Статья опубликована в №33 (352) от 29 августа-04 августа 2007
Культура

Вкус и цвет

Вспомнив славное прошлое своей земли, люди обретают шанс на лучшее будущее
 Максим АНДРЕЕВ 29 августа 2007, 00:00

Вспомнив славное прошлое своей земли, люди обретают шанс на лучшее будущее

2007 год в Пскове оказался неожиданно богат на разного рода мероприятия с участием клубов военно-исторической реконструкции. Похоже, достаточно очевидная, в общем-то, мысль о том, что уникальные боевые «декорации», которыми богата Псковская земля, просто грех не использовать «в мирных целях», посетила сразу несколько светлых голов. В результате, в довольно-таки пресное блюдо, которым на Псковщине из года в год потчуют туристов, добавили острой «приправы».

Правда, самих реконструкторов пришлось экспортировать из других регионов и даже из-за границы: псковская ветвь этого достойного движения пока что крайне немногочисленна. Во-первых, потому, что помимо энтузиазма данное хобби требует достаточно серьезных финансовых вложений. А во-вторых, из-за того, что значительная часть «контингента», потенциально способного стать «цветом псковского рыцарства», оседает на истфаках московского и питерского университетов, чтобы творить подвиги уже во славу столичных городов.

Право на выбор

Фото: Александр Сидоренко
22 апреля 2007 года под Псковом, на горе Соколихе, у подножия памятника князю Александру Невскому и его дружине, при участии двухсот реконструкторов из России и Белоруссии было инсценировано «Ледовое побоище» [ 1 ].

Первый блин, как водится, оказался комом. Организаторов бранили за неудачный выбор площадки для битвы: из-за того, что действо произошло на плоской, как стол, поляне, очевидцами шоу оказались лишь немногочисленные счастливцы, попавшие в первые ряды. Всем прочим пришлось довольствоваться случайно подсмотренными «веселыми картинками» и шумовым сопровождением битвы.

Кроме того, не был толком решен вопрос с доставкой «безлошадных» зрителей, парковкой автомобилей, питанием и туалетами. Невостребованными остались сидячие VIP-места, билеты на которые организаторы пытались продавать аж по 500 рублей. Изрядно раздражал «державный» пафос, пропитавший все мероприятие: реконструкция битвы оказалась очередным «пунктиком» в годовом плане «по воспитанию патриотизма», реализуемом областными властями.

Фото: Александр Сидоренко
Тем не менее, «побоище» собрало несколько тысяч зрителей, наглядно продемонстрировав востребованность такого рода праздников изголодавшейся по качественным и осмысленным зрелищам публикой.

Спустя всего полтора месяца, в июне 2007 года, в Старом Изборске прошел первый Фестиваль раннесредневековой культуры «Исаборг», для участия в котором собрались представители всероссийской ассоциации раннесредневековых клубов «Гардарика» [ 2 ]. «Исаборг», в отличие от предыдущего действа, был большим «междусобойчиком», организованным даже не на потеху зрителей, а для удовольствия самих участников.

«Благодаря» практически полному отсутствию какой-либо рекламы, фестиваль остался незамеченным широкой публикой. Однако немногочисленные зрители – в основном, друзья участников либо друзья друзей – оценили увиденное крайне высоко. Фестиваль идеально вписался в изборский ландшафт. Люди в средневековых костюмах смотрелись на Труворовом городище не в пример естественнее туристов в современной одежде. «Камерность» мероприятия – без многотысячной толпы зрителей, ОМОНа, биотуалетов и машин скорой помощи, являющихся необходимыми ингредиентами любого «шоу», сделала его необычайно правдоподобным и живым.

Братья по оружию

Фото: Александр Сидоренко
Относительно фестиваля военно-исторической реконструкции «Железный град», запланированного на август 2007 года, высказывались различные прогнозы. Некоторые, вспоминая балаган «Ледового побоища», предрекали ему бесславную судьбу: дескать, посмотреть на «ряженых» соберутся тысячи зевак, которые затопчут и заплюют лежащую у них под ногами живую историю изборской земли.

