Статья опубликована в №20 (40) от 17 мая-23 мая 2001
Человек

Однажды в Америке

 Игорь НИКОЛАЕВ. 17 мая 2001, 00:00

(Начало в № 17-19)

Не хочешь париться - плати

Не хочешь париться на жаре, когда другие проносятся мимо в кондиционированных авто - можешь поступить иначе. Плати деньги, заканчивай колледж или университет - и работай, как белый человек. Образование в Америке дает человеку огромное преимущество в оплате и в условиях труда. Физический труд – удел неспособных к обучению, иммигрантов и деклассированных элементов общества. Поневоле вспоминаешь основы марксистско-ленинского учения в плане перехода к наивысшему общественному строю. В Америке происходит все так, как и писали классики: постепенное стирание грани между городом и деревней, умственной и физической деятельностью, а все высвободившиеся при этом силы начинают работать на гармоничное развитие личности. Вот только с развитием этой личности у американцев проблемы – не знают, куда ее развивать. Нет у них гармоничного сочетания богатства души и кошелька, нет никакого стремления раскрыть тайны бытия и мироздания, и не задают им учителя в школе извечный российский вопрос: для чего живет человек на Земле. Как-то, забредя в библиотеку американского колледжа, я попытался найти книги соотечественников, классиков мировой литературы. В библиотеке десятитысячного гуманитарного учебного заведения из русскоязычных авторов присутствовал лишь Достоевский с «Братьями Карамазовыми». Пушкин ,Толстой, Тургенев и прочие известные нам с детства авторы отсутствовали начисто. Среди обязательных предметов американской школы изучение мировой литературы не предполагается, зато тщательно штудируется литература американская. То же самое происходит и с историей. Например, изучая американскую историю, в разделе Второй мировой войны школьник может узнать о том, что это была война между Америкой и Японией. На фоне тяжелой и справедливой борьбы с узкоглазыми камикадзе в Европе союзники США по борьбе громили германские и итальянские войска. Пару фраз посвящены и России, которая, остановив немцев около Москвы, перешла в наступление и очень подсобила союзникам в их наступлении.

Ошибка великого генуэзца

Однажды во время рабочего перерыва один наш русский знакомый сидел и слушал обычный рабочий треп своих соратников по труду. Зашел разговор о предстоящем празднике – Дне Колумба. Америка торжественно отмечает официальную дату высадки первого конквистадора на ее землю, этот день для всех нерабочий. Тут босс решил блеснуть эрудицией и поведать коллективу об этой личности, провести короткую политинформацию. Суть дела заключалась в том, что Колумб направлялся за солью в Индию, но по пути случайно открыл Америку. Народ стал рассуждать об этом странном парне, подарившем им выходной, и тут дернул нашего парня черт высунуться. Вообще-то, сказал он, Колумб за перцем и золотом направлялся в Китай. Начальник на секунду задумался и согласился: искал он все сразу, оптом, и в Китае тоже. Ну а вообще-то, сказал он, хватит, умник, прохлаждаться, иди, подготовь свое рабочее место. Отсюда – мораль: в Америке, как и в нашей родной армии, начальник всегда прав.

Если ты такой умный, то почему беден
и ругаешь свою страну?

Как-то меня поразила реакция американцев на рассуждения одной русской, ну очень остепененной, специалистки в области мировой литературы. Она горячо доказывала присутствующим, тоже остепененным, но по американским канонам, ограниченность и узость их видения роли личности Шекспира в той странной отрасли литературы, которая называется шекспироведением. По ее российским, революционным понятиям этого Вильяма в природе не существовало, а была просто инсценировка жизни и деятельности великого классика группой ушлых профессионалов рампы и подмостков той эпохи. Американцы внимательно выслушивали все эти рассуждения, вежливо изображали изумление и даже восхищение достижениями российского литературоведения. К слову сказать, эта дама очень часто, к месту и просто так, любила поплакаться на нищее и бесправное существование носителей интеллектуальных ценностей (т.е. интеллигенции) в современной России. Через пару месяцев ее уже никто и никуда старался не приглашать. А нам, остальным ее соотечественникам, американцы тихонько пояснили, что плохой она человек. Ну, во-первых: если ты такая умная, то почему тогда такая бедная? Во-вторых, ругать свою страну - это для американцев, патриотов с ясельного возраста, выглядит дико. И еще нельзя в любой форме указывать на ущербность у ближнего как души, так и тела - этим ты нарушаешь основной принцип заокеанской жизни: каждый живет так, как может и хочет. Разумеется, в рамках законов Божьих, штатов и Конституции США. Учить человека жить и Родину любить тут не принято, а вот подбодрить и поощрить словом – пожалуйста. Очень это заметно по американским боевикам, когда полуживого, с перебитыми ребрами и простреленными членами героя спрашивают: в порядке ли он. То ли не знают они о правилах первой медицинской помощи, то ли верят в чудодейственность этого заклинания.

