Статья опубликована в №31 (350) от 15 августа-21 августа 2007
Культура

На святое дело идем

Последний и решительный бой за историческое наследие Псковщины пройдет, похоже, у подножия Святого Холма
 Елена ШИРЯЕВА 15 августа 2007, 00:00

Последний и решительный бой за историческое наследие Псковщины пройдет, похоже, у подножия Святого Холма

В конце июля в Псковском музее-заповеднике прошла встреча председателя Ассоциации реставраторов России, заслуженного реставратора России Савелия Ямщикова с группой реставраторов, архитекторов, членов Псковского отделения ВООПИиК. С теми, кто, как определил сам Савелий Васильевич, «болеет о состоянии памятников истории и культуры на псковской земле».

Группа «болеющих», прямо скажем, была не очень многочисленной, но качество представительства в ней не оставляло сомнения – это самые последовательные и самые бескомпромиссные защитники псковского исторического наследия. Среди них: председатель Псковского областного отделения ВООПИиК Ирина Голубева, член Центрального Совета ВООПИиК от Псковской области, директор Псковского археологического центра Елена Яковлева, архитекторы-реставраторы Галина Гофман, Владимир Никитин, архитектор Людмила Савельева, журналист Наталья Журавлева и другие. Все, кто смог в рабочее время.

«Украдут же! Половину украдут, если не больше»

Савелий Ямщиков: «Если город
не может уследить, чтобы не сожгли
деревянное покрытие, то этот
город надо уничтожать!»
Фото: Александр Сидоренко
Встреча началась с почти оптимистичной констатации – господин Ямщиков сообщил собравшимся, что «в Москве – в Правительстве, администрации Президента – наконец-то услышали ваши и наши истошные вопли о том, что город гибнет». Конечно, не оставляет ощущение, что Москва сначала услышала звон о Святом Холме (он же – Холм Славы, он же – Курган Славы, с точным названием будущей псковской достопримечательности не очень церемонится и сам Савелий Васильевич, поддержавший идею господина Проханова [ 1 ]), а потом уже поняла – где он. Хочется верить, что поняли достаточно четко.

Еще больше хочется верить господину Ямщикову, который уже не первый раз (второй, как минимум), заявляет о том, что 26-27 сентября в Пскове пройдет представительное совещание специалистов по спасению исторического наследия [ 2 ].

«По-разному можно относиться к возведению Холма Славы. Я таких мероприятий не люблю: не люблю участвовать в манифестациях, открытиях памятников. Почему я подключился к этому делу? Потому что это вошло в сферу интересов администрации Президента и Правительства. Я понял, что будет возможность говорить о деньгах для Пскова, а – главное – о том, как их расходовать», - объяснил Савелий Васильевич свое участие в мероприятии, которое многим, даже единомышленникам известного реставратора, до сих пор представляется сомнительным.

Дальнейший ход встречи все же подарил впечатление (дай Бог, не ложное), что деньги у нас (у Пскова) почти в кармане. Нужно только их потратить с умом. Ведь не знаешь, что для России хуже – голод или изобилие? Господин Ямщиков сразу оговорился, что от изобилия нельзя терять голову и чувство приличия: «Вот сейчас стоит этот истошный вопль, что нужно 250 млн. рублей на Покровский комплекс. Откуда появилась эта цифра? Насколько я понимаю, а я все-таки в реставрации полвека, сама башня, благодаря тем, кто ее построил и реставрировал, стоит. Речь идет о восстановлении кровли. А это многократно меньшая сумма. Для всего Пскова 250 млн. рублей – это ничтожно малая сумма, но не надо сразу говорить: «Дайте нам 250 млн.!» Украдут же! Половину украдут, если не больше».

На встрече Савелий Васильевич не стал уточнять, кому принадлежит «блестящая» идея сделать шатер башни из несгораемых пластиковых материалов (оказывается, есть и такая идея), но со свойственной ему деликатностью намекнул: «Извините, если город не может уследить, чтобы не сожгли деревянное покрытие, то этот город надо уничтожать!» Деревянное же покрытие (господин Ямщиков заверил, что «немножко знает, сколько стоят такие работы»), 250 млн. рублей никак не стоит. Даже вместе с благоустройством прилегающей территории.

Зато реставратор одобрил уже озвученные идеи по организации экспозиции в Покровке: «Есть совершенно идеальные предложения по экспозиции: копии картин Карла Брюллова [ 3 ] и Яна Матейко [ 4 ], синодики, фотографии. Можно показать, как делалась башня, показать мастеров, которые там работали. В архиве Михаила Семенова всё это есть».

