Статья опубликована в №16 (538) от 27 апреля-03 апреля 2011
Экономика

Приданое Табуреткина

За считанные дни практически всё имущество псковского Дома офицеров было разграблено самым варварским способом на законных основаниях
Денис КАМАЛЯГИН Денис КАМАЛЯГИН 27 апреля 2011, 00:00

За считанные дни практически всё имущество псковского Дома офицеров было разграблено самым варварским способом на законных основаниях

Сегодня Псковский дом офицеров превратился в самый что ни на есть военный объект: так выглядят здания во время или после войны. По приказу командования Западным военным округом, расположенном в Санкт-Петербурге, из центра армейской и гражданской культуры вывозится всё подчистую: от инструментов и оборудования до электрической мелочевки. Городу, принявшему здание на свой баланс, останутся голые изуродованные стены. Таков результат «цивилизованного развода» министерства обороны РФ со своим ведущим учреждением культуры. Городские и областные власти оказались не в состоянии воспрепятствовать организованному и формально законному вандализму.

Напомним, в 2010 году судьба Дома офицеров оказалась под вопросом: Министерство обороны приняло решение снять с себя «функции, несвойственные Вооруженным Силам», причем эту задачу ставил перед подчиненными сам министр Анатолий Сердюков.

В итоге во многих городах дома офицеров попали под угрозу закрытия и последующей продажи с аукциона. Похожие проблемы возникли в Курске, Архангельске, Ярославле и других городах.

Ситуация взволновала псковскую общественность (а в местном Доме офицеров имеют прописку немалое количество детских кружков и секций, располагается клуб ветеранов «Солдаты ХХ века», функционирует фитнес-центр и проч.), с энтузиазмом взялись решить городские власти: глава Пскова Иван Цецерский, который без малого 10 лет был начальником псковского гарнизонного Дома офицеров, в конце 2010 года заявил, что его позиция очевидна: новое учреждение культуры городу необходимо.

После встречи г-на Цецерского с начальником отдела культуры Министерства обороны РФ Андреем Казакевичем процесс ускоренного закрытия удалось приостановить, но вопрос долгое время окончательно решен не был. Минобороны предложило псковским властям выкупить Дом офицеров за 50-100 млн. руб., которых, разумеется, в городской казне не было.

Уже весной 2011 года вопрос безвозмездной передачи здания Дома офицеров в собственность города был решен, а нюансы якобы согласованы в Москве между министром обороны Анатолием Сердюковым и губернатором области Андреем Турчаком. В итоге «на основании соглашения в департаменте имущественных отношений Министерства обороны РФ» процесс оформления документов должен был завершиться в 20-х числах апреля.

К этим же числам представители минобороны, как это теперь очевидно, планировали завершить и свою «спецоперацию», которую военные не скрывали и фактически начали еще в конце марта. Из Дома офицеров было запланировано вывезти все имущество, в том числе стулья, столы, шторы, весь библиотечный фонд, аппаратуру.

Власти Пскова, ставшие собственниками здания, с такой позицией были категорически не согласны. Иван Цецерский заявил, что без этого имущества город не сможет продолжить «качественное предоставление культурных услуг военнослужащим и членам их семей» (а на приобретение нового имущества у города нет денег).

После переговоров с департаментом имущественных отношений министерства обороны была якобы достигнута договоренность (как впоследствии оказалось, устная), что вместе со зданием Дома офицеров будет передано и имущество данного учреждения «для дальнейшей его бесперебойной эксплуатации».

Тем неприятнее для городских властей было известие об экстренном вывозе имущества из Дома офицеров, начавшемся ранним утром 21 апреля «в 4 часа утра, без объявления войны».

Стало очевидно, что якобы достигнутые результаты устных переговоров Ивана Цецерского с начальником отдела департамента имущественных отношений министерства обороны РФ С. Шакировым совершенно противоположны поступающим в письменном виде приказам. Все распоряжения по вывозу имущества из Дома офицеров поступают от командования Западным военным округом.

Минобороны России не в состоянии защитить солдат и офицеров от нарушений их гражданских и социально-бытовых прав, не может прекратить издевательство над военнослужащими срочной службы и не признает за это своей вины, не организует нормально учения и боевые стрельбы, плохо готово к ведению боевых действий. По всем основным своим задачам оно отстает от времени, действует медленно и плохо. А здесь – мгновенные действия, как будто решается задача окружения и захвата вражеского объекта.

Как сообщают очевидцы, вялотекущий процесс «имущественной эвакуации» принял авральный характер за несколько дней до полной передачи Дома офицеров в собственность города. По сути, имущество увозили у городских властей прямо из-под носа.

Три рояля увезены в Санкт-Петербург, гардеробные вешалки перевезли в одну из столовых 76-й десантно-штурмовой дивизии, военные также забрали электрический камин, обогреватели, световое и звуковое оборудование сцены, старый кинопроектор и даже стул директора Дома офицеров.