Другие уповали на «гений места»: как-никак, именно здесь, в Изборске, который многочисленные враги за неприступность именовали в своих хрониках «Железным градом», истории надо совсем немного помочь для того, чтобы она смогла ожить и развернуться во всей красе, заставив людей переживать своего рода «дежавю», вызванное внезапным пробуждением исторической памяти.

К счастью, правы в большей степени оказались сторонники второй точки зрения. Древняя крепость, наполненная полотняными палатками с вышитыми на них геральдическими знаками, наводненная людьми в средневековых доспехах и платьях, озвученная боевыми кличами, лязгом мечей и звуками волынок, действительно ожила, впервые за много лет оспорив у сельмага статус истинного сердца Изборска.

Разумеется, не обошлось без накладок. «Бугурт» - пешая схватка ратников – была устроена на плоской поляне в центре крепости. В результате, зрелище «доброй сечи» было доступно лишь счастливчикам из первых рядов.

А посмотреть, между тем, действительно было на что: с треском сталкивались щиты, сверкали на солнце мечи, падали пораженные воины. Впрочем, падали, надо отметить, крайне неохотно: по правилам поединка, воин добровольно «отправлялся в Валгаллу», получив не менее трех ударов. Однако секундантам, пристально следившим за ходом боя, то и дело приходилось буквально убеждать очередного разгоряченного битвой ратника: «Падай, падай!!! Ты убит!!!»

Однако азарт боя не переходил в остервенение. Вот один из «ливонцев» угодил прямо в лицо «русскому витязю» - прием, строго запрещенный правилами боя. Но сделал он это явно нечаянно, и вот уже с раскаянием протягивает руку в стальной перчатке ошеломленному ударом противнику, помогая подняться с земли, тот утирает непроизвольно брызнувшие из глаз слезы и выступившую на рассеченной губе кровь, и через минуту они обнимаются, как побратимы и товарищи по оружию, стоя посреди кипящей битвы.

«Дорога ложка к обеду»

Фото: Александр Сидоренко
Дождь, без которого, как все надеялись до самого последнего момента, обойдется, неожиданно хлынул с неба и в момент сделал кассу «средневековому трактиру», расположившемуся у подножия башни Луковка.

Гости, заполнив скамьи, начали требовать «разносолов». И официанты в средневековых одеждах только успевали приносить все новые и новые блюда и миски. Неожиданно выяснилось, что деревянная ложка – самый что ни на есть удобный и естественный инструмент для приема пищи. С пугающей скоростью в трактире закончились щи и были вычерпаны запасы медовухи.

Дождь закончился так же неожиданно, как и начался. На подсохшей траве немедленно расположились многочисленные компании, расстелившие скатерти-самобранки с припасенной из дома снедью. Между ними бродила группа людей в средневековых костюмах, предлагая всего за полтинник «покататься на татарском мальчике». Сам «мальчик», голый по пояс и с цепью на шее, белозубо улыбался, похоже, ничуть не кляня выпавшую на его долю участь.

А в крепости, между тем, кипела жизнь. У лотков с оружием, доспехами и украшениями шел азартный торг: туристы, наверняка в жизни не державшие в руках ничего режущего, кроме кухонного ножа, приценивались к кованым мечам, почему-то завернутым в газетную бумагу. «Монахи» в коричневых рясах пели на латыни, подыгрывая себе на маленьком органе. Играл волынщик в килте. Вращался гончарный круг, сновал вперед и назад челнок ткацкого станка, стучали по наковальне молоты. «История» творилась на глазах у людей, причем не скучная и пресная, как на страницах школьных учебников или в витринах музеев, а живая, осязаемая, со вкусом и запахом.

Царь горы

Фото: Александр Сидоренко
Ближе к вечеру центр фестиваля переместился за пределы крепости. Теперь разношерстному воинству предстояло штурмовать стены Изборска снаружи. На этот раз зрители были довольны: удобно расположившись на ступенях естественного амфитеатра, они наблюдали, как реконструкторы, изображающие «условного противника», карабкаются по склону Жеравьей горы – туда, где у подножия крепостных стен их поджидали «защитники крепости».