Но это уже – вопрос отношения местных властей к будущему Покровского комплекса.

«Извините, мы просто проходили мимо и показали»

А отношение сложилось известное. И что бы кто ни говорил, но приходится признать: власть вокруг Покровского комплекса «забегала» после телепередачи Аркадия Мамонтова [ 5 ]. Сам Савелий Ямщиков не отрицает, что работа самого «специального» российского корреспондента была сделана на скорую руку. «Это даже не фильм – передача. Я тогда сказал Аркадию: главное, показать в каком состоянии город. Телевизионное время ограничено, и он выбрал Покровскую башню. А они говорят: почему это нам Мамонтов с Ямщиковым должны указывать? Извините, мы просто проходили мимо – и показали. У Мамонтова слезы на глаза навернулись. А я ведь им еще в юбилейный год всё сказал».

То, что сказал господин Ямщиков бывшему в то время губернатором Псковской области Евгению Михайлову, ныне цитируется направо и налево. И судя потому, что Савелий Васильевич помнит и регулярно повторяет сказанное слово в слово, он действительно говорил это губернатору в глаза в 2003 году: «Вы готовитесь пышно израсходовать деньги на юбилей. А вы вообще имеете право отмечать этот юбилей? Я ему так, накоротке, на улице сказал: вот если у тебя дома сортир не работает, хлеба нет, крыша протекла – ты свадьбу дочери будешь отмечать или день рождения? Нет. А в Пскове Богоявленье с Запсковья сгнило до запаха, а вы здесь часовни картонные строите, два памятника Ольге открываете. Он говорит – это нам подарили. Да эти ребята ничего никогда не подарят, они свое возьмут! А сколько ты еще в благоустройство этих памятников заложишь? Например, у «Рижской» для этой чудовищной Ольги? Поставить такой памятник в городе, где есть церкви XV-XVI века!».

Губернатор сменился, вопросы остались. Один из самых острых – по поводу застройки площади Героев-десантников [ 6 ], которая была согласована лично председателем государственного комитета по культуре и туризму Псковской области Виктором Остренко. «Я очень внимательно ознакомился с документами, вашими письмами. Это будет один из главных вопросов на этом круглом столе», - твердо пообещал товарищам Савелий Ямщиков.

Тем более что история вопроса реставратора сильно впечатлила. И он не удержался, еще до всех круглых столов «всыпал» радетелям за ту высотную «красотищу», которую так настойчиво пытаются вклинить в историческую панораму Великой, за спиной Покровской башни. «Когда я прочитал рассуждения вашего директора «Реставрационной мастерской» Евгения Макарова… За то, что там написано, сразу отдают под суд. Например, оправдание того, что археологические слои могут быть закатаны под бетон – они, якобы, лучше так сохранятся! А ссылки на города мира! Если в какой-нибудь Польше вы начнете строительство, не спросив разрешения у археологов, или закатаете в асфальт хотя бы один квадратный метр площади будущих археологических исследований, считайте, что ваша строительная фирма будет закрыта. Как может человек, 17 лет работающий в «Реставрационной мастерской», говорить – зачем открыли эти три храма в Кремле? Открыли и не восстановили. Пусть съездит в Софию, Салоники, Афины, Рим и посмотрит – сколько стоит оснований храмов, как они законсервированы! И ни у кого это не вызывает вопросов. Это считается абсолютно важным туристическим объектом! Таллинн он привел в пример… Ты съезди, посмотри – что за эти свободные годы в Таллинне сделали? Центр-то уничтожили. И эта история со строительством дома в Пскове совершенно чудовищна».

«В смысле – Путин»

