Статья опубликована в №19 (440) от 20 мая-27 мая 2009
Культура

Огненный знак

В Пскове сгорел брошенный арендатором на произвол судьбы бывший Дом предводителя дворянства
Ирина Голубева Ирина Голубева 20 мая 2009, 00:00
Огненный знак

Псков, 13 мая. Бывший Дом предводителя дворянства. Фото: Максим Андреев. 

Пожар на чердаке памятника архитектуры XVII в., бывшем Доме предводителя дворянства на Романовой горке, начался около 13 часов 14 мая. Заволокло дымом улицу Некрасова, и сначала было непонятно, где и что горит. Оказалось – памятник архитектуры, в глубине двора, в окружении жилых и общественных зданий, в том числе и деревянных (практически все дома – памятники культуры федерального или регионального значения). Пожарных вызывали сразу несколько человек – местные жители и прохожие.

Пожарные и служба МЧС работали больше двух часов, благодаря им здание не выгорело полностью. Однако сгорели деревянные перекрытия и стены мезонина, часть междуэтажного перекрытия, стропила чердака. Кровля над центральной частью здания обрушена, растрескались и без того аварийные стены мезонина и второго этажа, выбиты оконные рамы. Причем это видно уже на первый взгляд, а еще предстоит инженерно-техническое обследование памятника.

Уже во время пожара дознаватель от пожарной охраны и следователь УВД вели опрос свидетелей, но о результатах этой работы официально пока не известно. Жители соседних домов убеждены, что пожар случился из-за тусовки местной молодежи, которая собиралась под гостеприимной крышей дома предводителя дворянства.

Что же, правоохранительные органы, возможно, найдут виновных, определят причину пожара. Однако для всех очевидно, что предполагаемые причины пожара – это прямое следствие отношения к памятнику. В последние годы в центре Пскова горел не один памятник архитектуры. Не хочется думать, что пожары и разрушения данного вида недвижимости являются системным уничтожением наследия для освобождения земельного участка, на котором они построены, но существует и такая версия. Впрочем, статистику этих случаев по Пскову еще никто не собирал и не анализировал.

Не секрет, что в городах России (больших и малых) идет земельный передел, борьба за участки под застройку, особенно в особо престижном историческом центре. По данным научно-практической конференции Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры «Общественно-государственное партнерство в деле охраны памятников истории и культуры», состоявшейся в октябре прошлого года в Санкт-Петербурге, в России детально отработаны варварские методы, которые «помогают» разрушаться старым зданиям в центрах исторических городов и освобождать территории для нового строительства. Эти методы сводятся к следующему:

1. Получить от государства аварийное здание памятника в аренду и оставить его в таком состоянии на годы. Оно будет разрушаться и само по себе.

2. Начать некие «ремонтные» работы – снять кровлю, демонтировать столярку, разобрать перекрытия и остановить эти работы, оставив здание без крыши, под ветрами, дождями и морозом. Это ускоряет разрушение.

3. Не препятствовать бесконтрольному доступу в неиспользуемый памятник бомжам и другим «тусовщикам», которые, скорее рано, чем поздно, спалят дом полностью или частично. И это довершит разрушение.

Есть и другие, особо изощренные методы, но не о них сейчас речь.

Интересно то, что все эти процессы мы давно наблюдаем и у нас, в центре Пскова. Органы государственной власти (собственники недвижимого имущества), а также государственные органы охраны культурного наследия передают памятники арендатору, берут с него формальные обязательства, назначают сроки реставрации, ремонтов – и облегченно вздыхают. Фактически они перекладывают свою ответственность за охрану и состояние наследия в частные руки, но контроля за выполнением договорных обязательств не осуществляют. Судя по всему, федеральное Росимущество контролирует только исправное поступление арендной платы. И если предположить почти абсурдную ситуацию: памятника уже нет, но плата поступает – все «участники процесса», не исключено, будут довольны. Пока кому-то не придет в голову вопрос: а куда делся памятник? Таких исчезнувших зданий-памятников, пока еще регионального, а не федерального, значения, в Пскове насчитывается уже не один десяток.

Арендатор же часто рассматривает охранное обязательство как некую индульгенцию, с получением которой у него развязаны руки и государством отпущены будущие грехи (то есть нарушения охранного законодательства). Практика показывает, что с момента заключения договора аренды и т. н. «охранника», арендатор в эти документы не заглядывает.

Когда перед ним, наконец, встает в полный рост проблема реставрации арендованного памятника, то оказывается, что это очень недешево и не так быстро, как думалось. Есть случаи отказа от аренды, когда арендатор, пережив эйфорическое чувство собственника, начинает понимать реальные перспективы, расходы и риски, связанные с достойным, но трудным делом сохранения древнего здания.

При взгляде на такую картину возникает вопрос: что будет твориться с памятниками, когда начнется их приватизация?

Вернёмся к дому предводителя дворянства.

Дом входит в состав уникального ансамбля гражданских зданий второй половины XVII века – домов Меншиковых, дома Марины Мнишек, дома Карамышева, дома Сутоцкого. Два последних названия происходят от фамилий поздних владельцев, уже XIX-го века. Исследованиями последних лет выявлены фамилии первых заказчиков соседних палат – семьи купцов Меншиковых, купцов М. В. Сарпунова и С. Ф. Саброва [ 1 ].

