Статья опубликована в №41 (410) от 15 октября-21 октября 2008
Общество

Предельный износ

Дом № 5 на улице Олега Кошевого в Пскове признан ветхим еще в 1982 году. И ничего. В нём до сих пор живут люди
 Елена ШИРЯЕВА 15 октября 2008, 00:00

Дом № 5 на улице Олега Кошевого в Пскове признан ветхим еще в 1982 году. И ничего. В нём до сих пор живут люди

Кое-что в нашей жизни остается стабильным. Неизменным. Незыблемым. Можно даже сказать – вечным. Но – не хочется. Потому что речь сейчас пойдет не о вечных ценностях, а о вроде как временных трудностях.

Старожилы вспоминают, что раньше на фасаде дома по адресу ул. Олега Кошевого, 5 даже цифры были: 1876. Но потом осыпались.
Фото: Александр Сидоренко
В редакцию «Псковской губернии» позвонили Наталья Александровна и Эдуард Николаевич Егоровы, проживающие в Пскове по адресу улица Олега Кошевого, дом 5. Сразу подумалось: какой-то адрес знакомый. Да что там знакомый – знаменитый адресок оказался! Стоило только выслушать историю мытарств граждан, которые имеют несчастье там проживать, и вспомнилось. «Псковская губерния» писала об этом доме аж в 2003-м году [ 1 ] , статья вышла под очень «обнадеживающим» и очень точным заголовком: «Ремонт невозможен, сносу не подлежит».

Эксплуатация неэксплуатируемого

В 2002 году семья Егоровых приобрела в этом доме квартиру: продали свой частный домик жилой площадью 13 квадратных метров, располагавшийся в таком «фешенебельном» местечке, как район Морозовской ветки, добавили, что удалось накопить. И купили однокомнатную квартиру – практически в центре города, семь минут быстрым шагом до площади Ленина, две минуты – до автобусной остановки. Район – «инвестиционно привлекательный». Впрочем, когда Егоровы покупали квартиру на Олега Кошевого, они думали не о том, чтобы поскорее её покинуть. Они там собирались жить долго и счастливо, растить дочку… Правда, очень скоро выяснилось, что обустроить хотя бы минимально комфортные условия проживания в отдельно взятой квартире ветхого жилого дома нет никакой возможности.

Его крайняя ветхость и, не побоимся этого слова, аварийность еще в 2003-м году были бесстрастно зафиксированы в акте межведомственной комиссии: «Перекрытия во всех помещениях деревянные, балки провисли, штукатурка потолков вся в трещинах, в местах протечки кровли видны мокрые пятна. Кровля очень ветхая, с многочисленными следами протечек. Стропильная система прогнила, стропильные ноги прогнулись, оголовки труб в полуразрушенном состоянии.

Стены 1 этажа сырые, горизонтальная гидроизоляция цоколя отсутствует. Под полами 1 этажа стоит вода, во время сильных морозов водопровод и канализация замерзают, трубы повреждены коррозией, электропроводка и большая часть печей находится в пожароопасном состоянии. Деревянная лестница в аварийном состоянии, поддерживающая её стена на 1 этаже имеет сквозную наклонную трещину». И так далее.

Скажем больше: в 2004-м году отряд государственной противопожарной службы вынес предписание о «приостановлении эксплуатации» этого дома. Не знаю, как пожарные себе это представляли. И кто вообще может себе такое представить: приостановить эксплуатацию дома без расселения. Но Бог с ним, с представлением и представлениями. Тем более, что на этот документ никто не отреагировал. Никак. Даже никаких противопожарных мероприятий ответственные люди из МУ УМР № 11 не провели: ни пропитку деревянных конструкций не сделали, ни электропроводку не починили. Вероятно, посчитали нецелесообразным: ну сколько ещё этот дом простоит?

Граждане, правда, горели регулярно: то бомжи огоньку подпустят (благо доступ в дом абсолютно свободный, под жилье используются только 3 из 16 квартир, и жить можно не то что в подвале или на чердаке – в квартирах, откуда съехали на съемное или другое жилье доведенные до отчаяния граждане), то дети пошалят. Да и проводка – как справедливо указывали в своем акте пожарные и члены межведомственной комиссии в очень опасном состоянии. Но вернемся к тому акту.