Владимир Никитин: «Мы с вами
общаемся, как будто нет
закона. А закон есть».
Фото: Александр Сидоренко
Савелий Ямщиков никогда не производил впечатления человека наивного. Скорее напротив: заслуженный реставратор всегда был хорошо информированным оптимистом. И все-таки он утверждает, что грядут изменения. «Путин в своем послании говорил, что своим прошлым надо заниматься, иначе мы погибнем. Я начальникам и их посланиям не очень верю, но сейчас, кажется, можно. Видимо, они поняли, что дальше им жить в этой стране нельзя, если будет всё так же, как в Пскове или в Ростове. Два года назад российское телевидение слова бы не дало сказать об этом. Это в советские времена, когда тоже все было очень трудно, но телевидение нашим проблемам уделяло столько внимания, сколько политике. Программа «Время» не обходила вниманием ни одно открытие реставраторов. В настоящее время было глухо. И вдруг открывается возможность. В прошлом году четыре раза показали «Сны о потерянном граде»! Прокуратура заинтересовалась! Почему храм Богоявленья стали белить? Потому что прокуратура заинтересовалась. И сейчас по Покровской башне первый звонок на телевидение был из прокуратуры», - аргументировано призывал Савелий Ямщиков собравшихся уверовать, собраться и подготовиться к сентябрьскому совещанию. Так подготовиться, чтобы это не был очередной общественный крик, а профессионально подготовленный, документально подтвержденный план работ по Пскову.

«Не исключена возможность того, что 27 сентября, когда Холм будет воздвигаться – сюда соберется самый главный хозяин, в смысле Путин», - осторожно заметил Савелий Васильевич. И подумалось, что Святой Холм (или Холм Славы) – это все же несколько иной повод, чем «десантирование» в Псков в августе 2000 года. Тема – другая, можно сказать, историческая. Так что Президенту – и документы в руки.

«Сейчас наша задача, пока есть интерес (а он будет все время отступать) – выработать концепцию и экономические обоснования и положить документы в Правительство и администрацию Президента. Если приедет в Псков Путин – показать ему, в каком состоянии город. Я когда смотрел эту победу в Гватемале, а я был как раз в Пскове, то подумал: если бы международный олимпийский комитет подходил к вопросу проведению Олимпиады по действительно международным стандартам, то они должны бы посмотреть туристические центры той страны, в которую они засылают Олимпиаду. Если бы сюда Жак Рогге приехал, и ему показали бы Псков, мы бы не получили ни одного голоса. Какие же Олимпийские игры, если у нас рушатся центры культуры – такого быть не может! В тех же псковах рождаются те, кто медали потом завоевывает!» - припечатал реставратор будущий олимпийский пир, который не одобряет публично при любой возможности.

«Везде идут нарушения, по которым можно возбуждать уголовные дела»

В концепцию и экономические обоснования должен уложиться не только Покровский комплекс. Участники встречи греха не таили – по сравнению с другими памятниками он еще не в худшем состоянии. Сам Савелий Ямщиков по ходу общения попросил обязательно включить в список вопросов вместе с Покровским комплексом звонницу храма Успенья с Пароменья. «Саму церковь «крышует» ФСБ и МВД. Нужны копейки, чтобы восстановить там кузницу и сделать музей: кузнечного или реставрационного дела, показать реставрацию оборонных сооружений. Это будет стоить копейки. Но ведь сейчас стыдно проезжать. Стоит напротив Кремля, вся обшарпанная».

Храм Николы со Усохи в относительно удовлетворительном состоянии, но гниет лемех, есть протечки. Церковь этот храм получила, но сделать ничего не может, ссылается на отсутствие средств. Ирина Голубева рассказала: «Мы писали Владыке просьбу – включить в целевую программу по линии епархии храм Николы со Усохи. Просили деньги сначала на первичный ремонт. Но эта эпопея идет уже второй год».

Главное, что радует: в этом храме еще «ничего не успели натворить», а вот в Василия на Горке натворили… Как заметила Ирина Борисовна: «Церковь плачет изнутри». Еще бы ей не плакать – одни стеклопакеты чего стоят. Не все их замечают, правда. Такое впечатление, что в комитете по культуре и туризму Псковской области не заметили до сих пор… Впрочем, с нашей псковской «охраны» – спрос особый. А вот как спросить с Русской православной церкви? После только двух примеров архитектор-реставратор Владимир Никитин сказал: «РПЦ не озабочена сохранением своего культурного наследия. Переданные храмы она воспринимает как свою собственность, несмотря на то, что это по-прежнему принадлежит государству. И не выполняет взятые на себя охранные обязательства. Подписан договор о том, что без ведома органа охраны они ничего не будут делать. И везде идут нарушения, по которым уже можно возбуждать уголовные дела». При том, что как заметила Галина Гофман, на сайте храма Василия на Горке продекларировано, что служители храма ни шагу не делают без реставраторов.

