Статья опубликована в №48 (670) от 11 декабря-17 декабря 2013
Регион

Освоение кластера

Программа по развитию туризма прекрасно сработала на откачку денег из федерального и региональных бюджетов. Других результатов пока нет
 Светлана ПРОКОПЬЕВА 30 ноября 1999, 00:00

Программа по развитию туризма прекрасно сработала на откачку денег из федерального и региональных бюджетов. Других результатов пока нет

Древний город Псков второй год встречает туристов долгостроем на берегах своих рек, Псковы и Великой. Штабеля бетонных балок, успевший покрыться ржавчиной шпунт… «Это наш кластер», - пожимают плечами псковичи в ответ на расспросы. ТРК «Псковский», проект в рамках ФЦП «Развитие внутреннего и въездного туризма в РФ», из дорогого подарка превратился едва ли не в проклятие Пскова. «Так получилось» или было запрограммировано? Попытаемся разобраться.

Часть 1

После долгого простоя работы вокруг Кремля возобновились осенью 2013 года. Фото: Светлана Прокопьева

Туристско-рекреационный кластер «Псковский» [*] - амбициозный проект команды губернатора Андрея Турчака, пришедшего к управлению регионом в феврале 2009 года. Это были фактически первые серьезные инвестиции, которых бедный регион ждал от политика с «высокой федеральной проходимостью» [1]. Идея звучала как сказка: реконструировать весь исторический центр города, превратив его в ухоженное, уютное пространство, где будет удобно и горожанам, и гостям, и бизнесу.

Сделать сказку былью должна была ФЦП «Развитие внутреннего и въездного туризма в РФ на 2011-2018 гг.», где доля Пскова составляла 2 млрд рублей, причем 1,5 из них – федеральные субсидии.

Первым делом почти полмиллиарда будет затрачено на реконструкцию набережной Великой, объявили псковичам в 2010 году. Город, отродясь не видавший таких деньжищ на ремонты, слегка удивился масштабам, но возражать, понятное дело, не стал. И понеслось.

Пустырь за 438 млн

Гранитные валуны – остатки «муравьевской» набережной XIX века. Фото: Светлана Прокопьева

Может быть, виной тому завышенные ожидания и яркий пиар (на Руси любят хвастаться успехами задолго до завершения дел), но когда в августе 2011 г. на суд общественности был представлен проект первого объекта кластера [2] – у всех без преувеличения вытянулись лица. За 438 миллионов рублей проектировщики предложили, по сути, положить новый асфальт и поставить скамейки. Как сформулировал, выражая общее мнение, один из завсегдатаев Фейсбука петербургский журналист Maxim Fedorov: «Реконструкция предполагает создание дорогостоящего пустыря». Обсуждение картинок будущей «новой набережной» растянулось на неделю и собрало 400 комментариев.

СПРАВКА
Конкурс на разработку проектно-сметной документации по двум лотам («Разработка проектной документации на реконструкцию набережной р. Великой от Ольгинского моста до моста им. 50-летия Октября в г. Пскове Псковской области» и «Разработка проектной документации на реконструкцию набережной р. Великой и набережной р. Псковы от Троицкого (Советского) моста до Ольгинского моста в г. Пскове Псковской области») был объявлен 17.09.2010 и завершен 22.10.2010. Оба лота общей стоимостью 17 640 000 руб. получил единственный участник - тюменское ООО «СибЭкоСистема». Срок исполнения контрактов, подписанных 9 ноября, был обозначен до 15 декабря 2010 г.

Видя общее возмущение, заглянувшие на огонек дискуссии представители власти поначалу говорили о том, что «это всего лишь концепция»: «Но продолжаю настаивать, что без общественных слушаний этот проект будет оставаться проектом», - заявил даже вице-губернатор Максим Жаворонков. Правда, следом же появилась ссылка на сайт госзакупок, из которой ясно следовало, что проект этот и оплачен, и согласован, и утвержден. И, да, именно такой пустырь Псков должен был получить в результате работ (пока, кстати, реальность превосходит все ожидания). Ну а про то, что 438 млн – многовато за перекладку асфальта, так это пишут люди, «не имеющие отношения к стройке вообще, тем более сложных инженерных сооружений», авторитетно заявила подключившаяся к дискуссии Наталья Трунова, председатель регионального комитета по инвестициям, туризму и пространственному развитию.

