Статья опубликована в №3 (322) от 24 января-30 января 2007
Общество

Страшная военная тайна

Военные пытаются засекретить любую информацию, связанную с Романом Рудаковым
 Максим КИСЕЛЕВ 24 января 2007, 00:00

Военные пытаются засекретить любую информацию, связанную с Романом Рудаковым

«А больше я вам, буржуинам, ничего не скажу»
Аркадий Гайдар, «Сказка о военной тайне, о Мальчише-кибальчише и его твердом слове».

15 января у стен Ленинградского окружного госпиталя Санкт-Петербургское отделение «Объединенного гражданского фронта» провело митинг с целью «привлечь максимум внимания к проблеме Романа Рудакова»1 . Во время проведения акции пятерых участников забрали в отделение милиции, где они пробыли 4,5 часа. Затем «нарушителей» отвезли в мировой суд, где отказались слушать их дело из-за грубого оформления протоколов, в результате документы отравили на переоформление.

16 января вице-премьер, министр обороны Сергей Иванов заявил, что случай с рядовым Романом Рудаковым ему «известен еще с сентября прошлого года», и что «этот случай не имеет абсолютно никакого отношения к правопорядку и дисциплине в войсках». Таким образом, министр поддержал командующего войсками Ленинградского военного округа генерала армии Игоря Пузанова, который в своем официальном заявлении также сообщил, что Рудаков призван в армию на законных основаниях, и что его заболевание могло быть «спровоцировано как стаканом кока-колы, так и насморком».

Тем временем Романа отправили в Москву, в главный военно-клинический госпиталь имени Бурденко: операции по трансплантации кишечника в России делают всего в нескольких столичных клиниках. Задержку с госпитализацией помощник И. Пузанова, полковник Юрий Кленов, объяснил тем, что ранее Рудаков был нетранспортабелен - у него была клиника гнойного перитонита и цистита.

Пока военные старались доказать, что причиной трагедии стала не дедовщина, а «стаканом кока-колы или насморк», правозащитники настаивали на своей версии, связанной с неуставными отношениями. Член комитета солдатских матерей Санкт-Петербурга Владимир Алексеев заявил, что командование ЛВО намерено сделать «козлом отпущения» военного комиссара Великих Лук, обвинив его в том, что он призвал на срочную службу больного.

Он предположил, что это делается для того, чтобы утаить факты неуставных отношений в армии. «Его призвали законно, просто пытаются скрыть дедовщину и постоянное насилие над новобранцами, которыми славится часть Каменка, где служил Роман», - подчеркнул В. Алексеев. Он пояснил, что у членов комитета есть свидетельства друга солдата, который рассказывал о хорошей спортивной подготовке и крепком здоровье Рудакова. По словам же сестры Романа, навестившей брата в клинике, в его диагнозе написано, что причиной заболевания стал удар в живот.

Кроме того, Владимир Алексеев сообщил, что связаться с Романом Рудаковым «практически невозможно, поскольку военнослужащие изъяли у него мобильный телефон, который еще в Санкт-Петербурге передала ему сестра».

В дальнейшем информация о создании военными «информационной блокады» вокруг Рудакова подтвердилась. Пресс-секретарь общественной правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Любовь Ежелева 22 января рассказала, что «информацию о состоянии его здоровья приравняли к государственной тайне». Все встречи с солдатом контролируют военные, его отец, Николай Рудаков, отправился назад, в Псковскую область, его друг с бабушкой вынуждены были вернуться в Санкт-Петербург.

Они, в частности, рассказали, что могли говорить с Романом только в присутствии военнослужащих, которые предварительно предупредили о неприятностях в случае «неправильных вопросов». «Поэтому близким Романа пришлось разговаривать о березках и коровках, а узнать о его состоянии и о том, как с ним обращаются, не удалось», - сообщила Л. Ежелева.

«Первоначально нам сказали, что мальчик сирота. Когда появились родственники, начали говорить о насилии в семье, после стали утверждать, что Роман упал с двухъярусной кровати и ударился о локоть сослуживца, теперь, что его призвали больным. Все варианты – ложь. Когда ее так много, это становится подозрительным», - заключила Любовь Ежелева.

На данный момент солдату производят многочисленные переливания крови, а операцию планируют провести через 1,5 месяца.

Максим КИСЕЛЕВ, по сообщениям ПАИ.

 

1 См. начало темы: «Страшное дело» // «ПГ», № 2 (321) от 17-23 января 2007 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2837
Оценок:  1
Средний балл:  10