Статья опубликована в №28 (499) от 21 июля-27 июля 2010
Общество

У колодца воды не напиться

Сначала земля, потом колодец, потом поле – так Московская патриархия прибирает к рукам имущество мирных селян
 Ирина СМИРНОВА 21 июля 2010, 00:00

Сначала земля, потом колодец, потом поле – так Московская патриархия прибирает к рукам имущество мирных селян

Деревня Жуки (ее еще называют Сорокино) находится в двух километрах от Свято-Успенского монастыря (того, у стен которого могила Александра Пушкина), недалеко от Пушкинского музея-заповедника. Вот эти самые "псковские дали" (Сергея Довлатова помните?) из тихого, идиллически живописного места превратились в место нешуточного раздора.

Настоятель Свято-Успенского монастыря о. Макарий неустаннно заботится не только о духовном состоянии паствы, но и о мирском прирастании обители. Фото: Лев Шлосберг
Деревенька совсем маленькая, сюда дачники из Санкт-Петербурга приезжают на лето, да несколько домов оставшихся местных жителей. Вера Игнатьева и ее муж Саша - фермеры, самые зажиточные в округе. У них большое, по местным меркам, хозяйство: несколько гектаров земли, два трактора, коровы, овцы, куры, сад, крепкий, справный дом. Воду берут из колодца. Но с недавних пор колодец стал источником не только воды, но и нервного напряжения.

Он расположен в низине, рядом с родником, который издавна славился на всю округу. Вода в роднике удивительно вкусная, холодная, чистейшая. Вся деревня ходит на этот колодец, все гости традиционно из колодца угощаются и признаются, что такой вкусной воды они нигде больше не пробовали. Лет десять назад местные жители скинулись и недалеко от колодца, на пригорке, построили небольшую деревянную часовню. Что-то хотелось им сделать для Бога, сотворившего такое чудо.

Но недавно вокруг колодца началась какая-то странная суета.

Рассказывает Вера Игнатьева:

- Из Святогорского монастыря стали приезжать священники, ходят вокруг колодца, что-то высматривают, потом местные чиновники появились с какими-то бумагами. Мы стали спрашивать, что они на колодце ищут? А они говорят, что собираются колодец с родником огородить, освятить, возить сюда паломников, воду разливать в бутылки и продавать. Как же так, говорим? Это ж наш колодец, всю жизнь к нему ходим, триста лет, как деревеньку тут построили, рядом с родником-то! А мы где будем воду брать?

А вы себе новый колодец выроете, говорят священники с чиновниками.

- Но земля-то принадлежит деревне?

- То-то и оно. Земля наша, по всем документам. Начались у нас собрания, сходы. Чиновники из Пушкинских Гор прячут глаза, а священники заявляют: вода тут святая, чудотворная, и часовня тут стоит, значит, и земля святая, и колодец тоже святой. Мы говорим: никакой он не святой, вода вкусная – да, но никаких чудес сроду не бывало.

- А что священники?

- Что ни неделя – кто-то из них приезжает, деревенских собирает, баламутит, уговаривает землю отдать. Да мы уже и отдали.

- Как отдали? Когда?

- 15 июня сход решил отдать им землю под часовней, раз они говорят, что земля им так нужна. Ну, чтобы им в воздухе не висеть, как они говорят. Мы устали от этих собраний и ссор, нам ведь особо болтать-то некогда, вот и сейчас я с вами долго говорить не могу – в поле работы много.

- Вера, вы хоть понимаете, что часовня вполне может находиться и на вашей, деревенской земле? Вы им ничего не должны.

- Вы знаете, мы этим попам в лицо сказали про рейдерский захват. И тут игумен Святогорского монастыря Макарий и священник церкви Казанской Божьей Матери Михаил сказали, что мы против Бога, и Бог нас накажет, что мы попадем в ад. А я им говорю: еще неизвестно, кого Бог сильнее-то накажет. Мы не против Бога, мы не хотим, чтобы у нас отбирали колодец. А церковь должна не проклинать, а молиться и прощать, а не о продаже воды заботиться. Люди в деревне перессорились, бабушки плачут, боятся геенны огненной. Ну, вот и отдали землю. Так они теперь грозятся поле отнять.

- Какое поле?

