Статья опубликована в №19 (440) от 20 мая-27 мая 2009
Политика

Высокое внимание

Возбуждение уголовного дела против директора Пушкинского музея-заповедника Георгия Василевича вызвало новую волну протестов и вынудило органы следствия комментировать мотивы своих действий
 Алексей АЛЕСИН 20 мая 2009, 00:00

Возбуждение уголовного дела против директора Пушкинского музея-заповедника Георгия Василевича вызвало новую волну протестов и вынудило органы следствия комментировать мотивы своих действий

25 марта «Псковская губерния» одной из первых подробно рассказала о ситуации, сложившейся вокруг участившихся в 2008 году проверок финансово-хозяйственной деятельности государственного музея-заповедника А. С. Пушкина «Михайловское» [ 1 ]. Не вызывало сомнений, что единственным лицом, деятельность которого оказалась в поле пристального внимания правоохранительных структур, был директор музея Георгий Василевич, возглавляющий организацию более 15 лет. Выход конфликта в публичную сферу, начавшийся с открытого письма деятелей культуры президенту, подписанного в начале марта, привел, как и предполагала «Псковская губерния» к неминуемому обострению ситуации. За минувшие два месяца состоялось формальное возбуждение уголовного дела, после чего противостояние вышло на новый уровень: защитники Г. Василевича организовали широкую общественную компанию в его поддержку, а органы следствия, попав под огонь обвинений в политической ангажированности, оказались вынуждены публично оправдывать свои действия и готовить пути для возможного отступления. Особый драматизм ситуации придавала госпитализация г-на Василевича в Псковскую областную больницу в состоянии острого гипертонического криза. На минувшей неделе конфликт достиг своего политического пика: сюжет о нём вышел на канале «Россия», тему в понедельник продолжил информационный канал «Вести 24», вышли в свет публикации в федеральных печатных СМИ.

Сразу после выхода в свет статьи «Высокое давление», републикованной или процитированной в различных изданиях, и появления новых комментариев к ситуации (исключительно со стороны защитников Георгия Василевича), наблюдатели заговорили о том, что следствие оказалось поставленным в ситуацию необходимости выбора: либо завершать проверку и возбуждать уголовное дело, либо отказывать в возбуждении уголовного дела и по этим основаниям завершать проверку.

Красный день календаря

По мнению сторонников Георгия Василевича, музей-заповедник «Михайловское» остаётся одним из немногих окон в мир русской культуры. Фото: Лев Шлосберг
Напомним, в нашей статье были упомянуты в качестве возможных интересантов смены руководителя музея несколько видных региональных руководителей Псковской области: бессменный с 1994 года заместитель губернатора области по социальным вопросам Юрий Демьяненко, бывший председатель областного комитета по культуре и туризму Александр Голышев, а также начальник управления социального развития Псковской области Армен Мнацаканян, работавший в течение нескольких лет заместителем Георгия Василевича. Со всеми тремя отношения у директора музея-заповедника не сложились, их представления о путях развития музея во многом не совпадали. В частности, чиновники активно возражали против того, чтобы музей мог самостоятельно заниматься своими охранными территориями (т. н. охранной зоной), что перекрывало возможности для несанкционированной застройки на его территории. Г. Василевич настаивал (и в итоге настоял) на непосредственном участии музея в обеспечении необходимого режима охраны ландшафта.

Не мог пройти бесследно, по мнению многих наблюдателей, и острый конфликт 1999-2001 годов, когда уже после празднования 200-летия А. С. Пушкина в течение двух лет оставался спорным состав творческого коллектива, выдвинутый на соискание Государственной премии России за масштабное концептуальное восстановление Пушкинского музея-заповедника. В одном из первых вариантов списка фигурировали и кураторы региональной культурной политики г-да Ю. Демьяненко и А. Голышев, но в итоге в числе лауреатов их не оказалось.