Именно ей досталась роль «лица кластера» - Наталья Александровна курировала весь процесс, последовательно защищая проектировщиков и их предложения. Не удивительно: идеей развития городских пространств Трунова, по ее признанию, загорелась еще даже до переезда на работу в Псковскую область. «Проект паркового кольца (частью которого является и набережная) родился летом 2009 года. Я еще не работала в администрации и проводила целую серию семинаров и обсуждений, посвященных центральной части города. Этот проект родился в коллективном обсуждении, является результатом работы многих людей. Проблема в России, правда, в том, что память не очень хорошо работает, потому что после нового года начинаются новые обсуждения и т. д. Со мной получилось не так: мы с моими коллегами оформили это в программу, презентовали этот проект губернатору и получили одобрение. После чего началась моя работа в администрации Псковской области», - сообщила она собеседникам в ходе все той же сетевой беседы.

Это запомнилось. С тех пор ТРК «Псковский» воспринимался горожанами не иначе как «петербургское благодеяние», свалившееся нежданно-негаданно на головы псковичей.

Зимняя пауза

Одновременно зачем-то началась реконструкция Детского парка (стоимостью 73 млн рублей), пережившего капитальный ремонт не далее как в 2003 году. Но «губернаторская лестница» в техзадание не вошла. Фото: Светлана Прокопьева

На некоторое время общественности заткнули рты, с одной стороны, устыдив вечным недовольством вкупе с бездельем и недееспособностью на фоне хоть-что-то-пытающихся-сделать чиновников, а с другой – обещаниями все-таки обсудить проект на Градостроительном совете с участием архитекторов и специалистов по охране культурного наследия. На время кластер перешел в подпольную фазу (совпавшую с выборами в Госдуму и Псковское областное Собрание), пока весной 2012 года не начались строительные работы.

Подрядчиком тоже оказалась не псковская фирма – конкурс выиграло ООО «СтройГрад» из Санкт-Петербурга. Этой компании достались все три контракта в рамках первого этапа кластера: набережная Великой, набережная Псковы вокруг Кремля и Детский парк.

Сначала горожане обратили внимание, что на набережной Великой началась повальная вырубка деревьев. К такого рода реконструкции псковичи были не готовы. Тогда Юрий Стрекаловский, известный в Пскове общественный деятель, устроил «контрольную прогулку» по набережной в компании представителя подрядчика, журналистов и дендрологов, пересчитавших все деревья. Оказалось, что дендроплан стройки составлен из рук вон плохо: под снос предназначались здоровые деревья вместо больных и липы вместо тополей. Опасения, что с кластером будет непросто, начали подтверждаться.

Затем депутат Псковского областного Собрания, лидер местного «Яблока» и издатель газеты «Псковская губерния» Лев Шлосберг, проезжая на велосипеде по мосту 50-летия Октября, заметил бульдозер, уверенно срезающий грунт с Петровского бастиона у Покровской башни – памятника, на минуточку, федерального значения. Политик, который ко всем прочим регалиям занимает пост заместителя председателя Псковского ВООПИиК, буквально кинулся под ковш и остановил работы.

Скандал уверенно набирал обороты.

Всю весну и начало лета 2012 года тема набережной лихорадила псковское общество. Моральное сопротивление, до поры вызревавшее в узкой профессиональной среде, захватило весь город. Возможно, все дело в тренде, и «защита исторического Пскова» заняла здесь место московского «Оккупай-Абай», однако факт: борьба против «безграмотного тюменского проекта» породила невиданную консолидацию, оставив власти фактически в изоляции.

Шпунт преткновения

Стройматериалы лежат на набережной с лета 2012 года. Фото: Светлана Прокопьева

Что вызвало такое неприятие? Да попросту проект оказался абсолютно чужеродным для реки Великой, даже враждебным, по оценкам специлистов ВООПИК, исторической иконографии Псковского кремля. Кстати, как выяснилось позже, это общая черта всех кластерных реконструкций.

То, что на первый взгляд выглядело дорогостоящим пустырем, при детальном рассмотрении на Градсовете оказалось сомнительной инженерной конструкцией, позволяющей угробить сколько угодно денег.

Нижний уровень набережной, всю жизнь служивший речным причалом, теперь должен был подняться над водой почти на три метра, причем 90 см из них занимал бы сплошной бетонный парапет без малейших дизайнерских изысков. Новый слой бетонных плит предполагалось класть не на, а над существующим покрытием. Вертикальную стенку проектировщики предложили сделать из металлического шпунта, навешенного на сваи. (Когда дошло до дела, выяснилось, правда, что конструкция шпунта крепления к сваям не предполагает.) Вопросы о целесообразности вызвало и наличие в проекте георешеток, которые якобы должны укреплять склон крепостного холма. Проблема в том, что холм, мало того что представляет собой известняковую скалу, был основательно укреплен гранитными валунами в 1850-60-х годах. Сегодня освобожденная от грунта «муравьевская набережная» (по фамилии псковского губернатора Валериана Муравьева) стала новой достопримечательностью Пскова.