Савелий Ямщиков мог только согласиться с псковичами: «Именно этой проблемой я занимаюсь с 1990 года, когда было принято решение на правительственном уровне все возвращать церкви. Тогда в Фонде культуры у нас было специальное заседание, и мы приняли решение, что храмы церкви надо возвращать, но (мы даже в «Литературке» письмо публиковали) рядом было пояснение, что ни в коем случае это нельзя делать большевистскими методами. Я же знал, что первыми начнут выбрасывать музеи, которые сидят в церковных постройках. Я знал, что наш институт уйдет первым, реставрационный центр будет гибнуть первым, и я знал прекрасно, что добиться чего-то от церкви, учитывая ее нынешнее состояние, очень трудно. Другое дело, что церкви надо всячески помогать».

Хотя и сам признал, что одно дело – церковь, другое – церковное начальство. «Сколько лет мы на коленях умоляли прекратить службу в Успенском соборе Владимира? Всё, в результате фрески Рублева погибли. Их нет. С 1975 года бьемся за фрески в Печерском монастыре, которые мы открыли, которые, скорее всего, писал сам игумен Корнилий. Когда умер Алипий, их забили. Я Патриарху сколько раз говорил: вы говорите о мироточии, о кровоточии, о мощах, но фрески – это же самая святость, это писал сам основатель монастыря! Забили – сказали, что бабушки не поймут. Да они поймут скорее, чем их настоятели. И – хотят они, не хотят, но, видимо, придется устроить скандал на уровне ЮНЕСКО. Фрески уникальные. И таких примеров…» Примеры Савелий Васильевич, действительно, приводил десятками. К счастью, не все они псковские.

Ирина Голубева: «При сохранении
ценностного статуса губернатором
инициируется передача федеральных
памятников в областную собственность,
чем понижается имущественный статус
памятника в преддверии возможной
приватизации после 1 января
2008 года». Фото: Александр Сидоренко
Хотя, какое уж тут счастье. Это система, с которой бороться и бороться, собирая в процессе борьбы «почетные звания» безбожников и врагов церкви.

Но о единственном проблеске в этом направлении Савелий Ямщиков вспомнил как раз на псковской почве: «Мы в начале года провели встречу по поводу передачи Рождественского собора Снетогорского монастыря церкви. Мы выработали четкие двусторонние документы, в которых прописано постоянное наблюдение реставраторов, музея.

Обязательно по всем поднятым вами вопросам подготовьте материал к заседанию «круглого стола». Василия на Горке и Никола со Усохи – это то, что подготовлено вашими лучшими реставраторами, какое они имеют право уничтожать? Если берут – значит, обязаны обеспечивать то состояние, ту сохранность памятника, которая была обеспечена реставраторами высшего класса».

Псковичи были настроены даже более радикально. Владимир Никитин прямо заявил: «Мы с вами общаемся, как будто нет закона. А закон есть. Есть органы, которые должны следить за соблюдением закона, есть прокуратура, есть договор между сторонами и есть цивилизованный подход – суд. Ведь договор предполагает, что возможно и его расторжение при несоблюдении одной из сторон условий. Нужен прецедент».

И снова согласился с псковскими коллегами Савелий Ямщиков: «Почему я ввязался в эту историю с холмом? Мне некогда, у меня дел навалом, я человек не первой уже молодости. Но – это наш последний и решительный бой. Мы должны собрать все документы, чтобы аргументировано говорить в Правительстве: не решите вы – будет решать суд».

Время общественности прошло, но нас послушают?

Уже ближе к финалу совещания узкого псковского круга Елена Яковлева настояла на том, чтобы был уточнен статус встречи. Очередное собрание общественности? «Какая общественность? Время общественности прошло», - резюмировал Савелий Ямщиков.

И, похоже, обрадовал псковичей. Специалистам надоело писать «открытые письма» и участвовать в кабинетных «междусобойных» спорах, которые потом их противники, прикрытые широкими спинами чиновников, выдают за общественное обсуждение. У них совершенно конкретные претензии к органу охраны памятников в Псковской области, деятельность которого, по их мнению, причиняет памятникам вред. Ирина Голубева напомнила, что несколько недель назад (после того, как местные власти подняли столько пыли вокруг Покровской башни в контексте торопливых заметок Аркадия Мамонтова) представителем органа охраны памятников было заявлено: губернатор Псковской области готовит документы об изменении имущественного статуса федеральных памятников. То есть при сохранении ценностного статуса инициируется передача имущества в областную собственность, чем понижается имущественный статус памятника. Уже идет работа с Росимуществом – скорость, с которой у нас семь раз режут, один раз отмерив на губернаторский глазок, не может не беспокоить. Специалисты связывают это с возможной приватизацией памятников истории и культуры, которая должна быть разрешена с 1 января 2008 года. Но они не собираются благодушно наблюдать за этим процессом, руководствуясь тем соображением, что якобы при нынешнем состоянии памятников не найдется «дураков» их взять и приспособить под что-нибудь «грандиозное». Найдутся, и отнюдь не дураки! Поэтому, думается, к сентябрьскому «круглому столу» участники июльского совещания подойдут во всеоружии, памятуя благословение Ямщикова на «последний и решительный бой».

