишевский в зале
заседаний Псковской городской Думы.
Фото: Евгений Клюев.
– Дмитрий Александрович, как Вы считаете, почему мэр решил не продлевать с Вами контракт?

– Это надо спросить у мэра. Я бы не хотел это комментировать. Сегодня (4 июля – С. П.) первый вице-мэр Валентин Иванов говорил об этом на брифинге. Как сказал мне мэр, когда вручал письмо о том, что он не продлевает со мной контракт: якобы «из-за плохого финансового состояния «Горводоканала». По производственным показателям ко мне претензий нет.

– Насколько я помню из Ваших прошлых выступлений на сессиях городской Думы, дебиторская задолженность «Горводоканала», как правило, превышает кредиторскую…

– Так оно и есть.

– Какова сегодня разница между дебиторской и кредиторской задолженностью предприятия?

– Достаточно большая. Я думаю, где-то миллионов 40.

– Кто самый главный должник «Горводоканала»?

– МУП «Псковские тепловые сети» и другие предприятия города.

– Дмитрий Александрович, на каком этапе сейчас находится реализация программы «Чистая вода»?

– Теоретически программа «Чистая вода» прекратила свое существование года два назад, поскольку перестала финансироваться из городского и областного бюджета. Она фактически осуществлялась за счет собственных средств «Горводоканала», которые приходилось отвлекать от выплаты налогов, от производства, от проектов, которые необходимы, чтобы развивать предприятие.

– Но, тем не менее, в прошлом году в результате тендера по подземному водозабору был подписан договор с компанией «ABB»…

– Я сам его подписал. Это рамочный договор, в котором оговариваются условия, на которых мы будем работать. Следом должны появиться еще несколько договоров, которые определят наше дальнейшее сотрудничество.

– Теперь, в связи с Вашим увольнением, каковы перспективы программы «Чистая вода»?

– Я, если честно, не могу сейчас это комментировать. Не знаю. Меня не выпускают из больницы, ко мне никого не допускают [ 1 ]; я не в полной мере владею информацией о текущем состоянии дел. До моего ухода шли переговоры по подготовке следующего договора – на проектирование подземного водозабора.

– То есть работы практически начались?

– Да.

– Как Вы считаете, непродление контракта может быть связано с программой «Чистая вода»?

– Я думаю, что вряд ли. За последние полторы недели я услышал несколько версий того, почему меня отстранили. Сначала было сказано, что, якобы, программа «Чистая вода» не выполняется. Потом было сказано, что не выполняются проекты по займу МБРР. Потом – что «неэффективно используется оборудование», которое мы получили совсем недавно. Причем город ни копейки не внес в то, чтобы его выкупить, все деньги были потрачены со счета «Горводоканала». Теперь, как мне сообщили, оказывается, меня сняли за то, что «на Запсковье грязная вода». Версий много, но вот как скомпоновать их, обосновать...

– Звучала информация о том, что мэрия желала бы видеть в «Горводоканале» бывшего руководителя ОАО «Псковоблгаз» Игоря Смирнова, на посту, например, финансового директора…

– Я бы не хотел это комментировать. Я тоже такое слышал.

– Как бы Вы отнеслись к появлению этого человека на «Горводоканале»?

– Честно говоря, отрицательно. Я бы не хотел с ним работать.

– Это связано с его деловыми или личностными качествами?

– Не личностными. Просто я считаю, что этот человек должен заниматься другими вещами, а не «Горводоканалом». Он специалист в другом плане.

– В таком случае, прокомментируйте, пожалуйста, назначение на пост директора «Горводоканала» Анатолия Сулимова, ранее возглавлявшего ГУП «Псковавиа».

– Никак не могу это прокомментировать. Я понимаю, если бы Игоря Смирнова назначили, понимаю, если бы Святослава Пидуста – они хоть немного были близки к «Горводоканалу». Но я по-человечески сочувствую Анатолию Ивановичу, за то, что или он сам взвалил на себя эту тяжелую ношу, или на него взвалили ее каким-то образом. Мне в свое время было проще. Понимаете, я свою трудовую деятельность начинал в Московском водоканале. Я там проработал восемь лет, занимался автоматизацией производства. А заниматься автоматизацией производства и не знать технологию – невозможно. Когда меня приглашали в псковский «Горводоканал», я согласился, потому что хотя и не знал тонкостей псковского «Горводоканала», но знал общие принципы. И дальше было нетрудно.