Когда скандальные детали обсуждались на градсоветах, журналисты задались логичным вопросом: почему эти замечания не были высказаны проектировщику в процессе согласования работ? Так на свет выплыла переписка формального заказчика, управления городского хозяйства Пскова, и исполнителя, СибЭС (апрель, 2011) [3].

УГХ: «Не представлено обоснование принятых проектных решений конструктивно-инженерных мероприятий и целесообразность изменения отметок нижней террасы набережной. В создаваемые конструктивные пустоты будет попадать ил, вода, грязь, что создаст среду для размножения крыс и проживания бомжей. Считаем нецелесообразным изменение отметок нижней террасы набережной, а планируемые финансовые вложения перенаправить на другие элементы благоустройства».

СибЭС: «Грызуны (крысы) особо воду не любят, но если набережную не убирать, то они везде разведутся, как ее ни поднимай. Бомжам будет затруднительно жить в водной среде под набережной, т.к. между существующей набережной и проектной расстояние 65 см. В обязанности администрации города Пскова входит поднятие уровня жизни населения и сокращение количества тех людей, которые не имеют жилья».

И это переписка заказчика и исполнителя, отрабатывающего дорогой и сложный заказ? Верится с трудом.

Забегая вперед, скажем, что после нескольких месяцев напряженной работы инженерный и архитектурный компромисс был найден. После того как с 29 мая решением губернатора работы на набережной были приостановлены, псковские проектировщики по собственной инициативе предложили аж четыре альтернативных варианта. Один из них был принят на Градостроительном совете 10 июля 2012 г.: разработанные архитектором ОАО Институт «Псковгражданпроект» Ларисой Нуколовой и ее коллегами изменения решено было внести в рабочий проект. Подпись под протоколом Градсовета поставил губернатор Андрей Турчак.

Утвердив компромисс между архитектурным обликом (лобби общественности) и конструктивным решением (лобби подрядчика), губернатор заявил, что теперь его «совесть чиста»: «Я назвал ту визуализацию уродством и бельмом на глазу всех горожан. Это было преступление. Не уголовное, но преступление – против города. Произошло это в том числе по моей ошибке. Я с себя вины не снимаю. Но эта практика закончена» [4].

И еще о крысах

Стройматериалы частично смешались с мусором. Фото: Светлана Прокопьева

В разговорах не под запись представители городской власти рассказывали, что реальных рычагов воздействия на исполнителя у УГХ не было изначально. Все, что касалось кластера, находилось в ведении комитета Труновой: деньги федеральные, проект региональный, мол, не лезьте. Тем более на старте реконструкции администрацию Пскова по приглашению Турчака возглавлял еще один петербуржец - Петр Слепченко. О каком-либо сопротивлении со стороны МСУ и речи быть не могло – город и область работали единой слаженной командой.

Все изменилось, когда Слепченко на эмоциях подал 17 мая в отставку (не сработавшись с главой Пскова Иваном Цецерским), а новым сити-менеджером на вполне себе честном конкурсе 17 июля был выбран «ничей» Игорь Чередниченко.

Новый глава администрации решил в порядке странного эксперимента руководствоваться исключительно буквой закона. Он попросту запретил своим подчиненным подписывать процентовки, не подтвержденные фактически выполненным объемом работ [5]. Кончилось это тем, что платежи в адрес «Стройграда» с августа 2012 года прекратились. Забегая вперед, скажем, что такая политика в итоге стоила Чередниченко должности: после напряженной информационной войны сити-менеджер был вынужден подать в отставку 18 июня 2013 года.

Как рассказывала в интервью «Псковской ленте новостей» [6] директор МБУ города Пскова «Стройтехнадзор» Светлана Исекеева, аванс, выданный при старте работ в апреле 2012 г., плюс процентовки за июнь и июль подрядчик не отработал даже через год, когда стройка по условиям контракта вообще-то должна была быть завершена.

По словам Светланы Петровны, на 1 апреля 2013 года подрядчик выполнил работ: по Детскому парку – на 44% от суммы контракта, по набережной Псковы – на 42% от стоимости контракта, по набережной реки Великой от Ольгинского моста до моста им. 50-летия Октября ориентировочно подрядчик выполнил объем работ на сумму 122,6 млн рублей, что составляет 28% от суммы контракта. При этом, учитывая аванс и две процентовки за июнь и июль, выплаченные с учетом погашения аванса, ООО «СтройГрад» получило порядка 161 млн рублей.