Впрочем, зрелище, по всеобщему признанию, получилось не особо эффектным: горстка рыцарей терялась на фоне мощного косогора. К тому же картину периодически заволакивало дымом: это взрывались пиротехнические заряды, призванные имитировать артподдержку штурма.

Трава на тенистом склоне по-прежнему была мокрой и скользкой; воины, судя по всему, изрядно намаялись за день в тяжелых доспехах, так что сражение развивалось достаточно вяло. Поначалу казалось, что защитники, стоя на круче и прижавшись спинами к мощным каменным стенам, подобно воинам Леонида, способны оборонять узкую тропинку практически бесконечно.

Однако так же, как и в случае спартанцев, это оказалось неверным. В очередной раз перегруппировавшись и сделав усилие, нападавшие наконец-то смогли прорваться наверх, сбросив защитников. Окрестности огласил боевой клич победителей: «Нюрнберг!!!!!». Зрители, традиционно болеющие «за наших», дружно издали вздох разочарования, сокрушаясь над столь грубым попранием исторической правды.

Между тем наступило время конного турнира. Именитые воины, главы военно-исторических клубов, соревновались между собой в рыцарских доблестях: на полном скаку поражали копьем мишень, нанизывали на древко подвешенные на шестах кольца, рубили капустные кочаны, острием копья поднимали с земли вещицы, любезно предоставленные прекрасными дамами из числа зрительниц.

А когда победитель турнира наконец-то определился, вниманием зрителей завладели музыканты. Подлинные звуки фолк-рока от группы «Белый свет» и «стародавние напевы» от белорусской команды «Стары Ольса» долго оглашали окрестности Жеравьей горы.

Пособие по краеведению

Фото: Александр Сидоренко
Фестиваль, разумеется, стал событием и для самих изборян. По пути к Словенским ключам выстроились лотки с традиционными местными сувенирами: поделками из дерева и бересты, носками из собачьей шерсти. Местные бабушки развернули широкую торговлю знаменитыми пирожками с яблоками, ежевикой и смородиной.

Аборигены же, не вовлеченные в орбиту местного туристического бизнеса, взирали на происходящее даже как-то свысока: ведь ряженые пришельцы играют их историю, это их предки много веков назад отражали тут натиск ливонцев и немцев.

Двое пожилых мужчин с лицами, бронзовыми от специфического «деревенского» загара, который не приобретешь ни за какие деньги ни в каких соляриях или турциях с египтами, стоя у прилавка магазина, дискутировали о сравнительных характеристиках «777»-го и «72»-го портвейнов, активно оперируя таким понятием, как «нажористость».

Ребят в средневековых одеяниях, заглянувших в сельмаг для того, чтобы пополнить запасы провианта, они беззлобно назвали «шутами», а затем начали рассказывать им об истории родного поселка, путая имена и эпохи, но, судя по всему, совершенно искренне желая продемонстрировать пришельцам во всей красе достоинства своей земли.

Получалось, разумеется, не слишком складно. Впрочем, стоит ли винить в этом людей, для которых едва ли не единственным «пособием по краеведению» стала дешевая и дрянная водка, «обессмертившая» своим названием одну из главных местных достопримечательностей.

Остается надеяться, что их внуки, в том числе благодаря фестивалю, захотят чуть больше узнать о своей древней земле и полюбят ее, и станут жить и работать на ней, что сегодня уже само по себе подвиг, в чем-то сравнимый с деяниями их предков-воинов.

Максим АНДРЕЕВ,
Изборск – Псков.

 

1 См.: М. Киселев. Жесть // «ПГ», № 16 (335) от 25 апреля - 1 мая 2007 г.

2 См.: Л. Шлосберг. «И была сеча добрая…» // «ПГ», № 24 (343) от 20-26 июня 2007 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3028
Оценок:  4
Средний балл:  7.3