Статья опубликована в №25 (697) от 25 июня-01 июня 2014
Общество

Дни беспамятства

От фашистов до антифашистов один шаг
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 30 ноября 1999, 00:00

Как было сказано в Пскове на антифашистском митинге 22 июня 2014 года, «фашисты никогда не отступятся от своих идей». С этим, в отличие от всего остального, произнесённого возле памятника Пушкину и крестьянке, трудно не согласиться. 22 июня, в День памяти и скорби, в день, когда пишется эта статья, стоит лишний раз повторить: «Фашисты никогда не отступятся от своих идей».

22 июня – это день не только скорби, но и памяти. А память – такая штука, что провалы в ней ничем хорошим не заканчиваются. В кинокомедии после слов «Тут помню - тут не помню» положено смеяться. В жизни же провалы в памяти ведут к трагедиям.

«С опорой на неонацистские силы»

Александр Дугин: «Война началась! Призывать к миру – предательство!»

Благодаря российскому телевидению с некоторых пор многие телезрители твёрдо уверены, что один из главных борцов с современным фашизмом - Александр Дугин. Народ смотрит на него в телевизоре и видит немолодого дядьку с окладистой бородой, доктора каких-то там наук, профессора МГУ. Массовый зритель не читал его книгу «Гиперборейская теория» с проповедью «ариософии», тем более не читал его газету «Вторжение. Территория национал-большевизма», не соотносил стихи некоего Александра Штернберга про «восстающего сияющего Гиммлера» с именем Дугина.

Зато за несколько месяцев телезритель привык смотреть на благообразного мужичка, который, не моргая, без запинки произносит: «Переворот в Киеве совершили США с опорой на неонацистские силы».

Ещё вчера в узких кругах у Дугина была устойчивая репутация русского неонациста. А сегодня он, видите ли, антифашист. Об этом знают почти все.

Относительно недавно некоторые его статьи даже маргинальные издания типа «Лимонки» публиковали с опаской. Сегодня же Дугин через центральные СМИ входит в каждый дом, в котором есть телевизор.

И взгляды свои он, судя по всему, не пересмотрел. Просто слегка их замаскировал, спрятал под своей бородой. Прикрылся Путиным и прочими официальными лицами.

Дугин потратил тысячи слов, чтобы реабилитировать фашизм, — и вот, пригретый и прикрытый властью, получил трибуну. Пришло его время.

Если говорить коротко, то Дугин в своих трудах настаивал на том, что фашизм как идеология не просто хорош, а чрезвычайно подходит такой стране, как Россия. Правда, практики якобы её извратили. Он так и пишет в статье «Левый национализм»: «Идеология не бывает преступной, лишь её конкретная практическая реализация может повлечь за собой чудовищные эксцессы и извращения. Но ответственность за это лежит на практиках, а не на идеологах. Всё это следует отнести и к фашизму. В политологическом контексте фашизм — это идеология на основе левого национализма – и не более того. Чтобы оставаться в рамках реальности и не впадать в эмоциональные срывы, следует понимать под этим словом только идеологию – и ничего больше».

Цитировать статьи и книги Дугина - это всё равно что цитировать геббельсовские издания Der Angriff или Das Reich. Ничего принципиально нового.

«Призывать к миру - предательство!»

Дугин, конечно, теоретик. Но с недавних пор, когда его теории стали воплощаться в жизнь, дугинские слова приобрели дополнительный смысл. Это уже руководство к действию.

В 2014 году оружие и трибуну получили такие люди, как донецкий «народный губернатор» Павел Губарев, объясняющий свою бывшую принадлежность к баркашовскому РНЕ тем, что он «был молод и горяч». Не стоило прибедняться. Эти люди ещё и сейчас достаточно молоды и горячи, чтобы раздувать пожар войны.

Как заявил недавно член «Изборского клуба» Александр Дугин: «Война началась! Призывать к миру - предательство!»