Плюс у «Стройтехнадзора» возникли претензии к сметному расчету. Помимо того что потребовалось учесть вносимые по решению Градсовета архитектурные поправки, так еще и в начальной смете обнаружились «задвоенные» статьи расходов.

В стоимость задания, выставленного на конкурс, вошли расходы на проектные работы и экспертизу – уже оплаченные предыдущим контрактом. «Это был бы подарок подрядчику», - говорит Светлана Исекеева. Поскольку в ведомости работ такие статьи отсутствовали, подрядчик размазал эти деньги тонким слоем на свои строительно-монтажные работы. Нарушение было зафиксировано, в том числе и Росфиннадзором.

Речь шла о сумме порядка 28 млн рублей. По московским меркам, может быть, мелочь, а Пскову хватило бы на ремонт десятка крыш…

Плавное торможение до полной остановки

На берегу Великой ржавеет металлический шпунт. Фото: Светлана Прокопьева

Историческая победа общественности на Градсовете 10 июля ничуть не помогла набережной Великой. Вместо методичной работы по изменению проекта развернулась медийная война. Сначала неназванный «источник в администрации Псковской области» пригрозил, что «огромные по псковским меркам деньги, полученные благодаря усилиям администрации области из федерального бюджета, могут быть возвращены в российскую казну» (это мнение вскоре авторизовала Наталья Трунова). Затем некто Игорь Балабуст объявил о сборе подписей за продолжение любой ценой работ на набережной, выступив с открытым письмом, вошедшим в историю как мем: «Мы не понимаем и не хотим разбираться».

В общем, когда реализация проекта по первоначальному плану стала невозможна, работы на набережных совсем остановились почти на год, а в Детском парке – катастрофически замедлились. В итоге ни один из объектов первого этапа кластера не был сдан вовремя, в 2012 году.

Наталья Трунова в октябре 2012 г. внезапно покинула Псковскую область. С ее увольнением комитет по инвестициям и пространственному развитию лишился туризма (отрасль вновь вернулась в ведение комитета по культуре), а затем и вовсе был слит с комитетом по экономике. Таким образом, на глобальной и, как казалось, долгоиграющей идее развития пространства региона через инвестиции в туризм по факту был поставлен крест.

К середине следующего, 2013-го, года, когда нерушимые строительные заборы по всему центру Пскова уж слишком явно стали намекать на управленческую несостоятельность команды губернатора-«варяга» (добавим кстати, что не удалось завершить в срок и капремонт театра драмы им. Пушкина, приуроченный еще к 1150-летию Изборска [7]), решили срочно открыть хотя бы Детский парк. Ленточку перерезали накануне Дня города, 21 июля, снова озадачив горожан бессодержательными пустотами из гранитной плитки и клумбами в форме могилок.

К осени сняли забор на верхнем уровне набережной, открыв для свободного передвижения Сквер породненных городов. Там псковичей ожидали антивандальные фонари и штампованный под брусчатку асфальт, выкрашенный кирпичной краской. Впрочем, два года кластера уже научили горожан не ждать сенсаций.

По последним данным, срок сдачи работ на набережных теперь отодвинут на 15 июля 2014 года.

Набережную Псковы подрядчик обещает доделать к концу 2013 года. Фото: Светлана Прокопьева

СПРАВКА
Тем временем в Пскове запускается очередной этап кластера – реконструкция улиц Пушкина, Ленина и части Октябрьского проспекта. Вопросов к проекту опять множество: на будущих пешеходных улицах планируется вырубить две трети деревьев – ради того, чтобы заменить инженерные сети, а потом уложить гранитную плитку. В перспективе городу светит реконструкция улицы Калинина: уже был представлен проект, где тихая историческая улочка благодаря техзаданию превращена чуть ли не в автомагистраль. Больше повезло с проектом третьего этапа кластера – набережной Псковы от Троицкого до Кузнецкого моста: его разработали профессиональные псковские архитекторы. Они единственные учли фактор исторической среды и руководствовались принципом «не навреди», но сами не слишком довольны своей работой, ссылаясь на крайне ограниченные сроки. Конкурсы на два берега Псковы с начальной ценой в 104,8 и 202,3 млн рублей ГКУ «УКС» объявило 16 и 17 октября. Срок выполнения работ в конкурсной документации – 24 декабря 2013 г. [8]

Так ради чего все это? Зачем надо было перерывать берега рек, переделывать неплохой Детский парк, на несколько лет лишив псковичей привычных мест отдыха? Зачем надо было тратить немалые деньги на бездарные проекты, когда был шанс воссоздать подлинную красоту старинных псковских улиц?

