Статья опубликована в №25 (697) от 25 июня-01 июня 2014
Культура

Летний сад

Для закрытия филармонического сезона в Пскове приберегли «захватывающее зрелище»
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 30 ноября 1999, 00:00

Для закрытия филармонического сезона в Пскове приберегли «захватывающее зрелище»

Титания. Напев, напев, в глубины сна манящий!

Тихая музыка.
Пак. Теперь, дурак, гляделки сам таращи.
Оберон. Под эти звуки, друг, дай руку мне
И укачаем грезящих во сне.
У. Шекспир. «Сон в летнюю ночь». Перевод Михаила Лозинского.

В прошлом году филармонический сезон в Пскове закрывали сценической кантатой «Кармина Бурана» Карла Орфа. [ 1 ] В позапрошлом году симфонический оркестр Псковской областной филармонии сыграл на закрытии сезона музыку Джона Уильямса из киноэпопеи «Звёздные войны» и марш из «Индианы Джонса». Кроме того, тогда прозвучали увертюра к фильму «Дети капитана Гранта» и «Песня о вольном ветре» Исаака Дунаевского, сюита Исаака Шварца из фильма «Мелодии белой ночи» и музыка Нино Рота к фильму «Крёстный отец». [ 2] В 2014 году на закрытии филармонического сезона без кинематографической музыки тоже не обошлось.

«Захватывающее зрелище»

Альфред Фредерикс, Титания и Основа («Иллюстрация к пьесе У. Шекспира «Сон в летнюю ночь»).

Прежде всего, с кино ассоциируется музыка американского классика Самуэля Барбера. Его «Адажио для струнного оркестра» звучало, по меньшей мере, в одиннадцати очень непохожих друг на друга фильмах - от «Амели» Жан-Пьера Жёне до «Здравозахоронения» Майкла Мура, от «Человека-слона» Дэвида Линча до «Взвода» Оливера Стоуна. Понятно, что привлекает кинорежиссёров в этом адажио. То же самое, что привлекало устроителей похорон президентов Франклина Делано Рузвельта и Джона Фитджеральда Кэннеди (адажио Барбера использовалось во время трансляций с этих звёздных похорон).

Барберовское адажио для струнного оркестра – музыка прямого действия. Неприкрытые чувства; струны, накалённые до предела… Вещь не просто мрачная, а трагическая. Почти беспросветная. Бьющая в одну точку. Характерно, что псковские слушатели после исполнения этого адажио аплодировали активнее, чем после исполнения жизнерадостной увертюры «Сон в летнюю ночь» Феликса Мендельсона.

Это адажио Барбера очень любят исполнять и записывать музыканты, далёкие от традиционной классики. Питер Хэммил, например. Оно как бы уже не принадлежит к академической музыке, а стало общенародным заупокойным достоянием.

И всё же художественный руководитель и главный дирижёр симфонического оркестра Псковской областной филармонии Геннадий Чернов решил открыть завершающий концерт 70-го сезона бодрой увертюрой «Сон в летнюю ночь» Феликса Мендельсона, которую композитор за месяц написал в семнадцатилетнем возрасте. Спустя лет пятнадцать Мендельсон допишет к 12-минутной увертюре ещё 10 частей, в том числе знаменитый «Свадебный марш». «Свадебный марш» звучит в музыке к комедии «Сон в летнюю ночь» в четыре раза дольше, чем «Похоронный марш». Но самые «светлые» ноты достались не «Свадебному маршу», а увертюре. В этой музыке есть особенная прозрачность и воздушность. Словно автор сам парил вместе с эльфами над землёй. Чувствуется, что Мендельсона вдохновляли не только шекспировские герои – волшебные эльфы и феи, но безмятежная жизнь в загородном доме отца-банкира. Когда ещё исполнять эту увертюру, если не в разгар лета?

Затем на сцену к музыкантам струнной группы присоединились духовики (они в последнее время в псковском оркестре сильно прибавили). Это означало, что прозвучит симфоническая поэма «Влтава» Бедржиха (Фридриха) Сметаны из цикла «Моя Родина».