- То, где мы коров пасем. Макарий так и говорит: ваших коров с поля уберем, поле наше будет.

- А велико ли поле?

- 80 соток земли.

- Ничего себе! И вы согласны им все отдать?

- Мы не согласны, но как нам быть? Я этих монастырских вообще боюсь. Там люди такие есть такие страшные! Ведь после чего мы о колодце забеспокоились? Увидели, как монахи голые в нашем роднике купаются. Они там в двух метрах от колодца купальню себе устроили. И вот смотрим: голые монахи плещутся. Тут и ужас нас охватил. А потом они пошли к нашему старосте чай пить.

- Послушайте, Вера, может быть, надо было у них как-то узнать, что они затевают там на самом деле?

- Так попы ничего толком не говорят. Мы у них спрашивали: на какое дело? Может, мы и так отдадим. А они ничего не говорят, кроме того, что надо отдать и все. Проговорились про купель, да про паломников. А если мы не согласны, так пугают страшным судом.

Они нам говорят: вам будет свободный доступ к колодцу. Но мы этому не верим. Возят они на эту купальню паломников из монастыря, там молятся, фотографируются, а потом говорят, что деревенские с ними молятся. А никто из наших с ними никогда не молится.

Рассудить спор крестьян и клерикалов согласился протоиерей Российской Православной автономной Церкви (РПАЦ) Алексий ЛЕБЕДЕВ, настоятель прихода преподобномученицы Марии Гатчинской в Санкт-Петербурге

- Почему часовня-то должна быть под приходом? Ну, это же бред, - удивился о. Алексей. - Ее поставила деревня на свои деньги – и все, пусть стоит, она деревенская. Раньше в каждой деревне стояли такие часовни.

- Вот меня тоже это смутило. Но церковники говорят о том, что часовня должна обязательно кому-то принадлежать. Какому-то ведомству?

- Похоже, что местные батюшки пытаются навязать жителям деревни ту картину мира, которую они сами себе представляют справедливой: что им все и вся что-то должны. В Успенском Святогорском монастыре в Пушкинских горах, клирики которого фигурируют в истории с колодцем, я был в последний раз в 2005 году. Меня тогда еще удивило, что в храме, рядом с которым Пушкин похоронен, в приделе с освященным алтарем – книжная лавка, а Царские врата и иконостас заставлен стеллажами с книгами на продажу. И они там торговали! Меня это неприятно покоробило.

- Но ведь церковная лавка в каждой церкви есть…

- Но не возле алтаря с иконостасом, где совершается бескровная жертва! Это кощунственно! Торговцы в храме – помните, что сделал с ними Христос? А то, что сейчас они делают в деревне Жуки, это антирелигиозная пропаганда в худшем виде. Они отобьют любой интерес к религии больше, чем коммунисты в свое время.

Я считаю, что они просто сознательно пользуются административным ресурсом и юридической неграмотностью населения и действуют нагло, как госструктуры. Открыто и цинично людям показывают, что души прихожан священников не интересуют, а только их имущество.

- Землю под часовней, как мне удалось выяснить, уже отняли. Недавно сельский сход решил отдать им эту землю, «чтобы они не висели в воздухе».

- И эти попы еще называют сельчан плохими христианами!

- А как в старое, дореволюционное время создавались монастырские владения?

- Обычно – жертвователями. При этом еще в XV веке Русская Церковь серьезно обсуждала вопрос о том, владеть ли монастырям землями. Речь идет о, известном споре нестяжателей и иосифлян. Св. Нил Сорский, духовный глава нестяжателей, считал, что жить монастыри должны от своих трудов, а не владеть землями. А св. игумен. Иосиф Волоцкий, по имени которого и появились «иосифляне», хотя и был сторонником монастырского землевладения, жил очень аскетично, сам работал и на поле, и в коровнике, от монастырских имений кормил разоренных неурожаем крестьян.

Современные монастырские насельники готовы идти на конфликт с целой деревней, лишь бы получить собственность. Вот что самое печальное. Это просто слепок с того, что происходит в Московской патриархии в глобальном масштабе. Причем они сами признают неудачи своей миссии: двадцать лет золотили купола у тысяч храмов, а оказалось, что в христианская по статистике страна лидирует по лжи, коррупции, алкоголизму, наркомании и т. д.