Возможно, отгадка кроется в предположении: цель кластера и федеральной целевой программы, под которую он был разработан, уже достигнута. И она не имеет ничего общего с развитием туризма или созданием благоприятной городской среды.

Часть 2

Вернемся на шаг назад, к моменту возникновения кластера.

В нужное время в нужном месте

Интересный момент: идея массово развивать внутренний туризм в России возникла в разгар последнего финансового кризиса. Куй железо, пока горячо – именно в кризис россияне обратили свое внимание на отечественные места отдыха, поскольку заграница стала дороговата. По-видимому, обосновать необходимость расходов из бюджета на совершенствование сферы туризма именно сейчас было достаточно легко.

Александр Шнайдер, руководитель ОАО «Научно-исследовательский центр инновационных технологий» и ЗАО «ЦИТГрадо». Фото: Алексей Майшев, журнал «Эксперт»

Распоряжение Правительства Российской Федерации о необходимости разработать федеральную целевую программу появилось 19 июля 2010 г. ( № 1230-р). Следом Минспорттуризм объявил конкурс на разработку концепции ФЦП. «И наша организация имела неосторожность выиграть этот конкурс», - говорит с легким налетом кокетства Александр Шнайдер, руководитель ОАО «Научно-исследовательский центр инновационных технологий».

СПРАВКА
Доктор технических наук, профессор, действительный член РАЕН и член Экспертного совета Торгово-промышленной палаты РФ, секции междисциплинарных и предварительных экспертиз Александр Григорьевич Шнайдер является научным руководителем ОАО «НИЦИТ» с 2009 года. С 2007 по 2008 год в роли директора по развитию ОАО «Запсибгазпром» (дочернее предприятие ОАО «Газпром») руководил научно-техническим развитием группы, включающей в себя 52 предприятия, а также её сбытовой сетью. В 2007-2008 годах был независимым членом совета директоров нефтяной компании Timan Oil & Gas PLC (Лондон, Англия). В 2006-2010 годах являлся президентом группы компаний «Таллер Кэпитал», занятой лэнд-девелопментом и строительными проектами [9].

Весь процесс разработки ФЦП занял чуть более года. Уже 2 августа 2011 г. программа была утверждена постановлением Правительства РФ. «Это был рекорд по разработке целевых программ», - говорит Александр Шнайдер.

И к этому времени успел сформироваться список регионов, готовых получить деньги на развитие своих туристских кластеров. Но сначала – заплатить.

8 августа 2010 года, менее чем через месяц после подписания правительственного распоряжения, на сайте госзакупок появилось объявление об открытом конкурсе в Псковской области на выполнение научно-исследовательской работы по теме «Разработка предложений к проектам документов, необходимых для включения наиболее перспективных региональных инвестиционных проектов в сфере туризма в проект федеральной целевой программы «Развитие внутреннего и въездного туризма в РФ (2011-2016 гг.)». Итоги конкурса подвели 9 сентября 2010 года. Государственный контракт стоимостью 7 млн руб. достался ОАО «НИЦИТ». Вторым участником конкурса был Псковский филиал ГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет сервиса и экономики», предложивший цену 7,1 млн руб.

К концу года работа была готова. 7 млн рублей было потрачено Псковом ради теоретического участия в пока еще не разработанной и не утвержденной программе. Одновременно, напомним, 17,64 млн рублей отдали «СибЭкоСистеме» за проект реконструкции двух набережных.

И еще 50 млн рублей разыграли на следующий год, уже в феврале (обратим внимание, ФЦП будет подписана Владимиром Путиным только в августе). Конкурсная комиссия 10 февраля 2011 года подвела итоги конкурса, объявленного Государственным комитетом Псковской области по туризму, инвестициям и пространственному развитию. Госконтракт на разработку финансово-технической документации, необходимой для финансирования комплекса обеспечивающей инфраструктуры туристско-рекреационного кластера «Псковский» в рамках ФЦП «Развитие внутреннего и въездного туризма в Российской Федерации (2011-2016 годы)», достался ЗАО «ЦИТГрадо» как единственному участнику конкурса.

Затраты, что уж говорить, себя оправдали: Псковская область вошла в ФЦП. Другими участниками программы стали Иваново, Ярославль, Рязань, Ростов-на-Дону, Бурятия и Алтайский край. И с каждым из этих регионов НИЦИТ и ЦИТГрадо заключали контракты на подготовку документации [10].