Псков, 13 мая. Бывший Дом предводителя дворянства. Фото: Максим Андреев. 

Достоверно то, что каменные жилые здания были построены в период экономического подъема в Пскове. Во второй половине XVII века район Полонища (южная часть Окольного города Пскова) стал престижным местом проживания богатейших купцов. Сергей Иванович Поганкин в 1679 г. построил свои знаменитые палаты; рядом возводил подворье не известный купец (ныне – двор Подзноева, воссозданный на старых подклетах).

Вид из палат открывался великолепный: на Красный крест (красивый перекресток) с часовней на нынешнем пересечении улиц Некрасова (бывшая Большая) и Советской (бывш. Великолуцкая) и Успенским женским монастырем (на перекрестке улиц Калинина (бывш. Успенская) и Георгиевской), на часовню и церковь Похвалы Богородицы (не сохранилась). Палаты на Романовой горке [ 2 ], откуда открывался вид на Троицкий собор, реку Великую и панораму Пскова, были своеобразным представительством псковского купечества. Шесть каменных палат на подклетах возвышались над городом, демонстрируя богатство псковичей, их культуру и верность древним традициям.

Имя строителя дома предводителя дворянства пока не известно. Этот дом остается единственным, менее всех исследованным памятником Романихи, т. к. до последнего времени был занят различными учреждениями [ 3 ].

После строительства большого здания Дворянского собрания (ул. Советская, 54, в советское время – общежитие кооперативного училища, затем – банк, сейчас здесь офисный центр) появился городской архитектурный ансамбль: перед домом, на склоне горки, был разбит парк с цветниками и подъездными дорожками, высажена липовая аллея. Оба дома – предводителя и Дворянского собрания – объединились благоустроенной зеленой зоной с выездом на площадь у Поганкиных палат.

Все изменилось после Великой Отечественной войны. Угловой жилой дом с боковыми зданиями по ул. Советской и Некрасова закрыл Романиху, и дом предводителя дворянства оказался в замкнутом пространстве двора, как и многие псковские памятники средневековья. Ведущее градостроительное значение ансамбля Романовой горки снижалось и унижалось до тех пор, пока, после расселения жильцов, все здания-памятники не превратились в почти руины.

Причин было несколько: и бесхозяйственность, и нереальные, плохо финансируемые программы восстановления [ 4 ], и совершенно местечковое непонимание уникальности этого ансамбля [ 5 ]. Несколько лет назад, благодаря стараниям ООО «Зеленхоз», были спасены палаты Меншиковых. Но соседние здания по-прежнему остаются под угрозой уничтожения.

Пострадавший от пожара Дом предводителя дворянства после выезда из здания областной филармонии был передан в аренду заводу «Псковэлектросвар». Псковское управление Росимущества, являющееся собственником данного объекта культурного наследия федерального значения, передало это здание, а также соседствующие с ним дома Марины Мнишек и Сутоцкого в аренду этому предприятию. По планам арендатора, там должны были после комплексной реставрации появиться гостиница, ресторан и офис. В 2009 году арендатор инициировал разработку плана консервации зданий, который должен был уберечь их и от разграбления, и от пожара.

Но события 13 мая наступили раньше, чем эти планы были реализованы.

Пожар в Доме предводителя дворянства – трагический знак того, что ситуация с состоянием памятников культурного наследия в Пскове накалилась до предела.

И. ГОЛУБЕВА,
председатель Псковского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры

 

1 Здесь и далее по материалам исследования О. В. Емелиной (Псков).

2 Название Романова горка (Романиха) происходит от имени посадника Романа Сидоровича. Этот посадник неоднократно упоминается в Псковских летописях, начиная с 1397 года и до его кончины в 1419 году. По мнению Ю. П. Спегальского, улица Романиха проходила по самой горке, передав впоследствии ей свое название.

3 19 октября 1724 года это здание купил у боярина графа Петра Матвеевича Апраксина камергер Псковской провинции Алексей Федорович Яхонтов. Во владении Яхонтовых двор находился на протяжении всего XVIII века. Известны два владельца: секунд-майор Александр Дмитриевич Яхонтов и с декабря 1776 года его дядя – Петр Алексеевич Яхонтов. В 1804 году дом был куплен у П. А. Яхонтова Приказом общественного призрения, а в 1824 году его купило Псковское городское общество для губернского предводителя дворянства. В начале XX века (1909-1914 годах) весь участок до улицы Великолуцкой (ныне Советской), включая и дом, принадлежал Дворянскому собранию. После Октябрьской революции до 1951 года здание занимал народный суд. В части здания находилась музейная экспозиция. В 1960-е годы дом использовался под общежитие культпросветучилища, до 2006 года его занимала Псковская областная филармония.

4 По программе, утвержденной Постановлением Совета Министров СССР № 816 от 4 июля 1988 г. «О комплексной реконструкции и реставрации памятников истории и культуры в Пскове и Новгороде» в памятниках гражданской архитектуры на Романовой горке были начаты исследования, раскрыты шурфы и зондажи, но после прекращения финансирования буквально брошены на произвол судьбы.

5 До сих пор здания на Романовой горке, имеющие с 1960 г. статус памятников федерального значения, не имеют статуса ансамбля. Принять это решение должен государственный орган охраны объектов культурного наследия.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3773
Оценок:  9
Средний балл:  10