Заключение было дано следующее: «…комиссия считает, что жилой дом № 5 по улице О. Кошевого находится в крайне неудовлетворительном состоянии. Основные конструкции дома достигли предельного физического износа – 70-80 % и находятся в предаварийном состоянии. Капитальный ремонт нецелесообразен, дом подлежит расселению».

По аварийному дому газовая труба идти может, а газ жильцы себе провести не могут, потому что дом аварийный.
Фото: Александр Сидоренко
Отличные выводы! И, заметьте, они ничуть не устарели за прошедшие после этого пять лет: дом ведь никто так и не ремонтировал – ввиду нецелесообразности этого занятия. Но никто так и не расселил!

Да что там пять лет: еще в 1982 году решением Псковского горисполкома № 252 дом был призван ветхим. Постройка-то еще «до 1917 года». Старожилы вспоминают, что раньше на фасаде даже цифры были: 1876. Но потом осыпались. Это означает, что дом в дополнение ко всем его недостаткам еще является и памятником архитектуры регионального значения. Действительно, в 1998 году постановлением Псковского областного Собрания депутатов он был внесен в перечень таковых. Но спокойно, спокойно! Ревнители старины могут настаивать лишь на его полной реконструкции, которая возможна и даже после сноса здания: просто к новой застройке (ежели таковая паче чаяния состоится) будет предъявлен ряд особых требований. В общем, расселению этот нюанс никак не препятствует.

Поддержка неподдерживаемого

А что препятствует? Деньги, разумеется. Вернее, их отсутствие, на что регулярно ссылается администрация г. Пскова. У семьи Егоровых ответов от муниципальной исполнительной власти накопилась целая пухлая пачка. Есть также немножко ответов и от представительной власти: от Псковской городской Думы – сначала её председателя Леонида Трифонова, а теперь уже и от главы города Яна Лузина. Но с Думы взятки гладки: «распишет» в городскую администрацию – разберитесь, мол, и доложите гражданам. И гражданам докладывают.

Суть этих многочисленных «докладов» совпадает практически дословно. Совпадает уже последних года три, с тех пор как семья Егоровых, обнадеженная принятием муниципальной целевой программы «Переселение граждан из непригодных для проживания жилых помещений в г. Пскове на 2006-2010 годы», активно спрашивает у власти: когда? Когда можно будет сменить условия проживания с ненормальных на нормальные?

Вот возьмем из этой пачки наугад один ответ: от 9 июля 2007 года, подписан он председателем комитета по жилищным вопросам администрации города Пскова Владимиром Строговым: «На Ваше обращение к Главе города Пскова Я. В. Лузину по вопросу расселения Вашего дома сообщаю, что в настоящее время в городе более 80 ветхих домов. С целью ликвидации ветхого жилищного фонда Администрацией города разработана муниципальная целевая программа «Переселение граждан из непригодных для проживания жилых помещений в г. Пскове на 2006-2010 годы», а Псковской городской Думой постановлением № 550 от 27.12.2005 г. утверждена. Дом № 5 по улице Олега Кошевого признан ветхим в 1982 году. Расселение дома в соответствии с данной программой предусмотрено на 2007 год».

У Эдуарда и Натальи Егоровых ответов от муниципальной исполнительной власти накопилась целая пухлая пачка.
Фото: Александр Сидоренко
Пока уважаемый читатель, может быть, преждевременно радуется за семью Егоровых, я процитирую другую «бумажку», датированную 30 июля 2004 года за подписью главного врача ЦГСЭН в г. Пскове Олега Кузнецова: «На Ваше заявление… сообщаем, что Ваш дом распоряжением Администрации г. Пскова № 252 от 1.04.1982 года признан ветхим и подлежит расселению до 31.12.2005 года. Силами МУ УМР ведутся работы по поддерживающему ремонту здания». Ага, сейчас. И расселили всех, и «поддерживающего ремонта» столько сделали, что благодарные жильцы до сих пор ищут его следы.

Но что же там у Владимира Ивановича Строгова дальше написано, в июльском ответе 2007 года рождения? А ничего хорошего: «Реализация данной программы полностью зависит от финансирования бюджетов всех уровней. Вместе с тем, ни в 2006 году, ни в 2007 году на эти цели средств не выделялось. В настоящее время расселение ветхого жилищного фонда производится Администрацией города только за счет муниципального жилищного фонда и инвестиционных ресурсов инвестора».