Одновременно влиятельные деятели российской культуры, в том числе председатель Ассоциации реставраторов России Савва Ямщиков, близкий друг Георгия Василевича и один из основных организаторов кампании его публичной поддержки, открыто заявил, со ссылкой на общение в кругу региональных руководителей Псковской области, на наличие в конфликте некоей «руки Москвы» и небеспристрастности следствия, действующего объективно в пользу лиц, проявивших интерес к масштабной собственности единственного в Псковской области федерального музея-заповедника. При такой версии псковские деятели выступают не более чем фигурантами дела, а его ключевые потенциальные бенефициары оказываются за пределами региона. Их имена не озвучил на данный момент никто.

После появления публикаций в прессе, долго уходившее от каких бы то ни было внятных комментариев следствие (в частности, УВД Псковской области и прокуратура Псковской области при подготовке первой публикации три дня кряду перенаправляли обозревателя «Псковской губернии» друг другу, отказываясь не только комментировать ход проверки, но и заявляя, что не владеют по этому поводу никакой информацией, в том числе не знают, где находятся сами материалы проверки) было вынуждено «выйти из тени» как форсировать сами события, так и объяснять содержание своих действий.

4 мая было объявлено, что 1 мая (практически все наблюдатели обратили внимание на странную дату – праздничный и, соответственно, выходной день) в отношении Георгия Василевича Островским межрайонным следственным отделом следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Псковской области было возбуждено уголовное дело по части 3 статьи 160 УК РФ (присвоение или растрата) и части 1 статьи 292 УК РФ (служебный подлог), о чем прессе сообщила руководитель данного отдела Роза Шелест.

По её словам, основанием для возбуждения дела стали результаты доследственной проверки, которая проводилась по рапорту, поступившему от неназванного ею сотрудника УВД по Псковской области. Следователи заявили, что Георгий Василевич в период с 24 апреля 2006 года по 2 октября 2008 года с использованием служебного положения незаконно завладел бюджетными средствами в сумме 172 тыс. рублей, которые растратил в личных целях. Госпожа Шелест пояснила, что директор заповедника мог завладеть этими деньгами при оформлении фиктивных командировочных документов. Роза Шелест подтвердила, что самого Георгия Василевича следователи не допрашивали, поскольку он находился на лечении, и предполагают это сделать, как только позволит состояние его здоровья.

В тот же день Георгий Василевич заявил «Псковской Ленте Новостей» по телефону в ответ на заданный вопрос о возбуждении дела: «Я об этом не знаю, поэтому какие комментарии? Ничего не смогу сказать, так как мне ничего неизвестно».

«Странное стечение обстоятельств»

Уже 6 мая в «Новой газете» появилось еще одной письмо в защиту Георгия Василевича, подпись под которым поставили известные деятели российской культуры: директор Дома-музея Марины Цветаевой Эсфирь Красовская, и. о. директор Литературного музея К. Г. Паустовского Алексей Кириленко, кинорежиссер Андрей Хржановский, кинорежиссер Юрий Норштейн, кинорежиссер Владимир Мотыль, писатель Татьяна Толстая, директор музея-заповедника «Ясная Поляна» Владимир Толстой, режиссер Авдотья Смирнова, писатель Людмила Петрушевская и другие.

Послание, озаглавленное «Этот заповедник – из последних» и адресованное «тем, кто ответственен за музейное дело в России, ко всем, кому дорога наша культура», прямо связывало следственные действия в пушкинских Горах с попыткой сместить Георгия Василевича с занимаемой должности и фактически уничтожить в коммерческих целях пушкинские заповедные места: «Директором заповедника шестнадцать лет назад стал Георгий Василевич — кандидат наук, экономист, человек, смыслящий в хозяйстве и глубоко знающий русскую словесность. Г. Н. Василевич не только хорошо понимает, как должна сохраняться и развиваться старинная усадьба. Он умеет ее сохранять и развивать.

Именно «при Василевиче» должным образом были отреставрированы исторические парки, сформирована структура инженерных сетей и коммуникаций, создан комплекс хозяйственного двора, реконструирован новый музейный объект «Мельница Бугрово», восстановлен храм на городище Воронич у села Тригорское…

В ноябре 2008 года ученый совет Пушкинского заповедника поддержал Концепцию развития до 2037 года. Она направлена на воссоздание по всей территории заповедника ландшафта, адекватного пушкинскому времени.