Правда, прежде чем окончательно в него ввязаться, псковские коллеги Савелия Васильевича попросили его все-таки рассказать: что же это за Курган или Холм будет? Из пояснений показалось, что собственно «славно-святой» идеей господин Ямщиков увлечен весьма умеренно: «Идея это была Саши Проханова, я не все его идеи разделяю, хотя к нему отношусь с огромным пиететом. Он псковского происхождения, он здесь вырос, его очерк «Псков земной и Псков небесный», который я включил в свою книгу, совершенно потрясающий. Всеволода Смирнова, Михаила Семенова он обожает и обожал. А все эти его идеи… Я сам сказал: не надо ничего огромного, это возможность привлечь внимание властей. Холм будет небольшой, в нем будут капсулы с землей со знаковых могил, с памятных мест, и на вершине – крест. Наша задача – привлечь внимание властей, чтобы они все приехали сюда, чтобы посмотрели. Одно дело – я сказал, другое – когда будут даны специальные поручения в Правительстве. Если даст Бог ноги носить – я им не дам сочинскую олимпиаду делать, пока Псков в таком состоянии. И нас послушают. Поверьте мне. Я в это верю».

Убеждать защитников Пскова в том, что их дело правое, необходимости нет. И сил на «последний и решительный бой» у Саввы Ямщикова и его соратников, судя по всему, хватит. Но весь ход борьбы за памятники истории и культуры Пскова заставляет думать, что этот бой, каким бы он ни был решительным, не окажется последним.

Елена ШИРЯЕВА.

 

1 См. М. Киселев. Псков – пятый Рим? // «ПГ», № 19 (338) от 16-22 мая 2007 г.; М. Киселев. «Колхоз ратной славы» // «ПГ», № 28 (347) от 18-24 июля 2007 г.

2 См. Е. Ширяева. Торг у Покрова // «ПГ», № 29 (348) от 25-31 июля 2007 г.

3 Картина Карла Брюллова «Осада Пскова польским королем Стефаном Баторием в 1581 году»

4 Картина Яна Матейко «Русские послы просят Стефана Батория о мире»

5 См. Е. Ширяева. Торг у Покрова // «ПГ», № 29 (348) от 25-31 июля 2007 г.

6 См.: Е. Ширяева. Башня, небо, облака // «ПГ», № 40 (309) от 18-24 октября 2006 г.; Н. Скобельцына. «Хочется ударить в набатный колокол» // «ПГ», № 41 (310) от 25-31 октября 2006 г.; В. Васильев. Пока не заурчали бульдозеры // «ПГ», № 41 (310) от 25-31 октября 2006 г.; Н. А. Яриков, В. Н. Морхов. Мы против серости во всех отношениях // «ПГ», № 42 (311) от 1-7 ноября 2006 г.; Е. Ширяева. Люди тянутся за красивым // «ПГ», № 42 (311) от 1-7 ноября 2006 г.; «Мы призываем к открытому и широкому профессиональному и общественному обсуждению» // «ПГ», № 42 (311) от 1-7 ноября 2006 г.; А. Т. Васильев. Город должен жить, а не прозябать // «ПГ», № 43 (312) от 8-14 ноября 2006 г.; И. Голубева. Горячие точки Пскова // № 43 (312) от 8-14 ноября 2006 г; Владимир Шуляковский: «Архитектура – это все-таки застывшая музыка, а не застывшая экономика» // «ПГ», № 45 (314) от 22-28 ноября 2006 г.; Е. Ширяева. «Это какой-то тяжелый рок» // «ПГ», № 47 (316) от 6-12 декабря 2006 г.; Е. Ширяева. Допустительство // «ПГ», № 18 (337) от 9-15 мая 2007 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  4477
Оценок:  4
Средний балл:  7.8