Статья опубликована в №31 (350) от 15 августа-21 августа 2007
Общество

Экспортно-конституционные ценности

 Светлана ПРОКОПЬЕВА 15 августа 2007, 00:00

Российско-британский «мини-кризис», разгоревшийся вокруг экстрадиции Лугового, подвел меня к двум умозаключениям. Первое: Кремль все-таки помнит о существовании Конституции РФ. Второе: британцы ни черта не понимают в нашем менталитете.

Мысль № 1 напросилась в голову не только мою – рунет мгновенно наполнился комментариями о приступе конституционности у нашей верховной власти. Да и вправду – есть чему подивиться! Еще пару месяцев назад слово «конституция» звучало лишь в частных разговорах, да и то в медицинском контексте. «С вашей конституцией, батенька, такой образ жизни крайне вреден».

В политической сфере поминать Конституцию благонадежные деятели опасались: оппозиционщиной попахивает. Чуть ли не любая ссылка на Основной Закон страны звучит, по меньшей мере, не комплиментарно по отношению к нынешней власти. Какую статью не возьми, обязательно войдешь в противоречие с актуальным политическим процессом, хоть это местное самоуправление, хоть партийное строительство, хоть, не к ночи будь сказано, права человека.

С правами человека вообще конфуз. Вот, казалось бы, только-только исподволь подвели (или вернули) народ к мысли, что «права человека» - это миф, выдуманный западными империалистами, под прикрытием которого они нагло вмешиваются в дела великой суверенной России, только-только протянули от слова «правозащитник» знак равенства к слову «клоун», как надо же – статью 61 главы 2 Конституции РФ, где эти самые права российского человека и гражданина прописаны, водрузили на флаг в самых что ни на есть официальных кругах. Уж не мерещится ли? Православные крестятся, суеверные сплевывают, интеллектуалы морщат лоб.

Что и говорить, нашелся туз в рукаве. Статья 61 Конституции РФ прямо запрещает выдачу гражданина РФ другому государству. Так что шиш вам с маслом, а не Лугового на скамью подсудимых. Пусть даже речь идет не о простом уголовном деле, а о «миниатюрном акте ядерного терроризма», как выразился британский The Economist. Гибель Литвиненко вызвала шок, и желание британской полиции найти и наказать убийцу более чем понятно. Евросоюз солидарен, США поддерживают, Британия в бешенстве, но российский МИД невинно пожимает плечами: мы не можем, у нас Конституция! Вы же сами не выдаете нам Березовского, «по юридическим, а не политическим причинам», вот и мы по юридическим. А вовсе не потому, что вы подозреваете в деле «руку ФСБ» или «заказ Кремля».

Позиция безупречна. Ни одного минуса, сплошные плюсы. Во-первых, Запад, не уважающий Основной Закон нашей Родины, в глазах россиян выглядит некрасиво. Дескать, «вот она, ихняя двуличная демократия». Во-вторых, красиво выглядит Кремль, отстаивающий дух конституционности. Сразу как-то забываются законодательные ухищрения и с назначаемыми губернаторами, и минимальной численностью партий, и некоммерческими организациями, и т. д. Попробуй теперь скажи, что государственная власть не блюдет Конституцию – вон как блюдет!

В-третьих, в сложное положение попали оппозиционеры. По логике, любой последовательный демократ должен быть согласен с требованием Британии об экстрадиции подозреваемого в тяжком, с сильным гэбэшным душком, преступлении. Но как об этом заявить, когда ст. 61?.. Всю жизнь требовали от государства уважать Конституцию, ну и вот… Дождались.

Вообще, надо, наверное, сказать спасибо правительству Великобритании за то, что заставило Кремль вспомнить о таком далеком и чуждом российской действительности явлении как конституционное право. Не очень кстати, конечно, подоспело, «исходя из сложившейся политической ситуации», решение Конституционного суда по жалобе РКРП-РПК насчет минимальной численности партий. Но зато теперь будет ой как неудобно в ближайшее время изменить, например, нормы о президентском сроке или что-то еще в этом роде. Так что, как знать, от каких еще конституционных реформ уберегли нас Скотланд-Ярд и Гордон Браун.

Но все-таки бросается в глаза, что российская Конституция – это продукт экспортный. Заметьте, главные телеканалы не стали распинаться о величии Конституции, не появилось каких-нибудь едросовских инициатив об увеличении в школах количества часов по предмету «Человек и общество», например. В общем, нет того бэкграунда, какой прокремлевские СМИ обычно в изобилии выдают по поводу любого международного обострения. А потому что к чему размусоливать, если все равно не для внутреннего потребления. Как запасы природного газа не слишком ускоряют газификацию сельских районов, а изобилие нефти не мешает расти ценам на бензин, так и внешнеполитические манипуляции с Конституцией страны отнюдь не означают реального уважения гражданских свобод.

Думается, что новый премьер-министр Британии, не побоявшийся пойти на обострение отношений с великой и ужасной Россией, тоже сработал себе в плюс. Не исключено, что в данном случае показать зубы было важнее, чем заполучить подозреваемого. И, наверное, прав Путин, уверенный, что «с этим мини-кризисом мы тоже справимся» и «российско-британские отношения будут развиваться нормально». Поживем – увидим. Я бы даже сказала: убедимся.

Но вот еще какая мысль: ведь есть же люди, которые в этой истории работали на результат. И не только рядовые представители британского правосудия, для которых посадить преступника – дело чести. В суде над Луговым заинтересованы и политические силы, не будем перечислять поименно, для кого «дело Литвиненко» - не уголовное, а в первую очередь политическое. Мотивы угадываются: доказать, что радиоактивное убийство организовано ФСБ по приказу из Кремля, дискредитировать режим и вернуть Россию на демократический путь развития. Логичный сценарий. Но больно уж западный.

А следовательно – нереальный. Кто бы ни стоял за ним, иностранные спецслужбы или российские политэмигранты, ясно одно: ни черта они не смыслят в русском менталитете. Ну допустим, получат они Лугового, устроят независимый и честный (без иронии) судебный процесс и действительно докажут причастность ФСБ к гибели Литвиненко. Ну и что? Что дальше?

По идее, российские граждане должны будут ужаснуться, узрев звериный оскал путинизма, и немедленно низвергнуть зарвавшихся силовиков. По крайней мере, в любой другой цивилизованной стране произошло бы именно это. Но не у нас. Наши сограждане или не поверят, или поверят, но оправдают. «Значит – за дело». Русские не ставят закон выше «государственных интересов» и легко прощают преступления, если они «оправданы высшими целями». И думаю, рейтинг Путина не потеряет ни процента, даже если документально, на фото, аудио и видео россиянам докажут, что приказ об убийстве Литвиненко отдан им лично.

Впрочем, возможно, приведенный выше сценарий, как и российская Конституция, тоже написан на экспорт. И авторы, отнюдь не наивные, ориентировались не на российские реальности, а на внешний эффект: закрыть скомпрометированным персонам вход в европейский бомонд, чтобы крайне сложно было им отправить детей на обучение в частные британские школы, купить недвижимость на Лазурном берегу, попасть в совет директоров крупной западной компании, ну и так далее. И не исключено, что вот это – действительно болевая точка.

Светлана ПРОКОПЬЕВА.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3167
Оценок:  4
Средний балл:  5.5