…В последние годы мы стали свидетелями уничтожения многих исторических мест России под предлогом обновления их инфраструктуры. Сценарий всегда один и тот же: инфраструктура обновляется, от старого места не остается и следа. Средств при этом никто не жалеет.

В концепцию Г. Н. Василевича не вписываются такие планы. Нынешний директор — последовательный противник любого использования заповедника в коммерческих целях.

…Нельзя допустить гибели Пушкинских мест. Здесь один из последних заповедников, который у нас еще остался».

Отметим, что ресурсы, которыми располагает федеральный музей-заповедник «Михайловское», действительно впечатляют: по данным портала «Музеи России», по состоянию на лето 2008 года, экспозиционно-выставочные площади музея-заповедника составляли 3493 кв. м, площади временных выставок – около 3000 кв. м, фондохранилищ – 330 кв. м, парков – 74 га, число предметов фондового хранения (вещей) 36 тысяч 813, из них 28 тысяч 292 – предметов основного музейного фонда.

Среди них: коллекция меморий, принадлежавших А. С. Пушкину, его родственникам, друзьям – 80 единиц; коллекция провинциального портрета – 30 ед.; коллекция портретов ХVIII–ХIХ вв. (включающая провинциальный портрет, изображения персон, связанных с именем А. С. Пушкина, портреты государей) – 140 ед.; коллекция пейзажей пушкинских мест и пушкинианы (портретной, жанровой, иллюстративной) ХIХ-ХХ вв. – 2500 ед.; коллекция русской и западноевропейской гравюры ХVIII–ХIХ – 500 ед.; коллекция икон и медного литья ХVII-ХХ вв. – 100 ед.; коллекция предметов усадебного быта и этнографии конца ХVIII – 1-й половины ХIХ вв. (мебель, фарфор, стекло, бисер, ткани, осветительные приборы) – 1500 ед.; собрание редкой книги (в том числе коллекция «Пушкинского уголка») – 3000 ед. И так далее…

Всё это собиралось и собирается по крупицам, по вещице, и многим предметам аналогов не существует нигде больше.

Опасающиеся утраты всего этого богатства в случае смены руководства музея-заповедника авторы письма, опубликованного «Новой газетой», уделили внимание и действиям следствия: «По странному стечению обстоятельств именно в ноябре прошлого года против директора впервые были выдвинуты фантастические обвинения. В ходе внезапно начавшейся финансовой проверки сотрудники ОБЭП УВД по Псковской области незаконно изъяли сервер бухгалтерии музея. Не представив дирекции заповедника официального заключения по результатам проверки, в апреле 2009 года ОБЭП предпринимает новую попытку давления».

Полоса «Новой газеты», посвященная ситуации вокруг Пушкинского музея-заповедника, вышла в свет под образным заголовком «Преступная группа в составе граждан Пушкина, Онегина и некой Арины Родионовны» и недвусмысленным подзаголовком «В усадьбе «Михайловское» идут обыски, а к окраинам заповедника подступают дачи».

«Новая газета» дважды процитировала «Псковскую губернию», в том числе подзаголовок статьи «Высокое давление»: «Должность руководителя музея-заповедника А. С. Пушкина «Михайловское», возможно, заинтересовала лиц, имеющих кадровые амбиции и влияние на правоохранительные органы».

8 мая на сайте Государственного музея-заповедника А. С. Пушкина «Михайловское» появился специальный раздел «В защиту Г. Н. Василевича, директора Пушкинского Заповедника». Там опубликованы письма и обращения как сотрудников музея, так и его друзей.

В частности, в своем письме на имя председателя Комитета Государственной Думы РФ по культуре Григория Ивлиева, советника президента по культуре Юрия Лаптева и секретаря Общественной палаты РФ Евгения Велихова сотрудники музея сообщают, что в заповеднике регулярно проводятся многочисленные проверки, результатом одной из них стал «поток публикаций, порочащих директора и сотрудников музея, обвиняя их в хищениях, мошенничестве и прочих преступлениях». Сотрудник обращают внимание, что актами проверок эта информация до сих пор не подтверждалась: «Коллектив устал от негатива в СМИ, сопровождающего каждую проверку, что дестабилизирует и без того сложное в это кризисное время положение в музее».