– Как я понимаю, на «Горводоканале» разобраться с ходу, что к чему, невозможно?

– С ходу? Невозможно, конечно! Надо быть Господом Богом, чтобы вот так вот раз – и во всем разобраться. Я надеюсь, Анатолий Сулимов не станет кардинальным образом менять команду, и мои бывшие помощники ему помогут.

– Во время реализации такого серьезного проекта, как программа «Чистая вода», Ваше внезапное увольнение и назначение руководителем человека, далекого от «водяных» проблем, кажется довольно странным…

– Я думаю, это уже предмет для ваших журналистских расследований.

– Поясните, пожалуйста, как образовалась дебиторская задолженность «Горводоканала». Город просто не расплачивается за воду?

– Основная масса дебиторской задолженности – это почти 90 миллионов рублей – образовалась между фактом потребления воды населением и нормой потребления. И вот эта разница складывалась на так называемый 96-й балансовый счет у МУМРов. Тогда еще были МУМРы. С них востребовать денег я никак не мог, потому что было запрещено.

– МУМРы расплачивались по тем счетам, которые им выставляли по нормам потребления?

– По нормам они расплачивались – то, что они собирали… Население, кстати, платит нормально - 90%. 10% людей как в Советском Союзе не платили, так и сейчас не платят.

– А долг «Псковских тепловых сетей»?

– Администрация, видимо, считает, что «ПТС» важнее, чем «Горводоканал». Но если «Горводоканал» встанет, то, что будет с теплосетями?

– Какова задолженность МУП «ПТС»?

– На 1 мая этого года она составляла 45 миллионов, сейчас снизилось до 13-14 миллионов. Бюджет стал расплачиваться за ПТС. Кредиторская задолженность у нас складывается в основном из долгов перед предприятиями-поставщиками по всем реагентам, по электроэнергии и по налогам.

– Дмитрий Александрович, но если дебиторская задолженность превышает кредиторскую, есть способ исправить ситуацию: вытребовать долги через суд…

– Но если «командир» запрещает это делать?..

– Вы имеет в виду мэрию?

– Да!

– Почему возникают такие запреты?

– «Нельзя трогать ПТС». У меня есть исполнительный лист, он у меня лежит на столе, тогда еще лежал. Я говорил: вот, я готов. Нет, «выиграл – молодец, держи».

– То есть суды с ПТС уже были?

– Да, конечно. У нас было два судебных разбирательства, мы оба выиграли, но судебные решения я не имел права предъявить к исполнению.

– Получается, что город заинтересован в благополучии одного МУПа, но не заинтересован в благополучии другого – почему приоритеты распределяются таки образом?

– Не знаю. Вы еще спросите, почему льготы, которые должны идти за воду в «Горводоканал», платятся за газ…

– Поясните, пожалуйста…

– Дело в том, что чуть ли не каждый второй житель Пскова является или ветераном, или пенсионером, или еще кем-то, кому положены льготы. Льготник за коммунальные услуги платит 50%. Разница компенсируется из федерального бюджета. Из федерального бюджета эти деньги поступают в субъект Федерации, субъект Федерации сейчас регулярнейшим образом перечисляет эти деньги в город, а город уже их распределяет, как может.

– А «как может» – какие предприятия наделяет этими деньгами мэрия?

– ПТС. Вот за газ все деньги и ушли.

– Дмитрий Александрович, на последней сессии городской Думы было принято решение, по которому назначения всех руководителей муниципальных предприятий и учреждений должны согласовываться с депутатами. На Ваш взгляд, это изменит ситуацию конкретно с Вашим контрактом?

– Дело в том, что оно вступило в силу с момента подписания, то есть 30 июня, но действует с 1-го июня. Там есть такой маленький нюанс: решение распространяется на все правоотношения, начиная с 1-го июня. То есть я однозначно попадаю под это дело. И теперь, если администрация города не продлевает мне контракт, то я иду в суд, и уже суд рассматривает спор, кто прав, кто виноват.

– Фактически Ваш контракт заканчивается 3-го июля, то есть уже должны были поступить какие-то сигналы о намерениях городской администрации…

– Насколько я знаю, Валентин Николаевич сказал, что мэрия будет оспаривать это решение Думы.