Любопытно, зачем тогда программу принимали, если средств «не выделялось»? Но суть от этого не меняется: не представляется возможным расселить этот чудный дом. Как появится – так сразу Егоровым сообщат. Но пока не сообщают, хотя они постоянно спрашивают.

А вот еще один, более свежий, ответ от господина Строгова – от 13 марта 2008 года. Здесь появляются интересные детали: «В рамках реализации муниципальной целевой программы «Переселение граждан из непригодных для проживания жилых помещений в г. Пскове на 2006-2010 годы», утвержденной Псковской городской Думой постановлением № 550 от 27.12.2005 г., расселение дома № 5 по ул. О. Кошевого было запланировано на 2007 год при достаточном финансировании из бюджетов всех уровней.

Поскольку Администрация города не получала достаточное количество средств из федерального и областного бюджетов, произвести расселение жильцов из дома по выше указанному адресу в установленный данной Программой срок не представилось возможным. Кроме того, в соответствии с Постановлением Администрации города Пскова от 07.02.2008 № 147 «О развитии застроенных территорий в г. Пскове» дом № 5 по улице О. Кошевого включен в список жилых домов, подлежащих реконструкции».

В вот это уже совсем интересно. Гораздо интереснее очередного обещания «решить вопрос» при наличии жилья, а также вести «поддерживающий ремонт». Потому что когда говорят «реконструкция» - начинает пахнуть «инвестиционными ресурсами инвестора» (позволим себе еще раз воспроизвести поистине золотые слова господина Строгова из предыдущего ответа). И даже еще раз его процитируем. Владимир Иванович в начале 2008 года давал пресс-конференцию – по итогам года минувшего. По поводу «инвестиционного» расселения он рассказал, что прошлом (2007-м) году в областном центре расселили 10 аварийных и ветхих домов, в которых проживала 41 семья. «Мы их продали. Вернее, те, кому мы эти дома продавали, приобретали для нас жилье. То есть бюджет получал средства жильем», - объяснял тогда господин Строгов. [ 2 ]

И тут стоит еще раз напомнить: где эта улица, где этот дом находятся. Они находятся практически в историческом центре Пскова (помните, 7 минут быстрым шагом до Кремля?), строго напротив – районная прокуратура и районная администрация, инфраструктуры кругом – какой только нет! От дорог до газовой трубы, которая почему-то идет по фасаду злосчастного дома, несмотря на его повышенную пожароопасность. Правда, внутрь, как вы догадываетесь, эта труба «не заглядывает». Такая докучная сказка «про белого бычка» получается: по аварийному дому газовая труба идти может, а газ жильцы себе провести не могут, потому что дом аварийный. Но для инвестора это вряд ли бы стало препятствием. Вы понимаете. Для инвестора, если что, никаких препятствий нет.

Как рассказала нам семья Егоровых, один инвестор, глубоко им, кстати, симпатичный, поскольку вовсю демонстрировал добросовестность намерений, их домом интересовался. Это ООО «Псковская инженерная компания», чей офис находится практически во дворе их дома. Но после походов в городскую администрацию интерес у этого инвестора к дому почему-то отпал. Как коротко пояснил в телефонной беседе директор компании Федор Кочевин, в одной из административных городских структур ему поведали, что дом… не ветхий! То есть претендовать на него смысла нет.

О конкурсе на продаже или аренду этого здания тоже никто пока не объявлял. А вот поди же ты… Примерно месяц назад жильцов взбудоражил слух: нашелся, нашелся инвестор! Продали их или… в аренду отдали. Некоей московской фирме «Бета» (за правильность написания не ручаемся – не располагаем никакими точными данными). Мы связывались с КУМИ администрации Пскова, где нас заверили, что дом значится в реестре муниципального имущества (и ветхость его все же отмечена). То есть никаких действий по «отдаче» его, например, в аренду для последующей реконструкции, не предпринималось. В родном МУ УМРе тоже только руками разводят: интересовался, говорят, тут один – «Бета» зовут, но что-то там не срослось. Ничего удивительного в этом нет. При нынешней экономической ситуации «разрастается» даже там, где уже почти срасталось.

