Статья опубликована в №19 (440) от 20 мая-27 мая 2009
Семья

Один дома

 Елена ЧЕРЕПИЦКАЯ 20 мая 2009, 00:00

У нас опять большая педагогическая проблема. Лев полюбил пребывать дома в одиночестве. Конечно, по-хорошему ему не удается уговорить родителей покинуть квартиру и оставить трехлетнего младенца без присмотра. В ход идут всяческие военные хитрости.

Самый любимый Левин «приемчик» - тихо-тихо встать с утра раньше мамы. Я могу завести будильник на шесть часов, сготовить завтрак и отправить Сашу в школу, долго сидеть в ожидании лёвопробуждения, наконец, сдаться, лечь вздремнуть на полчасика… и проснуться уже от того, что на кухне младенец лихо гремит посудой, завтракает.

«Ой, да что ты, надо радоваться!» - всплеснула руками подруга, которой я пожаловалась на свою проблему. Сам встал, сам позавтракал, мамин сон решил не тревожить – чудо, а не ребенок.

Но надо видеть, какие разрушения это чудо способно причинить.

В наблюдательности Льву не откажешь. Он знает, что каша варится в кастрюле и стоит на плите. Знает, что надо воспользоваться ложкой-поварешкой и переложить еду в тарелку. Правда, понимание того, что рост пока не позволяет с этим делом полноценно справиться, пришло не сразу.

Как-то утром я проснулась от прикосновения липкой детской ладони:

- Мамочка, Лева грязный, надо помыться.

Нет, Лева явно поскромничал. Он был не просто грязный. Он был весь – с головы до ног в манке. Только голубые глаза моргали невинно и трогательно среди манных просторов. Похоже, обернул на себя кастрюлю с плиты. Какое счастье, что заранее приготовленный завтрак успел остыть! Страшно представить, что было бы, если…

Ребенка вымыли, выводы сделали. Главное – не оставлять ничего опасного, горячего. Ножи убирать в самый верхний шкафчик, газовый вентиль закрывать. Ну а для самостоятельного завтрака можно предоставить простор: налить кашу в тарелочку, поставить рядом стакан молока. Пусть мальчик позавтракает один, если ему так хочется.

Мальчик заботу оценил. Я, умиляясь, подслушивала, как он обрадовался, найдя кашу, как доставал ложку, как обсуждал сам с собой достоинства пищи. Но тут хлопнул холодильник. «Молоко, кефир, творог, сметана, овощи», - перебрала я по памяти содержимое. Вроде, ничего опасного и вредного. Ну, пусть Лев получит очередной навык самообслуживания.

Любопытство заставило тихонечко прокрасться на кухню – подсмотреть, как справляется сын с самокормлением. О, сын справлялся великолепно! Он уже вскрыл ножницами пакет молока, налил его в стакан, на стол, на пол и даже приступил к ликвидации последствий – полотенцем вытирал лужи. Что ж, ругаться не за что, все сделал правильно. Ну а то, что пролил… первый опыт не всегда удачный.

И все же я усилила утреннюю бдительность. Как-то спокойнее, когда ребенок хозяйничает под присмотром. Лев же решил, что постоянный присмотр в его возрасте – это как-то не солидно.

- Пойдем спать, - попросился он как-то непривычно рано на «тихий час».

А я что? Я и рада. Дефицит сна у любой мамы имеется, и детский «тихий час» - прекрасная возможность его восполнить. Обняла быстро затихшего Леву и задремала.

Проснулась от непривычного запаха парфюмерии и косметики – буквально минут через пятнадцать. Теплого сонного Льва под боком нет, пропал! Где же он? А вот же он, сидит в кресле, по самые уши перемазанный моим кремом для лица и уже политый папиной туалетной водой. Нет, такую самостоятельность я отказываюсь понимать категорически.

Сердиться на Льва дольше пять минут я не умею. Как он выслушивает нотации, само раскаяние!

- Лёва, это чей крем?

- Мамин.

- А одеколон чей?

- Папин.

- Мамино и папино без разрешения трогать…

- Нельзя.

- Не будешь больше брать?

- Эх… не знаю…

Что ж, по крайней мере, честно. Но от сна без подстраховки другими членами семьи пришлось отказаться. Какое-то время мы жили почти без приключений, удавалось вовремя оттаскивать Леву от Сашиных кактусов, папиного ноутбука, пресекать разбазаривание запасов муки и разливание растительного масла. Родители любят, когда всё под контролем. Но ни один нормальный ребенок на такие условия не согласится.

Лев был вынужден пойти на крайние меры. Подкараулив, когда мама отвернулась, развешивая белье на балконе, он подкрался, захлопнул дверь и повернул ручку. Хлоп! И я – пленница за стеклом.

- Лева, открой дверь!

- Попозже, через минуточку, - отпарировал ребенок цитатой из меня же.

Наблюдать разграбление квартиры и не иметь возможность остановить его – тяжелое испытание. Первым делом Лев направился к Сашиному шкафу – вещи брата всегда манят своей недоступностью. Потом деловито посидел за моим ноутбуком, перешел к папиному. Вставил в дисковод диск, добавил пятикопеечную монетку.

- Вот папа вернется, заступаться за тебя не буду, - шипела я через закрытую дверь.

- Подожди, подожди минуточку, - уговаривал сын, не отрываясь от своих занятий.

Совершив все легкосовершаемые пакости, Лев принялся за программу-максимум. Критически оглядел запретные полки, на которых мы прячем ценные и опасные вещи, призадумался… и принес табуретку. Ох, там же иглы для шитья, медикаменты! Я уже приготовилась звать помощь с балкона или выбивать стекло подручными средствами. Но прибегать к крайним мерам не пришлось, непредсказуемого отпрыска заинтересовало только папино «железо» - карты памяти, жесткие диски и другие компьютерные составляющие. Он уже начал вскрывать отверткой «винчестер», когда вернулся из школы Саша.

К счастью, Саша сначала выпустил из заточения меня, а потом уже оценил ущерб, нанесенный его тайникам – разрисованные книги и тетради, изуродованная модель самолетика, истерзанные фломастеры…

Мне удалось спасти Льва от жестокого наказания. Но вот что будет, когда папа узнает про «винчестер» - предсказать не берусь. Мы пока не признавались, так спокойнее.

Елена ЧЕРЕПИЦКАЯ.

Продолжение следует...

Предшествующую публикацию см. здесь.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3044
Оценок:  13
Средний балл:  6.7