Статья опубликована в №1 (623) от 09 января-15 января 2013
Культура

Горячий источник

На картинах Александра Оболенского – пейзажи, которые вполне могли видеть жители древнеримской провинции Далмация
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 30 ноября 1999, 00:00

На картинах Александра Оболенского – пейзажи, которые вполне могли видеть жители древнеримской провинции Далмация

Появился отличный повод поговорить о том, что получается, когда «глядишь на мир русскими глазами». В Пскове открылась выставка «Ривьера» островского художника Александра Оболенского.

Александр Оболенский за работой. Фото, 2011 г.

Место для выставки было выбрано необычное. Настолько необычное, что не все его с первого раза нашли. Надо было подняться на третий этаж торгового комплекса «Сфера» на улице Рокоссовского.

В общем, это была двойная экзотика: «Ривьера», непривычные стены…

Александр Оболенский [ 1] представил работы, написанные им в Черногории.

Черногорская тема возникает на полотнах Александра Оболенского не впервые. [ 2] И, надо полагать, не в последний раз.

Художник отправляется в Черногорию за вечным вечером, за обнаженным солнцем, за мятежным рассветом, за мостом с облаков, за тайнами морского дна… И находит то, что ищет. Иначе бы не появились картины с названиями «Вечный вечер», «Мятежный рассвет», «Обнаженное солнце», «Мост из облаков»…

Тот, кто знает Александра Оболенского, был готов к его экскурсам не только в изобразительное искусство, но и в филологию. Так оно и случилось.

«Пассажир по-черногорски – «путник», художник – «уметник», архитектор – «полуметник», – улыбаясь, пояснил Александр Оболенский на открытии выставки. – Этот язык даже более русский, чем русский, потому что близок к старославянскому».

Язык под названием «черногорский» возник совсем недавно – лет пять назад, когда Черногория обрела независимость. До этого считалось, что это сербохорватский диалект. Впрочем, менее древним от смены названия он не стал.

Как и во всяких родственных языках и культурах, здесь возможны неожиданности.

Александр Оболенский. Которский залив. Х., м, 2011.

Вам говорят «право», и это значит, что надо идти прямо. Но если вам говорят «лево», то сворачивать желательно именно налево.

Иначе говоря, надо учитывать, что в Черногории иногда меняется угол зрения. Привычное видится в непривычном свете. Для художника – это находка. Особенно для реалиста, потому что с реалистическим искусством заграницей в последние десятилетия стало совсем тяжело. Оно растворилось в море абстракции.

Примерно то же самое можно сказать и о художественных галереях, которых становится всё меньше. Здесь Псков не отстает от других городов и стран.

«Это общемировая тенденция, – было сказано на открытии выставки. – За последние два года закрылось огромное количество галерей. Художники не востребованы…».

Появление картин Александра Оболенского под крышей торгового комплекса, да еще не где-нибудь, а в СПА-центре «Атика» – это как раз следствие «общемировой тенденции», а если говорить точнее – последствие закрытия самой лучшей псковской художественной галереи – галереи «На Бастионной» [ 3].

Бывший директор галереи «На Бастионной» искусствовед Ольга Кошелькова и на новой работе не смогла удержаться от того, чтобы не организовать художественную выставку, пускай даже – скромную.

Собственно, все выставки Александра Оболенского – неброские. Художник не стремится поразить или смутить любителей живописи.

На выставленных полотнах – привычные по предыдущей выставке окрестности старинного черногорского города Котор, расположившегося у подножия горы Ловчен.

Котор, он же – Аскрувиум, Декадерон, Каттаро… Когда-то его упоминали Плиний Старший и Птолемей…

На картинах Александра Оболенского – пейзажи, которые вполне могли видеть жители древнеримской провинции Далмация. В эту провинцию до нашей эры нынешний Котор входил.

Время растворилось в морской воде. Граница между эпохами проходит по узкой средневековой улице, и пересекается эта граница незаметно.

Художники в этих местах нынешней Черногории жили всегда, во всяком случае – во времена неолита точно жили, если судить по рисункам на стенах пещер.

А название Котор, по одной из версий, отталкивается от древнегреческого «katareo» – «богатый горячими источниками». Пожалуй, не только горячими.

Это место с глубоко врезавшимся в сушу морским заливом стало источником вдохновения для художника из города Острова Псковской области.

В Пскове морозными январскими вечерами появилась возможность погрузиться в средиземноморское тепло.

Алексей СЕМЁНОВ

 

1 Александр Оболенский – живописец и график. Член Союза художников России. Работы находятся в частных собраниях в России и за рубежом, в собрании Ярославского художественного музея, Государственного мемориального историко-литературного и природно-ландшафтного музея-заповедника А. С. Пушкина «Михайловское», Государственного историко-архитектурного и природно-ландшафтного музея-заповедника «Изборск». Живёт в городе Острове Псковской области.

2 См.: А. Семёнов. Город из снов// «ПГ», № 4 (576) от 1-7 февраля 2012 г.

3 См.: О. Кошелькова. Переход из света в свет // «ПГ», № 27 (549) от 13-19 июля 2011 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2440
Оценок:  5
Средний балл:  9.6