Процитируем сентябрьское интервью:

- Вы внесли весомый вклад, действительно, учитывая и разработку программы, и работу с регионами. Сколько всего было заключено контрактов с регионами? И сколько они стоят?

- Где-то 20-25.

- И сколько стоил каждый из них?

- Разные есть: 3 млн, 10 млн, до 15 млн рублей.

- У нас в Псковской области один контракт обошелся в 7 млн руб., второй – в 50 млн…

- У вас в Псковской области, помимо всего, идет еще и сопровождение проекта (именно 50 млн рублей – это шестилетний контракт на сопровождение), практически вся работа, которую надо делать по сопровождению проекта, делается у нас.

«Обе наши»

И вот важный штрих: руководителем ЦИТГрадо, так же как и НИЦИТ, является Александр Шнайдер. Обе организации находятся по одному адресу в Москве (Душинская, 9) и одному телефону.

«Ну да, организации обе наши, - не скрывает Александр Григорьевич, - только в одной работают архитекторы и проектировщики (предприятие ЦИТГрадо, один из создателей которого - проектный институт с более чем 50-летней историей: Центральный научно-исследовательский и проектный институт градостроительства Российской академии архитектуры), а в другой – научные сотрудники, ученые и специалисты (предприятие НИЦИТ, одним из учредителей которого является муниципальный район Московской области)».

И то, и другое предприятие существуют сравнительно недолго. Александр Шнайдер: «Мы работаем именно в этом виде с 2009 года, а вообще, в тех или иных подразделениях - с 2004 года».

Открытые источники, к сожалению, не дают достаточного понимания научно-практических достижений обеих организаций. Сайты НИЦИТ и ЦИТГрадо зарегистрированы лишь в 2010 году, первый - www.nizit.ru – 17 марта, второй - http://citgrado.ru – 7 октября. Сам Александр Григорьевич в интервью также не смог перечислить реализованные проекты, которыми он гордится: «Знаете, сказать, что чем-то я удовлетворен, я не могу. Потому что все проекты, которые мы делаем, все внедрены в той или иной степени, но они не внедрены в том идеальном виде, в котором бы хотелось».

Словом, ничто, кроме монографии «Развитие туризма в России» (А. Г. Шнайдер, Б. Ю. Саченков, И. В. Шнайдер, издательство «Наука», март, 2013 г.), даже не намекает, почему именно эти организации вдруг превратились в гуру российского туризма.

Тюменский след

Точно так же сложно понять, каким образом ООО «СибЭкоСистема» сумело выиграть и за пять недель отработать контракт по проектированию двух набережных в Пскове. На сайте организации http://sybeco.ru (который, что интересно, также создан в 2010 году, 11 ноября, зарегистрирован на том же домене и обслуживается, возможно, тем же администратором, что и сайты НИЦИТ и ЦИТГрадо) до сих представлен лишь один архитектурный проект. Это именно наша набережная. Упоминается, впрочем, и еще один «основной партнер предприятия» - Управа центрального административного округа города Тюмени. Помимо проектирования в исторических городах, СибЭС блестяще реализует себя на ниве организации ярмарок выходного дня и сноса аварийных домов.

«В том виде, в каком общество «СибЭС» в настоящее время представлено на рынке услуг, оно существует с июля 2010 г.», - гордо сообщает сайт компании.

Еще раз подчеркнем, что ООО «СибЭкоСистема» было единственным участником конкурса на разработку проектной документации набережных Псковы и Великой. Что отпугнуло других проектировщиков – неужто сроки? Странно, правда? Заказчик же оставил будущему победителю почти два месяца на работу!

Если серьезно, то спроектировать два крупных инженерных объекта за пять недель физически нереально – об этом говорят все знакомые автору проектировщики.

Интерес к конкурсу в определенный момент испытывал АОР (НП) «Институт Псковводпроект» - задание точно попадало в его профиль деятельности. Однако институт не стал подавать заявку именно из-за слишком сжатых сроков. Руководство посчитало, что выполнить такой объем работ за два месяца невозможно, говорит высокопоставленный сотрудник «Псковводпроекта»: «За два месяца мы такой объем работ не могли сделать при всем желании. Мы даже не дергались: ну если мы выполняем [работы объемом] порядка 20 млн в год – а там 17 млн за два месяца…».

По подсчетам эксперта, чтобы спроектировать заявленные объемы в такой срок, организации потребовалось бы посадить за работу полторы сотни сотрудников. Возможно, именно столько архитекторов и инженеров работает в «СибЭкоСистеме». А может быть, все намного проще: возможно, существовали договоренности, которые практически гарантировали контракт тюменской фирме.