В письме дается оценка деятельности директора и отмечается, что Георгий Василевич «требователен как к себе, так и к коллективу музея в целом, от сотрудников музея требует интенсивности, качества и профессионализма в работе. В его честности и бескорыстности мы убедились за долгие годы совместной работы.

Разумеется, при огромной проделанной работе возможны ошибки и недочёты, но, во-первых, ответственность за них несёт вся администрация музея, а во-вторых, мы всегда учитывали замечания всех проверок и в кратчайшие сроки исправляли указанные недостатки. Сознательного нарушения законодательства не было никогда», - уверены сотрудники музея.

Именно в комментарии сотрудников Пушкинского музея впервые была сформулирована данная позиция: ошибки и недочеты в финансово-хозяйственной деятельности музея возможны, но они не являются сознательными нарушениями закона, а если они и были, то ответственность за них несет весь коллектив, а не только его руководитель.

«На последнем месте по объёму нецелевого использования средств»

Местные жители и гости пушкинских мест всё еще имеют возможность видеть незамутненный современной застройкой пушкинский ландшафт. Фото: Лев Шлосберг
13 мая последовала публичная реакция органов следствия: Следственное управление Следственного комитета при прокуратуре РФ по Псковской области официально заявило «об отсутствии какой-либо заинтересованности в возбуждении и расследовании уголовного дела». В сообщении для прессы было отмечено, что «Возбуждение и расследование уголовного дела направлено на установление истины. Обвинение Георгию Василевичу до настоящего времени не предъявлено. Для расследования уголовного дела создана следственная группа, расследование уголовного дела продолжается».

Заявление, по мнению многих наблюдателей, как минимум запоздало и не выглядело достаточно убедительным: при любом восприятии событий оно являлось не более чем ответной реакцией на кампанию публичной защиты Георгия Василевича, но не объясняло длительные и в течение нескольких месяцев полностью безрезультатные следственные действия.

14 мая в прессе появилось первое публичное заявление лица, имеющего отношение к администрации Псковской области.

Советник губернатора Псковской области по культуре на общественных началах известный актер и предприниматель Игорь Гаврюшкин категорично заявил в комментарии для «Псковского Агентства Информации» о том, что «не было никакого преступления со стороны директора Пушкинского заповедника Георгия Василевича. Я в этом абсолютно уверен» и добавил: «Я знаю многих директоров музеев и должен сказать, что по объёму нецелевого использования средств Георгий Николаевич находится на последнем месте. Но даже там, где суммы были больше, не шло речи о возбуждении каких-то уголовных дел. Наша казначейская система крайне несовершенна. Например, если все деревья пожрал колорадский жук, а средства на такие ситуации в бюджете, естественно, не предусмотрены, то директор всё равно будет заниматься лечением деревьев, понимая, что ему грозит выговор. Я уверен, что максимум, какого наказания заслуживает Георгий Николаевич – это выговор».

Г-н Гаврюшкин полагает, что все проверки Пушкинского заповедника и возбуждение уголовного дела в отношении Г. Василевича связаны с борьбой за земли, расположенные возле заповедника: «Думаю, что вокруг «Михайловского» существует большое количество спорных территорий, охранные границы заповедника во многом зависят от его руководителя, если он закроет глаза за какую-то мзду, то через 5 лет территория заповедника сильно сократится. Возня по поводу земель Пушкинского заповедника не сегодня началась и не завтра закончится…»

Губернатор области Андрей Турчак от публичных заявлений по ситуации вокруг Пушкинского музея-заповедника воздерживается, но 13 мая стало известно о том, что он лично возглавит оргкомитет XLIII Пушкинского праздника поэзии, который состоится 5 и 6 июня. Очевидно, что последовавшее на следующий день заявление Игоря Гаврюшкина в качестве советника руководителя администрации региона едва ли могло быть сделано без ведома губернатора.

«Жесткие меры реагирования»

Еще день спустя, в пятницу, 15 мая, «Псковская Лента Новостей» сообщила о том, что в поддержку Георгия Василевича выступил министр культуры России Александр Авдеев.

