Статья опубликована в №6 (325) от 14 февраля-20 февраля 2007
Культура

Революция-мать зовет

Атмосфера Парижа 1960-х была раем для влюбленных и большевиков
 Даниил ЯКОВЛЕВ 14 февраля 2007, 00:00

Атмосфера Парижа 1960-х была раем для влюбленных и большевиков

«Мечтатели» (The Dreamers),
режиссер Бернардо Бертолуччи (Bernardo Bertolucci).

Имя мэтра Бернардо Бертолуччи в титрах любого фильма автоматически делает ленту современной классикой кинематографа. Иначе уже быть не может, от режиссера «Последнего танго в Париже» (Last Tango in Paris), «Маленького Будды» (Little Buddha) «Последнего императора» (The Last Emperor), и «Ускользающей красоты» (Stealing Beauty) ждешь, как минимум шедевра.

На дворе – конец 60-х годов XX века. Из динамиков проигрывателей «винилов» звучит Джимми Хендрикс (Jimi Hendrix) и Боб Дилан (Bob Dylan), герои фильма спорят кто гениальней – Чарли Чаплин (Charles Chaplin) или Бастер Китон (Buster Keaton), а на улицах Парижа кипят студенческие бунты против попыток властей выжить из «Синематеки» великого Анри Ланглуа. Американец по происхождению Мэттью (Майкл Питт, Michael Pitt) - пацифист. Он приезжает учиться в Париж и попутно, таким образом, избавляется от необходимости служить во Вьетнаме. В Париже Мэттью, кроме того, что ломает зубы о «гранит науки», пишет письма маме в родной Сан-Диего и чуть ли не каждый день ходит в знаменитую парижскую «Синематеку» наслаждаться «самым доступным из искусств».

На почве привязанности к кинематографу Мэттью знакомится с братом и сестрой Изабель (Ева Грин, Eva Green) и Тео (Луис Гаррель, Louis Garrel), детьми известного французского писателя. Это знакомство вносит существенные коррективы в учебу Мэттью. Помешанные на кино, Изабель и Тео приглашают Мэттью к себе домой, где в отсутствии уехавших на море родителей они дни напролет проводят в изысканных сексуальных играх, навеянных сценами из кино и реальной жизнью бурлящего молодежными волнениями Парижа, вовсе не заботясь о политике за окном, еде и прочих вещах первой необходимости.

Исследование природы сексуальности и чувственного начала в человеке вообще – одна из приоритетных тем творчества Бертолуччи. Если в «Последнем танго в Париже» рассматривалась трагедия американца Пола, который после самоубийства жены приехал в Париж, а после знакомства с француженкой Жанной отказался от своего затворничества в пользу диких сексуальных игр, то в «Мечтателях» - неком двойнике, или, скорее, духовном продолжении «Последнего танго в Париже», режиссер идет по пути переосмысления «Танго». Мэттью принимает участие в раскованных эротических причудах «близнецов по духу», Изабель и Тео.

«Мечтатели» сняты по мотивам известного и неоднозначного одноименного произведения Гилберта Адэра (Gilbert Adair). Кстати, на русский язык ее перевел недавно ушедший от нас Илья Кормильцев. В фильм Бертолуччи не вошли сцены близости между Тео и Мэттью, которые есть в книге. Впрочем, в фильме вообще тема гомосексуализма обозначена лишь намеками. Такое изменение сюжета было сделано с разрешения автора, который был не удовлетворен своей книгой и не давал разрешения на ее экранизацию, пока за нее не взялся такой мастер, как Бертолуччи. Однако хотя за работу и взялся признанный мастер откровенного кино и откровений в кино, но где-то в процессе съемок он, видимо, понял, что пласт, заложенный в литературном произведении, все сложности взаимоотношений двух юношей и девушки на фоне разгоряченного становлением нового политического поколения Парижа, ему и, в особенности, молодым актерам попросту не поднять. Посему киноверсия «Мечтателей» на фоне масштабной книжной вариации выглядит гламурной сказочкой с голливудским хэппи-эндом, некоей soft-версией увесистой во всех смыслах книги.

Все сцены «Мечтателей» формата «ню» показаны целомудренно и эстетично, так что история с «Последнем танго в Париже», после выхода которого в Европе Бертолуччи оказался в итальянском суде за «распространение порнографии», не повторится. В 1972-м, когда снималось «Последнее танго», режиссеру хотелось взбудоражить людей, создать своеобразную «пощечину общественному вкусу». В XXI веке сексуальной раскрепощенностью мало кого удивишь, даже несмотря на то, что родные брат и сестра спят вместе, да еще и с «третьим не лишним» - американцем.

«Мечтатели» Бертолуччи уже не кажутся чем-то провокационным и социально значимым. Приятно, без сомнения, смотреть на танцующую a la Марлен Дитрих (Marlene Dietrich) со шваброй – будущую девушку агента 007 – шикарную красавицу Еву Грин. Забавно смотреть, как герои «Мечтателей», копируя персонажей киноклассики, хотят побить рекорд, пробежав по всем залам Лувра быстрее, чем за 9 минут 45 секунд, и при этом не быть пойманными. В полотно фильма вплетены цитатами фрагменты классических фильмов, от «Королевы Христины» (Queen Christina) 1933 года Рубена Мамуляна (Rouben Mamoulian) до «На последнем дыхании» (А bout de souffle) 1960 года Жана Люка Годара (Jean-Luc Godard).

Все снято очень искусно, легко и забавно, но какие выводы может оставить для себя зритель после просмотра: что страсть к общественной деятельности соперничает на равных с физическими страстями в душах одних и тех же людей? И страсть к политике в итоге разделяет друзей, возможно, навсегда? Бертолуччи не оставляет надежды на то, что фильм закончится как-то иначе, трагически (как в книге, где Мэттью погибает от случайной пули на улице), здесь же все точно просчитано, но профессионально расставленные акценты не оставляют места для простора мечтам. Зрителям, как и «мечтателям» из фильма, приходится довольствоваться одним бананом на троих вместо ожидаемого роскошного блюда, о котором мечтали.

Даниил ЯКОВЛЕВ.

Смотрите на лицензионном видео.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2781
Оценок:  9
Средний балл:  8.6