«Никто это не обсуждает, потому что это частая практика», - рассказывает архитектор из Пскова, пожелавший сохранить анонимность. По словам моего собеседника, нередко случается, что конкурс объявляется чисто формально уже после того, как работа выполнена, то есть победитель заранее известен. Потенциальных конкурентов отсекают как раз нереальные сроки задания. А дальше – как повезет. Если проект хороший и строящийся объект не диссонирует со средой, то и ситуация в целом не провоцирует возмущения: «Вообще, проблемы нет, потому что работа хорошая сделана. Да, она заказная, да, кого-то обошли. Но если это хорошая работа, то почему бы нет?».

В данном случае не повезло. Вместо хорошей работы отсеченные конкуренты увидели откровенную халтуру. И, повторим, бурю общественного негодования вызвало не вольное применение 94-ФЗ, а именно бездарная картинка, бетонный «саркофаг», который чуть было не водрузили под стенами Псковского кремля.

Откуда же взялась на нашу голову тюменская СибЭС, которая разработала самую дорогую в составе туркластера «Псковский» проектно-сметную документацию, причем еще до того, как была утверждена федеральная целевая программа?

Разработчик ФЦП уверяет, что знать не знал никакой «СибЭкоСистемы» до подведения итогов конкурса: «Этот пресловутый 94-ФЗ – это же такая прелесть, когда кто угодно выходит непонятно откуда и выигрывает конкурс».

Почему нет? Все может быть. Но тем удивительнее совпадение: СибЭС базируется в Тюмени – как раз том городе, где до начала своей научно-туристской карьеры работал директором по развитию ОАО «Запсибгазпром» Александр Шнайдер.

От офиса Запсибгазпрома до СибЭС – 15 минут на машине, если верить Яндекс-картам. Мир тесен.

Такой бизнес-план…

Выход к Великой закрыт уже два года. Фото: Светлана Прокопьева

У нас нет прямых указаний на связь между директором СибЭС Маргаритой Деминой и отцом русского туризма Александром Шнайдером. Так же, как ничто вроде бы не связывает этих двоих с апологетом псковского туркластера Натальей Труновой, а последнюю – с удачливым петербургским ООО «СтройГрад», которое получило, да так пока и не выполнило все три кластерных подряда в Пскове.

В общем, нельзя стопроцентно утверждать, как, когда и в каких кругах созрела идея выпилить из госбюджета сколько-то сотен миллионов рублей на благородные цели – строительство инфраструктурных объектов под туризм. Но можно с уверенностью говорить о том, что не регионам России, а ряду конкретных персонажей ФЦП «Развитие внутреннего и въездного туризма» уже принесла ощутимую выгоду. Это, с одной стороны, ООО «СибЭкоСистема», заработавшее почти 18 млн рублей на проекте, который в итоге пришлось чуть ли не полностью переделывать. И с другой - возглавляемые Александром Шнайдером НИЦИТ и ЦИТГрадо, получившие десятки миллионов рублей за разработку документации для вхождения в ФЦП в пилотных регионах. Должен был, наверное, неплохо заработать и «СтройГрад», если бы не упрямство псковских контролеров.

Если предположить, что ФЦП изначально задумывалась как способ заработка конкретной группы лиц, то отпадают все тупиковые, казалось бы, вопросы. Почему проектирование на охраняемой территории Пскова, вокруг памятника федерального значения, доверили компании, ранее никак себя не проявлявшей на этом поприще? Зачем решили потратить более 70 млн рублей на парк, который ремонтировался менее десяти лет назад, когда в городе полно руинированных зеленых зон? Как получилось, что во всех технических заданиях на проектирование оказались не учтены особенности реконструируемых пространств [11] и проигнорированы интересы охраны исторического наследия?

Ответ: потому что это все было не важно. Программы приняты, контракты подписаны, бюджет раскупорен. Недаром и самый веский аргумент защиты всех проектов в рамках псковского туркластера – «надо делать, а то деньги могут уйти».

Напомним еще один лейтмотив. Наталья Трунова: «Чтобы получить федеральные целевые средства, нам необходимо было представить готовую проектно-сметную документацию. Сейчас Псковская область является практически единственным регионом, который имеет утверждённую ПСД. Чтобы получить деньги, мы должны уже сейчас объявлять аукцион на стройку. Соответственно, не делаем этого - деньги уходят, Псков выходит из программы». Август 2011 г.

