Статья опубликована в №50 (622) от 26 декабря-31 декабря 2012
Неделя

Прямая речь

  30 ноября 1999, 00:00

Наталья ВИШНЕВСКАЯ, главный врач Печорского дома ребенка: «Я категорически против названия такого закона именем этих несчастных детей, будь то Дима или какой-то другой. Я считаю, как бы ни были трагичны случаи, а случай с Димой именно из таких, но, несмотря на это, я считаю, что нельзя закрывать дорогу другим нашим воспитанникам. Депутаты, возможно, не знают, какие это дети. И если бы каждый из них, кто проголосовал за этот закон, побывал бы в подобных нашему учреждению в своем регионе и посмотрел, сколько детей могут уйти хотя бы в иностранные семьи. У нас есть дети, которые имеют сложные заболевания, и российские семьи боятся брать таких детей в силу объективных причин. Потому что и возможностей у наших усыновителей меньше, но у нас богатый опыт иностранного усыновления именно сложных детей с прекрасными результатами лечения. Вот если бы депутаты знали именно это, наверное, они так категорично не рассуждали. Вот где надо работать депутатам: привлекать консульские отделы, расширять их, чтобы вводить социального работника, чтобы они ездили в эти семьи. Потому что эти семьи открыты для общения, они готовы поделиться тем опытом, как эти дети стали хорошими. Я понимаю, если, не дай Бог, произошел бы еще один несчастный случай за это время. А когда те же самые депутаты голосуют за подписание нового закона о запрете на усыновление, хотя за это время ничего не произошло, мне как рядовому человеку это непонятно».
По сообщению ПЛН, 24 декабря.

Вера ПЕЧНИКОВА, директор Печорской школы-интерната для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, депутат Псковского областного Собрания (фракция «Единая Россия»): «То, что туда ввернули детей-сирот, – мне кажется, это не совсем правильно. Наши дети-сироты нуждаются в семьях, очень нуждаются. Я понимаю, если бы у нас было достаточно российских семей, которые готовы взять ребенка, если бы мы достаточно хорошо их готовили… А изначально нам сегодня нужно как следует работать с биологической семьей, для того чтобы предупредить сиротство. Ведь есть очень много американских семей, которые помогли детям в жизни, вы согласитесь с этим? Да, есть проблемы. Я понимаю, что это проблемы страшные, и надо защищать наших детей. Но нельзя же огульно переносить частные проблемы на всех усыновителей!
Да, это был трагический несчастный случай. Но ведь у нас-то в стране тоже есть немало подобных случаев. Не только в приемных, но и в родных семьях. Ребенок может найти свое счастье вне зависимости от того, где живет приемная семья. Конечно, я патриот, и я понимаю, что если бы у нас было достаточное количество российских семей-усыновителей, то, конечно, надо отдавать преимущество российским семьям. Но мы же и так отдаем преимущество российским усыновителям, первые полгода ребенок может попасть только в отечественную семью! Знаете, чего греха таить, даже у нас, в Псковской области – давно ли принят закон о приемной семье? А уже сколько ребят вернулись обратно от приемных родителей! Теперь они уже дважды преданные. У нас иногда очень легко берут детей, не предвидя проблем, которые могут появиться. А потом возникают проблемы, семья не справляется с ними, и ребенок опять оказывается в детском доме. Но у него теперь еще больше негатива на душе, это сильная травма».
По сообщению ПЛН, 24 декабря.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2067
Оценок:  6
Средний балл:  10