- Ваша юрисдикция православной церкви имеет такую же государственную регистрацию религиозного учреждения, как и Московская патриархия, но вынуждена терпеть от нее гонения: храмы изымаются в пользу МП…

- До сих пор продолжается процесс по изъятию в Суздале храмов нашей церкви, переданный верующим в начале 1990-х годов и восстановленных из руин. Храмы по решению судов отнимают и передают РПЦ МП.

В 2009-2010 годах у РПАЦ было отнято 15 храмов в Суздале и районе. Сегодня они закрыты, службы там не ведутся. Некоторые используются как лавки для туристов. А реальным прихожанам, жителям Суздаля и гражданам России, некуда ходить молиться. Какая от этого польза государственной церкви? Получается, только материальная.

- Выходит, РПЦ МП становится с каждым днем все более крупным собственником…

- Тем самым церковь все больше огосударствляется – в самом дурном смысле, в очередной раз пытаясь стать каким-то государственным департаментом. С той только разницей, что государство в Российской империи, в Византийской империи преследовало все-таки некие духовные цели, а демократическая власть уже по своей природе не может решать, например, задачи спасения души, оставляя их на личное усмотрение граждан.

Церковь, становясь департаментом государства, также перестает заботиться о духовном, перенося свой интерес на материальное: здоровье общества, воспитание патриотизма, укрепление вертикали власти. Соответственно и интересует ее больше недвижимость, земля, вот теперь и вода, до деревенского родника добрались… Это беда для церкви.

Я удивляюсь, неужели они сами этого не видят? Они ругают жителей деревни, что те неверующие, но сами-то делают их просто новыми язычниками, то запугивая анафемами, то действуя через административный ресурс. Как тут верить во Благого Господа на ослике, а не в золотого тельца или многосильного фараона!

- Товарно-денежные отношения в Московской патриархии превалируют…

- На Псковщине это особенно заметно. Недавно там хоронили игуменью Спасо-Елеазаровского монастыря Елисавету, которая скоропостижно скончалась, а до этого вела долголетнюю войну с местными жителями по отчуждению от них в пользу монастыря то домов, то рощи, то поля, на которых строили свои дома потом богатые жертвователи [ 1 ].

Глава Псковской епархии, митрополит Евсевий, лишил настоятельства в воссозданном им храме известного священника о. Павла Адельгейма, критиковавшего его действия. До этого о. Павел имел гонения только от КГБ СССР и сидел в лагере за «распространение заведомо ложных клеветнических измышлений, порочащих советский общественный строй» [ 2 ].

Этот же митрополит анафематствовал псковского светского журналиста Олега Дементьева, писавшего об имущественных конфликтах вокруг Спасо-Елеазаровского монастыря, но – главное – члена КПРФ и неверующего! [ 3 ] Худшей антирелигиозной пропаганды и представить себе нельзя.

Ирина СМИРНОВА, Санкт-Петербург, для «Псковской губернии».

От редакции

На официальном сайте губернатора Псковской области Андрея Турчака в теме «Деревня Жуки (Сорокино), беспредел РПЦ, похоже», открытой Владимиром Жилинским, оставила сообщения глава Пушкиногорского района Римма Бурченкова. Между г-ном Жилинским и г-жой Бурченковой состоялся следующий диалог, который мы приводим для сведения читателей.

- Владимир Жилинский, 29.06.2010, 14:22. Пока наши политики кланяются в ножки РПЦ, в вышеупомянутой деревеньке происходит неочевидное и вполне вероятное.

Краткий пересказ сути дела: в деревне был один колодец, возле которого местные соорудили часовню и решили передать её в собственность РПЦ (с освящением и прочим). Клерики это с радостью исполнили, а заодно захватили и колодец с невнятными и, говорят, слегка коммерческими целями. В деревне началось возмущение, скандал перекинулся в интернет, интернет забурлил. Епархия молчит, администрация не лезет, в прокуратуру пока, насколько я знаю, не обращались.

- Римма Бурченкова, 30.06.2010, 20:48. Предложенная для обсуждения информация не соответствует действительности. Во-первых, в деревне Сорокино-Жуки Пушкиногорского района это не единственный источник водоснабжения, в том числе и питьевой водой.