Сначала эта мантра звучала в оправдание «проекта на коленке», потом, в 2012 году, – как аргумент в пользу продолжения работ любой ценой. И что любопытно: про деньги, которые «уйдут», ни разу не вспомнили псковичи, для которых как бы «все это и делается». Страх упустить федеральные миллионы выказывали только организаторы процесса. Потому что, по всей видимости, именно они и есть подлинные (и пока что единственные) бенефициары развития туризма в России.

Светлана ПРОКОПЬЕВА

Статья подготовлена при поддержке SCOOP Russia.

 

* Предшествующие публикации в «Псковской губернии» о проектах туристско-рекреационного кластера «Псковский» см.: И. Голубева. Туманная набережная // «ПГ», № 31 (553) от 17-23 августа 2011 г.; В. Шуляковский. Набережная повторенных ошибок // «ПГ», № 36 (558) от 21-27 сентября 2011 г.; Л. Шлосберг. Чужие берега // «ПГ», № 19 (591) от 16-22 мая 2012 г.; А. Семёнов, К. Минаев. Правый берег // «ПГ», № 20 (592) от 23-29 мая 2012 г.; «Неприемлем к реализации» // «ПГ», № 20 (592) от 23-29 мая 2012 г.; «Снова придёт в исходное состояние» // «ПГ», № 20 (592) от 23-29 мая 2012 г.; А. Семёнов. Выйти из берегов // «ПГ», № 21 (593) от 30 мая – 5 июня 2012 г.; Л. Нуколова. Золотая коронка на гнилом зубе // «ПГ», № 21 (593) от 30 мая – 5 июня 2012 г.; «Мы не можем признать ответы убедительными» // «ПГ», № 21 (593) от 30 мая – 5 июня 2012 г. А. Семёнов. Складское помещение // «ПГ», № 27 (599) от 11-17 июля 2012 г.; Л. Шлосберг. Определяющий эффект // «ПГ», № 29 (601) от 25-31 июля 2012 г.; Л. Шлосберг. Здесь был город-сад // «ПГ», № 34 (606) от 5-11 сентября 2012 г.; Л. Шлосберг. Разлука будет без печали // «ПГ», № 44 (616) от 14-20 ноября 2012 г.; А. Семёнов. Провалы памяти // «ПГ», № 6 (628) от 13-19 февраля 2013 г.; А. Семёнов. Мастерская или кластерская? // «ПГ», № 7 (629) от 20-26 февраля 2013 г.; Л. Шлосберг. Припасть к речке Вонючке // «ПГ», № 10 (632) от 13-19 марта 2013 г.; А. Семёнов. Бывшие в употреблении // «ПГ», № 29 (651) от 24-30 июля 2013 г.

1. Определение тогдашнего полпреда в СЗФО Ильи Клебанова. См. подробно: М. Андреев. Сын за отца // «ПГ», № 8 (429) от 4-10 марта 2009 г.

2. Презентация была опубликована на сайте госкомитета по туризму, инвестициям и пространственному развитию и сайте областной газеты «Псковская правда»: http://pravdapskov.ru/photo/315

3. Копии писем есть в распоряжении редакции.

4. См.: А. Семенов. Складское помещение // «ПГ», № 27 (599) от 11-17 июля 2012 г.

5. На будущее администрация области подстраховалась постановлением, согласно которому с 2013 года функции муниципального заказчика по новым объектам в рамках кластера перешли к государственному казенному учреждению Псковской области «Управление капитального строительства». См. подробно: Л. Шлосберг. Припасть к речке Вонючке // "ПГ", № 10 (632) от 13-19 марта 2013 г.

6. См. подробно: «Это был бы подарок подрядчику»: десять фактов о стройке на берегу Великой // ПЛН, 04.04.2013.

7. Как не была завершена и юбилейная реставрация Изборской крепости, что не помешало выплатить подрядчику всю сумму контракта. См. подробно: Л. Шлосберг. Лицензия на Изборск // "ПГ", № 20 (642) от 22-28 мая 2013 года.

8. См.: С. Прокопьева. Плюс – минус год // «ПГ», № 45 (667) от 20-26 ноября 2013 г.

9. Справка взята с официального сайта НИЦИТ, авторизована для интервью «Псковской правде», опубликованном на сайте pravdapskov.ru 16 сентября 2013 г.: «Все, что мы делаем, – не благодаря, а вопреки».

10. Информация с официального сайта ЦИТГрадо.

11. К примеру, на новых набережных, в эпицентре туризма, не запланировано ни одного общественного туалета, в проект реконструкции Детского парка не вошли «губернаторская лестница» и парапет.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  5418
Оценок:  50
Средний балл:  10