Агентство со ссылкой на Балтийское Информационное Агентство сообщило, что министр от своего имени направил письма в министерство юстиции, Представительство президента в СЗФО и Генпрокуратуру РФ. В своих обращениях он высоко оценил работу директора музея-заповедника «Михайловское» и попросил разобраться в законности проверок, проводящихся в музее-заповеднике.

Министр лично не дал никаких публичных комментариев, но это сделала по согласованию с его помощник министра Тамара Гудима: «Я очень надеюсь, что личное обращение главы нашего ведомства возымеет должный эффект, и ответы придут достаточно быстро. Ведь возмутительная ситуация, сложившаяся вокруг «Михайловского», требует скорейшего разрешения».

Г-жа Гудима квалифицировала реакцию министерства на события в Михайловском как «возмущение». Особенно был отмечен тот факт, что, изъяв из «Михайловского» бухгалтерскую документацию во время отсутствия директора, органы следствия не поставили в известность учредителя – министерство культуры РФ.

Советник министра культуры подтвердила, что сам Георгий Василевич находится в Москве, где участвует в подготовке выставки в Кремле «По пушкинским музеям России» в качестве одного из организаторов, а также примет участие в конференции пушкиноведов, которая также состоится в столице.

Министерство культуры по сути взяло директора Пушкинского музея-заповедника под своё крыло, вызвав в столичную командировку и ограничив следствие в доступе к Георгию Василевичу.

Такое поведение министра достаточно показательно на фоне скандальных событий в РАТИ (Российская академия театрального искусства, бывший ГИТИС – Государственный институт театрального искусства), где 12 мая получили приказ министра культуры об увольнении ректора Марины Хмельницкой на основании акта проверки, проводившейся министерством с 15 марта по 25 апреля. Министерство предъявило Хмельницкой список из более чем 20 претензий, касавшихся финансово-хозяйственной и кадровой работы. Трудно представить, чтобы Минкульт не был в курсе претензий, предъявляемых следствием Георгию Василевичу. Решение Александра Авдеева показывает, что министр либо уверен, что действия правоохранительных структур политически мотивированны и, более того, ему известно, кем именно, либо, в дополнение к тому, состав этих претензий не вызывает у министра опасений.

Немедленно за выходом ситуации вокруг Георгия Василевича и музея-заповедника «Михайловское» на уровень правительства и федеральных СМИ федеральные органы следствия публично вмешались в ситуацию.

18 мая, в понедельник, стало известно, что уголовное дело в отношении директора Георгия Василевича затребовано в центральный аппарат Следственного комитета при прокуратуре РФ на предмет проверки законности и обоснованности его возбуждения, о чем сообщил официальный сайт СКП РФ с примечанием, что это сделано непосредственно по указанию главы ведомства Александра Бастрыкина.

В сообщении на официальном сайте СКП указано, что результаты проверки вызвали сомнения в обоснованности процессуального решения, несмотря на то, что областная прокуратура не отменила постановление о возбуждении уголовного дела, хотя, по действующему законодательству, как надзирающий орган, имела на это полное право (напряженные отношения между Прокуратурой и выделенным из ее состава Следственным комитетом хорошо известны, и оба ведомства не упускают случая публично показать ошибки друг друга – Ред.).

Сайт СКП информирует, что дело передано для дальнейшего расследования в УВД по Псковской области, а руководитель СКП Александр Бастрыкин назначил служебную проверку для выяснения всех обстоятельств, способствовавших возбуждению уголовного дела. Обращает на себя внимание тот факт, что в информационном сообщении по существу предрешены категоричные результаты внутренней проверки: «По результатам данной проверки будут приняты жесткие меры реагирования в отношении должностных лиц следственных органов Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Псковской области, допустивших нарушения, вплоть до применения мер, регламентированных уголовным и уголовно-процессуальным законодательством».

«Только частично в правовом поле»

17 мая сюжет, посвященный ситуации вокруг музея-заповедника «Михайловское», показали в программе «Вести недели» канала «Россия». 18 мая в Москве состоялись сразу несколько публичных мероприятий, в которых принял участие и лично Георгий Василевич, в частности, круглый стол по охране памятников истории и культуры Псковской области, прошедший в газете «Известия», и передача на радио «Культура».

