Статья опубликована в №20 (441) от 27 мая-03 мая 2009
Колонки

О фальсификации истории

 Игорь БОРИСОВ 27 мая 2009, 00:00

20 мая были опубликованы Указ Президента Российской Федерации от 15 мая 2009 г. № 549 «О Комиссии при Президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России» и Положение о Комиссии при Президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России. Государственная Дума как по команде откликнулась на этот указ.

Комитет по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству рекомендовал нижней палате принять в первом чтении поправки в Уголовный кодекс, устанавливающие уголовную ответственность за посягательство на историческую память о событиях Второй Мировой войны.

В своём выступлении президент РФ Дмитрий Медведев сказал: «Мы стали чаще сталкиваться с тем, что называется сейчас историческими фальсификациями. Причём, и, наверное, многие из вас это заметили, такие попытки становятся всё более жёсткими, злыми, агрессивными. И, по сути, мы оказываемся в ситуации, когда должны отстаивать историческую истину и даже ещё раз доказывать те факты, которые ещё совсем недавно казались абсолютно очевидными. Это трудно, иногда даже, честно сказать, противно. Но это необходимо делать».

Фальсификации, конечно, имеют место. И появились они не вчера. Ещё во времена военного, политического и идеологического противостояния СССР и США западные историки и масс-медиа всячески замалчивали роль Советского Союза в победе над гитлеровской Германией. Во время потепления отношений двадцатисерийный документальный фильм «Великая Отечественная», прошедший на Западе под названием «Неизвестная война», явился настоящим откровением для западных телезрителей. Сейчас и о нём забыли. Многие граждане стран Европы и Америки считают, что во Второй мировой войне победили только США.

Противодействовать искажению истории в политических целях, конечно, необходимо. Но как? Встречным искажением? Как предлагает Александр Проханов? Вот его предложение: «История — это политика. Никакая это не наука, история – это борьба мифов, которые складываются вокруг того или иного политического строя или режима, которая всегда обслуживает интересы правящего класса и правящей элиты. А когда меняется правящий класс, элита и лидер, то возникает другой миф, а предшествующий миф истребляется. Сейчас осуществляются половинчатые меры. Победа в Великой Отечественной войне — это вершина советского строя, а не победа либерального или царского строя. Это вершина советской цивилизации, которая состоит из массы компонентов, в том числе и компоненты насилия. Если мы защищаем победу, то мы должны защищать Сталина, весь советский строй и советский период».

«Живой классик», по крайней мере, откровенен. В открытую призывает обелить палача и тирана, оправдать его кровавый террор с помощью мифологизации истории. В этом и заключается основная опасность: «Комиссия по противодействию фальсификации» легко может превратиться в «Комиссию по фальсификации» истории. Люди постарше или те, кто интересуется историей, помнят сталинский «Краткий курс истории ВКП(б)», ничего общего с исторической наукой не имевший.

Опасения ещё больше крепнут, когда узнаёшь, кто вошёл в состав комиссии. Возглавил новую комиссию руководитель администрации президента Сергей Нарышкин. В комиссию вошёл ряд кремлёвских чиновников, представители МВД, ФСБ, Службы внешней разведки, Минюста, Минкультуры, ученые и начальник Генштаба ВС Николай Макаров. Политики в ней явно преобладают над компетентными историками. Встречаются фигуры и попросту одиозные.

У такой комиссии есть все шансы превратиться в политический трибунал, когда само занятие независимыми историческими исследованиями легко может быть превращено в уголовно наказуемое деяние.

Начнут с Великой Отечественной, за ней доберутся до Первой Мировой и Октябрьского переворота, а закончат, глядишь, Куликовской битвой, а то и варягами. Ведь было уже время полного запрета на упоминание варягов. Даже археологические находки, подтверждавшие присутствие скандинавов на Руси, замалчивались.

«Время новостей» приводит слова председателя правления общества «Мемориал» Арсения Рогинского: «Это затея либо бессмысленная, либо вредная». Если речь идет о фальсификации фактов, то противоборство ей ведется либо профессиональным источниковедческим анализом, либо привлечением новых документов или открытием новых документов. «В этой связи я хотел бы напомнить, что г-н Нарышкин является одновременно председателем комиссии по защите государственной тайны, в функцию которой входит и рассекречивание архивных документов. Если бы эта комиссия всерьез взялась за рассекречивание архивов (хотя бы в тех рамках, которые были предусмотрены президентским указом 1992 года о раскрытии всех документов, связанных с массовыми репрессиями), то это было бы хорошим вкладом в борьбу с фальсификацией истории, — заметил Арсений Рогинский. — Не будем забывать, что комиссия — государственная, а в нашей стране борьба государства с одними интерпретациями против других интерпретаций никогда ни к чему хорошему не приводила. Хорошо бы государству от содержательных вещей в науке — будь то генетика, кибернетика или история, держаться подальше».

Многие эксперты отмечают, что ещё далеко не все документы сталинского периода истории нашей страны рассекречены.

Согласен с ним даже президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский: «Я не вижу смысла в создании такой комиссии. Проблемы истории и проблемы злоупотребления историей не решаются на правительственных комиссиях. Само понятие «фальсификация истории» имеет два смысла: научный и политический. Научному может препятствовать только научное сообщество, а политической фальсификации должны препятствовать политические силы. Ни то ни другое не является видом административной деятельности».

Опросы, проведённые Левада-центром, также подтверждают, что страхи президента Медведева неадекватны реальности: 87% респондентов последнего опроса признали победу СССР над фашизмом главным событием ХХ века. Глава Левада-Центра Лев Гудков считает, что значение победы в общественном мнении со временем только растет: «Мы фиксируем исключительно рост значимости этого события. Чем дальше уходит война, тем более крупным это событие становится и приобретает символический вес. Все больше и больше укрепляется осознание того, что наша страна могла победить без союзников». Гудков считает, что Указ «направлен на совершенно другое»: «Власти хотят закрыть возможность критики советской системы. Ведь поставить вопрос о том, какой ценой эта победа досталась – значит, ставить вопрос о компетентности, о жертвах, о том, насколько продуманной была предвоенная политика, почему наши потери втрое превышают немецкие и т. д. Это вопрос об эффективности политики, о сравнении тоталитарных режимов».

А для нас, рядовых потребителей государственных услуг, оплачивающих всё это «противодействие фальсификации» из своих полупустых карманов, создаётся реальная угроза в одно непрекрасное утро проснуться в новом тоталитарном государстве, правители которого тщательно и жестко корректируют историю о самих себе. А для несогласных с «правильным прочтением» есть Уголовный кодекс Российской Федерации.

Игорь БОРИСОВ, потребитель

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2870
Оценок:  12
Средний балл:  7.8