– А Вы?

– Я пытаюсь действовать в рамках закона. До этого момента я не собирался идти в суд. Но если Дума приняла такое решение, почему, извините меня, я должен отказываться от защиты своих прав, если я попадаю под действие этого правового акта? Если администрация не поменяет своего решения, то, естественно, мне придется идти в суд.

– Дмитрий Александрович, псковский «Горводоканал» довольно прочно ассоциируется с Вашим именем. Как Вы считаете, вернетесь ли Вы на пост директора этого предприятия?

– Сейчас не знаю. Я просто хочу восстановить справедливость, а там я подумаю.

– А что будет справедливостью в Вашем понимании?

– Справедливость в том, что, извините меня, так не делается. Договаривались об одном, а происходит другое. Я полгода назад приходил в мэрию и просил отставку – почему-то мне ее не дали!

– Почему Вы просили отставку?

– Потому что мне надоел этот прессинг, когда меня каждый месяц «увольняют». Говорят: вот сейчас тебя уволят, вот я опять что-то не то сделал, что-то плохо. Но, видимо, администрации не интересно, когда директор сам подает в отставку, то есть он не согласен с политикой администрации. Поэтому решили сделать вот таким вот образом.

– По какому поводу направлялись проверки на «Горводоканал»?

– По самым разным. Мне сейчас трудно перечислить, потому что они там, по-моему, в очереди стоят.

– По итогам этих проверок Вам были предъявлены серьезные претензии?

– Нет. По последней проверке, где высосано все из пальца, мне объявлен выговор, который я тоже буду обжаловать.

– Что послужило причиной выговора?

– «Необоснованно большие капитальные затраты» на ремонт и приобретение оборудования. Это оборудование, которое мы покупали по кредиту МБРР, это насосное оборудование, которое мы модернизировали на станции 2-го подъема № 3, это то, что мы по заданию ГО и ЧС первый цех очистных сооружений водопровода полностью закрыли от террористического нападения, это то, что мы аэротенк реконструировали на очистных сооружениях канализации в Монькино – вот это «большие капитальные затраты». В мэрии считают, что они не обоснованны.

– А это разве не укладывается в рамки программы «Чистая вода»?

– Это все как раз именно в рамках «Чистой воды».

– Похоже, Ваши отношения с городской администрацией совсем не складывались…

– Дело в том, что я отстаивал интересы предприятия, как производственные, так и финансовые. Наверное, им не нравилось, как я это делал.

– Вам предлагали какую-либо альтернативу?

– Да, говорили: «работай без денег, с деньгами все могут».

– На брифинге, как потом прозвучало в сообщении ПАИ, Валентин Иванов говорил о том, что у Вас с ним «хорошие личные отношения»…

– Мне очень жаль Валентина Николаевича. На самом деле, мы с ним в очень хороших отношениях, я его очень сильно уважаю. Он просто загнан в узкие рамки. У него безвыходное положение. Приказ.

– Кто же создал это «безвыходное положение»?

– А как вы думаете, кто командует своими замами? Мэр!

– То есть фактически вся эта история вызвана решением одного человека – Михаила Хоронена?

– Фактически, да. Не зря же этим вплотную занялись депутаты.

– Дмитрий Александрович, если Вам удастся все-таки доказать свою правоту в суде и Вы вернетесь на «Горводоканал», изменится ли Ваша политика по управлению предприятием и схема взаимоотношений с другими городскими службами?

– Я еще раз повторю, что, во-первых, я хочу сначала добиться справедливости и восстановиться в должности. Если решу продолжить работу – буду работать так, как работал.

– То есть по-прежнему не обращаться в суд, по-прежнему не предъявлять к исполнению судебные листы?

– Вот здесь я уже буду действовать по-другому. Тогда я давал честное слово, мы определенным образом оговаривали, как мы будем работать. То есть были определенные рамочные договоренности, в которых я действовал. Теперь у меня руки развязаны, потому что не соблюдены соглашения одной из сторон. Я, по крайней мере, все соглашения соблюдал. Обязательно.

Беседовала Светлана ПРОКОПЬЕВА.

 

1 Интервью состоялось по телефону.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  4029
Оценок:  6
Средний балл:  4.3