В тот же день в 22.15 на канале «Вести» в течение 15 минут Савва Ямщиков рассказывал о прошедших дискуссиях и отдельно коснулся проверок в Пушкинском музее-заповеднике и уголовного дела, возбужденного против Георгия Василевича. Он назвал ситуацию «трагической» и не упустил возможности противопоставить положение в самом Пскове, где памятники культуры либо разрушаются, либо варварски перестраиваются, либо морально уничтожаются современной застройкой, с состоянием дел во вверенном Георгию Василевичу музее, который остается своего рода «островом культуры».

Чрезвычайно редко комментирующий ситуацию Георгий Василевич весьма подробно сообщил «Интерфаксу», что отсутствие законодательной базы, регламентирующей существование и деятельность ландшафтных музеев, «делает уязвимым само их существование и позволяет трактовать букву закона, исходя из интересов различных заинтересованных структур» и пояснил: «Большая сложность в том, что музеи-заповедники находятся только частично в правовом поле, касающемся музейного дела, так как отсутствуют принципы, определяющие специфику их деятельности».

По его мнению, «до тех пор, пока не будут приняты законы о музеях-заповедниках, ситуация, в которую попал Пушкинский музей, может случиться с любым музеем, сочетающим в себе ландшафтное искусство».

На примере «Михайловского» он пояснил, что «мы представляем собой музей, который имеет дело с большими земельными угодьями. И это делает нас участниками торговых экономических отношений. Это глубокий экономический конфликт, который порожден нежеланием некоторых лиц, мечтающих отхватить исторический кус земли, считаться с музеем, превратившим за годы своего существования и долгой кропотливой работы в произведение искусства».

Он привел также достаточно красноречивый пример: «Если 15 лет назад сотка земли в районе заповедника стоила 15 рублей, то сейчас доходит до 5 млн., в зависимости от близости к самим усадьбам».

Г. Василевич отметил, что «долгое время не находил понимания у прежнего руководства Минкультуры, что ландшафтные коллекции, которых в России осталось очень мало, - это такие же произведения искусства. При этом с одной стороны, в таких музеях мы имеем дело с сохранением самой природной среды, с другой – сохранение ее целостности с личностями тех исторических лиц, которые сделали эти места знаковыми для потомков».

Соответственно, директор музея уверен, что «многим не дает покоя невозможность использовать такие земли в своих интересах». По его данным, за последние три года заповедник «пережил» 15 проверок различного уровня и уже лично озвучил оценку своим и своих подчиненных возможным нарушениям: «Конечно, я допускаю, что были сделаны какие-то ошибки, может быть, допущены нарушения, но то, что в этом имелся злой умысел… обвинить нас в этом нечестно, учитывая тот объем работ, который сделан в заповеднике за последние 15 лет».

Таким образом, руководитель музея-заповедника прямо предложил учитывать на правовой «чаше весов», с одной стороны, обнаруженные во время проверок «ошибки и, может быть, нарушения» и, с другой стороны, всё сделанное во имя сохранения памяти Пушкина за более чем 15 лет коллективом более чем в 500 человек.

* * *

С самого начала событий вокруг Георгия Василевича и возглавляемого им музея большинство наблюдателей и заинтересованных лиц, вне зависимости от оценки инкриминируемых директору музея-заповедника нарушений, сходились во мнении, что действия следствия были инспирированы не юридическими, а политическими обстоятельствами, то есть проверкам и следствию предшествовали политическое намерение и политическое решение.

Предполагаемое завершение конфликта весьма логично происходит также по очевидному политическому решению.

И при всей кажущейся благополучности такого сценария (который, отметим, еще не стал фактом) тучи над «Михайловским» и его директором не разошлись. События вновь показали, что политические рычаги остаются в России намного более действенными, чем юридические. А это значит, что должность руководителя музея-заповедника А. С. Пушкина «Михайловское» по-прежнему может заинтересовать лиц, имеющих кадровые амбиции и влияние на правоохранительные органы.

«На фоне Пушкина и птичка вылетает».

Алексей АЛЕСИН

 

1 См.: А. Алесин. Высокое давление // «ПГ», № 11 (432) от 25-31 марта 2009 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3508
Оценок:  16
Средний балл:  7.5