21 апреля состоялось экстренное совещание с участием главы Пскова Ивана Цецерского, начальника псковского гарнизона Игоря Виноградского и председателя ликвидационной комиссии Дома офицеров Станислава Грабовского. По распространенной чуть позже информации пресс-службы городской Думы, г-н Виноградский поставил «задачу председателю ликвидационной комиссии Станиславу Грабовскому: больше без решения начальника псковского гарнизона не вывозится из ДО ни один стул» (кроме стульев, видимо, уже ничего не осталось). В результате чего машину, на которую загружали кресла и часть оборудования зрительного зала, разгрузили.

Что интересно, далее информация пресс-службы гордумы (а материалы таких структур чаще всего носит сугубо информативный и весьма пресный характер) содержит весьма резкий комментарий к происходящему и даже указывает на потенциально виновного. В тексте явно читается интонация Ивана Цецерского: «Лихорадочная деятельность председателя ликвидационной комиссии Грабовского наводит на мысль, что прозрачная передача имущества, вопреки распоряжению министра обороны РФ, существующему соглашению между МО РФ и муниципальным образованием, не входила в планы ликвидатора. Почему? Ответ на этот вопрос могли бы дать только совесть и похороненная честь офицера».

Но какой степенью самоуверенности нужно обладать, чтобы в обход министра обороны и генерала под носом у всего города вывозить рояли? Это совершенно невозможно без приказа вышестоящих командиров.

Больше ни на одно совещание по вопросу имущества Дома офицеров Станислав Грабовский не явился.

Причем создается устойчивое впечатление, что приказ был отдан не только и не столько из желания поживиться имуществом (в конце концов, это не Оружейные палаты Московского Кремля), сколько «насолить» по непонятной причине напоследок будущим владельцам. Есть такой «дембельский» стиль у военных завхозов: оставить голые и ободранные стены.

Иначе чем можно объяснить тот факт, что вместе с тремя роялями, среди которых был и рояль Petroff стоимостью около 1 млн. руб., и четырьмя фортепиано из Псковского ДО увозили вмонтированные в пол вешалки, разбирали полы и, вроде бы, по некоторым свидетельствам, даже вырывали розетки из стен. Так делают не тогда, когда хотят старую советскую розетку установить у себя дома или на даче, а когда хотят оставить объект в полной демонстративной недееспособности. Что ж, у министерства обороны России это получилось.

Формально комар носа не подточит: представители минобороны прихватили свое имущество, а городские власти на него никаких юридически оформленных прав, увы, не имели. А устные обещания растаяли без следа, словно их и не было.

Но, например, увезли (то есть вот-вот увезут, а точнее - украдут) даже тренажеры частного фитнес-центра, не имевшего к Дому офицеров никакого отношения. Как быть с этим имуществом?

Хорошо знающий военные порядки бывший командир 76-й дшд Юрий Соседов сказал без обиняков: «Мне очень интересно, куда это имущество будет развезено. Мне так кажется, все распихают по своим дачам, а аппаратуру продадут ночным клубам».

«У меня документальное соглашение с министерством обороны только в части здания, – рассказал «Псковской губернии» Иван Цецерский. – А в департамент имущественных отношений я обратился с целью сохранить имеющееся движимое и недвижимое имущество внутри здания, и у нас была с ними договоренность по этому поводу.

Но в итоге руководитель ликвидационной комиссии передал имущество, которое по его приказу успели вывезти к 21 апреля, на склады Западного округа. С 1 мая мы собираемся взять Дом офицеров под охрану, а также установить весь перечень имеющегося имущества. Наша позиция – то, что Дом офицеров должен быть в муниципальной собственности – остается прежней. Заведение целиком сохранит свой профиль».

Вопрос простой – как сохранит, какой ценой.

По словам главы города, в курсе проблем и губернатор области: сразу после майских праздников Андрей Турчак планирует во второй раз встретиться с министром обороны А. Сердюковым и, в том числе, «обсудить окончательно все вопросы по Дому офицеров». Но что к тому времени можно будет обсуждать, кроме стен?

Глава города попросил военных либо передать на баланс города кресла, либо оставить их на некоторое время в зале. Однако директор псковской КЭЧ Виктор Шалымов ответил, что оба варианта неприемлемы: имущество Минобороны не может быть передано муниципалитету, оно должно использоваться только в целях Министерства обороны, а если оставить стулья в зале, то это решение может быть расценено как превышение должностных полномочий.

В среду, 27 апреля, Иван Цецерский намерен встретиться в Санкт-Петербурге с командующим Западным военным округом генерал-полковником Аркадием Бахиным.

Вернуть что-либо назад, скорее всего, уже не получится: никакой официальной документации по изъятому имуществу в Пскове нет. Да и официального запрета на вывоз имущества от уполномоченных лиц министерства обороны не было и нет. И уже не будет.

Кто и на каком уровне действительно стоял за акцией превращения объекта культуры «Псковский гарнизонный Дом офицеров» в пустую кирпичную коробку, уже не так и принципиально – показательно то, как нахраписто, организованно и бесцеремонно армейские службы расправились со своим бывшим очагом культуры.

Так уходят войска с баз, на которые они никогда не планируют вернуться.

Чтобы после них никто не смог там служить.

И начинаешь чувствовать себя не дома, а на территории вероятного противника.

Денис КАМАЛЯГИН

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2946
Оценок:  15
Средний балл:  8.7