Музыковед Артём Варгафтик когда-то написал по поводу этой поэмы чешского композитора: «Захватывающее зрелище, «фотоэтюд» в манере Архипа Куинджи: лунная дорожка, русалки эротично плещутся в Влтаве. Впрочем, луна потом куда-то довольно быстро исчезает, а над нотами прямо так и написано: «Главная тема в мажоре, быстрее. Широкий ток Влтавы». [ 3]

Но начинается симфоническая поэма совсем с другого «фотоэтюда» - с истоков, с робких звуков флейты. Но потом река расширяется, открываются прекрасные виды. Жизнь на берегах кипит: люди охотятся, играют свадьбы, танцуют польку. Надвигаются речные пороги…

«Чтоб на меня снизошло вдохновение»

Однако на «Влтаву» можно взглянуть и под другим углом. В отличие от реки, симфоническая поэма «Влтава» не имеет одного истока и одного устья. Некоторые привередливые ценители музыки упорно слышат во «Влтаве» мотивы старинной итальянской почти народной песни La Mantovana Джузеппино дель Бьядо. За несколько столетий эта песня распространилась по всей Европе и стала народной в Испании, Украине, Шотландии, Бессарабии… В Шотландии она известна как My Mistress is Prettie, в Испании – как Virgen de la Cueva, на Украине – как «Катерина Кучерява», в Молдове – как «Ойс-ци». У кого есть желание, тот может сравнить один из основных мотивов «Влтавы» с La Mantovana или с песней «Катерина Кучерява», а потом для полноты картины обратиться к гимну Израиля «Атиква» («Надежда») - хотя бы в исполнении Барбры Стрейзанд. И то, и другое, и третье, и четвёртое звучит чрезвычайно похоже.

Одним произведением Сметаны псковский оркестр не ограничился, исполнив вдогонку «Танец комедиантов» из оперы «Проданная невеста». Это тот редкий случай, когда оперетта стала оперой (для постановки в Санкт-Петербурге «Проданную невесту» пришлось переделывать и дописывать), после чего можно было спокойно продавать билеты на «Проданную невесту».

После перерыва, сразу вслед трагическому адажио Барбера, по контрасту прозвучала «Венгерская рапсодия №2» Ференца Листа. Это ещё один случай того, когда музыку используют в прикладных целях – в данном случае в диснеевских мультфильмах. Но не только в мультфильмах. Одна из неосновных тем рапсодии сильно напоминает мотив песенки группы «Ноль» «Иду – курю» со старого альбома «Песня о безответной любви к Родине». Мир тесен, нот всего семь… «Венгерская рапсодия №2» - вещь полезная, хорошо подходит для исполнения на бис – с любой цифры.

Напоследок псковский оркестр приберёг ещё одну неординарную увертюру на шекспировскую тему - Увертюру-фантазию «Ромео и Джульетта» Петра Чайковского. Сочинение этой музыки доставило композитору много беспокойства. Чайковский писал композитору Милию Балакиреву, подсказавшему ему идею увертюры: «Я всё ждал, чтоб на меня снизошло вдохновение; не хотелось Вам писать до тех пор, пока не набросаю хоть что-нибудь из увертюры. Но представьте себе, что я совершенно выдохся, и что ни одна сколько-нибудь сносная музыкальная идейка не лезет в голову… »Видимо, «сносная музыкальная идейка» Чайковскому в голову всё же пришла. Но не сразу. Эта увертюра хоть и о первой любви, но сделана она в третьей редакции.

* * *

Чем, помимо всего прочего, хороши летние филармонические концерты в Пскове? Тем, что Большой концертный зал можно покидать не только через тесный вестибюль. Не толпиться на выходе, а сразу шагнуть на улицу, где какое-никакое, а лето.

Главная тема лета всегда должна быть в мажоре.

Алексей СЕМЁНОВ

 

1. См.: А. Семёнов. Кодекс Буранус// «ПГ», № 25 (647) от 26 июня - 2 июля 2013 г.

2. См.: А. Семёнов. Звёздный путь// «ПГ», № 25 (597) от 27 июня - 3 июля 2012 г.

3. См.: А. Варгафтик. Партитуры тоже не горят, М., 2006.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2143
Оценок:  6
Средний балл:  8.5