Во-вторых, в данном населенном пункте 15.06.2010 Администрацией Пушкиногорского района было организовано собрание граждан, на котором было принято единогласное решение жителей данной деревни о предоставлении земельного участка под часовней, расположенной в этой деревне. Вопрос в настоящее время решается Администрацией района (по просьбе жителей).

На собрании граждан также был рассмотрен вопрос об обустройстве родника силами жителей деревни.

Вопрос о предоставлении родника или земельного участка, на котором он расположен, в пользование кому-либо в настоящее время Администрацией района не рассматривается.

Его рассмотрение может быть начато после поступления соответствующего заявления и положительного решения жителей деревни по данному вопросу. На сегодняшний день ни того, ни другого нет.

Считаю, что написавшему заметку нужно было в начале выяснить реальное положение дел, а не засорять Интернет своими домыслами.

- Владимир Жилинский, 30.06.2010, 21:23. Спасибо за ответ. Прошу обратить внимание, что из этой заметки можно совершенно ясно понять, что я хотел узнать именно текущее положение дел, а не «засорять интернет домыслами» - домыслов как раз хватает, а официальной информации НЕТ. В конце заметки имеется даже предложение съездить и выяснить реальное положение дел, которого я, естественно, не знаю. Это не мои домыслы — это лишь ссылки на чужие.

В этом вся польза подобных ресурсов — только так мы можем получить официальную информацию. И проверить, соответствует ли она действительности.

- Римма Бурченкова, 30.06.2010, 21:43. Владимир, благодарю за корректный тон. Хотелось бы, чтобы обсуждение проблем на сайте было и в дальнейшем конструктивным и, по возможности, доброжелательным.

- Владимир Жилинский, 02.07.2010, 12:00. Протокол собрания 15.06.2010:

«Слушали: Дмитриеву... Яковлева...

О том, что намечен для предоставления в пользование земельный участок под часовней, включая родник, пруд и часть пастбища...»

Судя по протоколу, на этом собрании представители администрации предлагали передать в собственность РПЦ не только землю под часовней (как вы пишете) с колодцем, но ещё и пруд и часть пастбища.

Местные жители проголосовали против, но решение не было единогласным (1 за, 3 воздержались, 16 против).

Римма Валентиновна, действительности не соответствуют и ваши заявления.

- Римма Бурченкова, 08.07.2010, 12:39. …Мне нечего добавить к тому, что уже сказано. Разговоры о передаче в пользование РПЦ родника и части пастбища действительно были. Исходили они ранее в устной форме от жителей деревни (до проведения собрания) и были озвучены на собрании представителями администрации. Что касается заявления о предоставлении земельного участка, как уже сообщалось ранее, в нем содержится ходатайство о предоставлении участка, только занимаемого часовней. Дальнейшее обсуждение темы считаю нецелесообразным. Готова обсудить вопрос на месте с приглашением журналистов, просмотром документов по данной теме.

«Псковская губерния» и ее автор намерены следить за развитием событий.

 

1 См.: М. Киселев. Поступательное движение // «ПГ», № 25 (446) от 1-8 июля 2009 г.; М. Андреев. Кирпичом по бескультурью // «ПГ», № 27 (448) от 15-22 июля 2009 г.; М. Киселев. Границы спора // «ПГ», № 34 (455) от 9 - 15 сентября 2009 г.; М. Киселев. Ноябрьские праздники // «ПГ», № 36 (457) от 23-29 сентября 2009 г. М. Киселев. Ядерное православие // № 37 (458) от 30 сентября – 7 октября 2009 г.

2 См.: В. Яковлев. Сжитие со свету // «ПГ», № 49 (368) от 19-25 декабря 2007 г.; Е. Ширяева. «Вот и я восхожу на свою маленькую Голгофу» // «ПГ», № 8 (377) от 27 февраля - 4 марта 2008 г.; В. Яковлев. По заповедям Блаженства // «ПГ», № 30 (399) от 30 июля – 5 августа 2008 г.

3 М. Киселев. Монастырское проклятие // «ПГ», № 32 (453) от 26 августа – 1 сентября 2009 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  4021
Оценок:  12
Средний балл:  9.8