Призрак на горизонте

На фоне всех этих размышлений о реалиях американских как-то отошла на второй план Цель. Цель, из-за которой была предпринята поездка. Приближение игорного рая ощущалось разве что по возросшей вдвое цене на бензин и часто встречающимся придорожным отелям с непременными пальмами, бассейнами и надписями на фронтоне «КАЗИНО». Тут мы и заспорили, кто останавливается здесь: едущие туда с деньгами или едущие обратно без них? Но с нашими малыми деньгами мы не могли позволить себе размяться в этих «мини-вегасах», в порядке эксперимента. Пока все внимание было обращено на бесплодные, иссушенные зноем каньоны. Не знаю, как мои спутники, а я так на всю жизнь запомнил марксистско-ленинское определение Лас Вегаса, полученное в школе на уроках географии. Это когда среди безводной пустыни вдруг вырастает скопление небо-скребов, огней и порока. Вся гнилость и разврат капиталистического мира фокусируются на этом пятачке невадской земли; в этом мираже, химере человек теряет последние тормоза и положительные жизненные ориентиры. Город- призрак, город - вампир живет за счет крови и страданий простых американцев, здесь они теряют деньги, головы и жизни. То ли дело «СПОРТЛОТО» или, скажем, лотерея ДОСААФ, где играют все, и выигрывают тоже все в лице родного советского Спорта, Авиации и Флота. И никаких клоак, самоубийств, проституции и наркомании. Следует признать, что как работник переднего края идеологического фронта мой учитель не ошибался: в Лас Вегасе присутствуют все перечисленные пороки. Но как географ он оказался не прав: в Америке никакой город не может появиться вдруг. Всегда кучку небоскребов окружает бескрайнее море одноэтажной Америки. Это непременная череда коттеджей, заправок, помоек и автостоянок. Только здесь все это смотрелось намного грязнее и похабнее на фоне гигантских ожиданий встречи с городом грез.

Проспект, где находят и теряют

Экономия завела нас в дешевый мотель на краю города, и потому пришлось битый час тащиться по раскаленным улицам в направлении волнующих небоскребов. Вначале не было ясно: почему мы бредем одни и редкие прохожие с интересом оглядывают наши праздничные одежды. Постепенно мы поняли, что дешевый отель располагался в своеобразном гетто, где проживали горничные, мусорщики, официанты и прочая обслуга игрового бизнеса. Прилично одетые люди должны сюда прибывать на самолете и сразу на такси ехать заселяться в дорогой отель. Постепенно поток дорогих машин сфокусировался в одном направлении, и мы, следуя по его следу, наконец вышли к подножию рулеточных пирамид. Чем больше мы мучались, топая по раскаленному асфальту, тем большим был эффект от встречи с целью нашей поездки. Если взять пять Новых Арбатов, выстроить их в линейку, разукрасив при этом тридцатиэтажные башни небоскребов на манер новогодней елки, то мы получим что - то похожее. Здесь смешались в кучу ампир и барокко, мраморные Давиды и золотые Венеры, пальмы и гигантские фонтаны. Огромные здания декорированы в стиле всех времен и народов и каждое имеет имя, словно выпорхнувшее из сказок тысячи и одной ночи. Но самое интересное - это люди. Вдоль главного и единственного проспекта течет два параллельных многотысячных людских потока. Один движется по бесконечным залам и переходам из казино в казино. Второй течет снаружи по душной улице, обрамленной причудливыми фасадами из золота, мрамора и сверкающих огней. Потоки соединяются, расходятся, распадаются на более мелкие водовороты в игровых залах. Залы же похоже друг на друга, как близнецы. Зеркальные стены и потолки, полное отсутствие окон и часов создают эффект бесконечности самих залов и времени в них. Здесь можно жить сутками, так и не находя сил и желания вырваться наружу. А если ты остановился в отеле над казино, то можешь играть бесконечно, поднимаясь наверх только поспать и взять очередную порцию денег. Все отели здесь предоставляют скидку: если ты останавливаешься более, чем на один день, то этот первый день ты живешь бесплатно. Регистрационные стойки и рестораны размещены на расстоянии видимости от игровых залов, чтобы помочь новоприбывшему побыстрее войти в роль.

Игорь НИКОЛАЕВ.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2756
Оценок:  0
Средний балл:  0