Спасение утопающих

Но так жить нельзя! Это не устойчивое выражение, используемое русскими по всякому поводу и без него. Это правда. Когда входишь в квартиру семьи Егоровых, то поражает контраст: хорошая мебель, бытовая техника, уют и порядок, который поддерживается в этих условиях невероятными усилиями, и… невозможность долго находиться в квартире непривычному человеку. Там дышать нечем! Ощущение, что воздух можно трогать руками: тяжелая сырость и запах плесени преследовали меня потом несколько часов. А там живет ребенок семи лет. И мама с папой – очень приличные, активные, работящие люди.

С приличной, на первый взгляд, мебелью, кстати, проблемы. С виду она почти новая, но диван, на котором спала дочь, прогнил настолько, что однажды ночью девочка проснулась…как бы это объяснить? В диванном провале – почти на полу. Разбухшие дверцы шкафов и тумбочек не закрываются.

Когда Эдуард Егоров пригласил в свой дом (за свой счет) эксперта из санэпидемстанции, то дама решила, что у нее сломан прибор для замера уровня влажности. В жилой комнате этот уровень составил 97,7% при нормальном уровне 45-30 %. Поэтому соседи Егоровых не знают: завидовать ли этой семье, у которой действует водопровод (остальные жильцы ходят на колонку – XXI век, центр европейского города и так далее) или сочувствовать из-за этой дикой и опасной для здоровья сырости. Заметим, что во время морозов «водопровод имени Егоровых» нельзя спасти даже паяльной лампой, которой глава семьи обычно отогревает его по утрам. Год назад воды не было почти три месяца. Жильцы топили снег для хозяйственных нужд и ходили на колонку за водой для приготовления пищи.

Рассказы о постоянном соседстве с лицами без определенного места жительства и с вполне определенными привычками – уже избитый жанр. Можно полюбоваться на надписи, которыми отчаявшиеся жильцы «украсили» свой дом по всему периметру. Они видны на фото. Не помогает.

А летом из подвала выползла змея. Ничего такая – вполне себе гадюка, не уж. Очень упитанная.

Когда этот номер готовился к печати, Егоровы получили еще один ответ от начальника управления жилищным фондом администрации города Пскова (так теперь называется структура) Владимира Строгова. В нем Владимир Иванович признавал, что муниципальную программу, по которой дом должны были расселить (в каком там году – в 2007, в 2006, в 2004, в 1982?) в установленные сроки выполнить не удалось. Причины – см. выше. Зато администрация города Пскова подготовила бюджетную заявку на 2009-2011 годы в рамках подпрограммы модернизации объектов коммунальной инфраструктуры.

Впрочем, даже самым неискушенным в бюджетных отношениях гражданам понятно: подать бюджетную заявку – ещё «не жениться». Регионы уже подспудно готовят к году (годам) «великой экономии». До кого в этой ситуации могут достучаться, докричаться Егоровы?

«Пусть сделают хоть что-нибудь! Пусть отдадут инвестору! Пусть хотя бы позволят газ провести – ну невозможно же так жить!» - Наталья Егорова действительно готова сорваться на крик. Потому что она знает, уже шесть лет знает – так жить действительно невозможно.

Потому что, кроме физического износа, есть еще и моральный. И он практически не подлежит восстановлению. Нервные клетки, знаете ли, не восстанавливаются.

* * *

10 октября в дом № 5 на улице Кошевого приходили две дамы. Представились комиссией, но откуда такая комиссия – не сказали, как их ни просили. Осмотрели в очередной раз дом (что там могло измениться за пять лет к лучшему?) а, прощаясь, заметили, что дом… ещё очень даже ничего. И не в таких люди живут. И в гораздо худших живут. Они видели.
Люди живут.
И – ничего.

Елена ШИРЯЕВА

 

1 См.: С. Прокопьева. Ремонт невозможен, сносу не подлежит // «ПГ», № 47 (168) от 10-16 декабря 2003 г.

2 См.: Е. Ширяева. Не было бы счастья // «ПГ», № 4 (373) от 30 января - 5 февраля 2008 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3094
Оценок:  2
Средний балл:  9