Да, призывать к миру – предательство. Вот только предательство кого? Доктора Дугина? Доктора Геббельса (с его «Я спрашиваю вас: хотите ли вы тотальную войну?»)? Есть подозрение, что фашисты никогда не отступятся от своих идей.

Многие люди никак не привыкнут к тому, что идёт война. Делают вид, что никакой войны нет. Это состояние очень знакомо. Когда-то точно так же многие относились к событиям в Чечне. Там сметались с лица земли города и села. Гибли десятки тысяч людей. Российские войска тоже несли большие потери (неужели для того, чтобы к власти пришёл Рамзан Кадыров?). Но слова «война» тогда тоже избегали.

Тем более избегают слова «война» сейчас (Дугин, скорее, исключение). В России любят говорить, что «Крым мы присоединили мирно». Мирно? А что происходит сейчас на востоке Украины? Разве это не следствие того, что произошло с соседним Крымом?

Сколько беженцев с Украины было до присоединения Крыма? До того, пока в России не решили, что настала пора защищать русских. Сколько русских (украинцев, евреев, армян…) гибло в Донецке или Луганске, пока борцы с «бандеровцами», все эти Бабаи, Мамаи и Бородаи [ 1] не вознамерились защищать русское население востока Украины?

Впрочем, у членов «Изборского клуба», который недавно открыл свой филиал в Донецке, по этому поводу другое мнение.

На сайте «Изборского клуба» Виталий Аверьянов в статье «Новороссия – наш авангард» пишет: «Американцы задумали устроить на юго-западном прирубежье РФ горячую точку, тлеющую и вспыхивающую военно-террористическую язву, которая послужит так или иначе катализатором процессов политического ослабления Москвы…»

Это стандартный ответ на вопрос, что же происходит на Украине: «Американцы развязали войну». Не Путин, не Глазьев, не Бородай, не Гиркин-Стрелков, а американцы.

Причём когда надо доказать свою правоту, сторонники теории американского заговора почему-то постоянно ссылаются на тех же американцев («им можно, а нам почему нельзя?»).

Например, советник президента России Сергей Глазьев посоветовал нанести со стороны России удар по украинской армии, чтобы не дать ей окрепнуть.

Глазьев предложил такой путь: «Для этого достаточно закрыть небо и использовать тот же механизм подавления военной техники, который применили те же американцы в Ливии, которые сначала закрыли небо, затем с воздуха расстреляли бронетехнику, артиллерию, авиацию и таким образом сделали тот режим, с которым они воевали, небоеспособным».

«Антифашист» Дугин вдохновляется фашистской Германией, антиамериканист Глазьев – внешней политикой США.

«Дайте оружие! Где оружие?»

«Изборский клуб» и отдельные его представители постоянно выступают с новыми воззваниями. Вот выдержки из одного из них, опубликованного на сайте «Изборского клуба»: «Русский народ, исполненный справедливости и любви, стремится на помощь донецким братьям. Туда идут добровольцы — в одиночку, мелкими ручейками, большими потоками. Прорывают границу, попадают в засады и гибнут. Добираются до Славянска и Краматорска, сменяют на блокпостах убитых ополченцев. Идут казаки, идут члены военно-спортивных клубов. Идут ветераны Афганистана и Чеченских войн. Идут молодые и старые.

Нет, русский народ своих не бросает. Сформирован батальон «Восток». Я убеждён, будут сформированы батальоны «Александр Невский» и «Дмитрий Донской», батальоны «Кутузов» и «Суворов», ударный батальон «Жуков». Но дайте оружие! Где оружие? Российская власть воздействует на киевских безумцев политическими и моральными средствами. Неустанно бьётся в Организации объединённых наций Виталий Чуркин. Но Чуркиным нельзя сбивать вертолёты. Чуркиным нельзя бинтовать раны, полученные от разрывных пуль. Дайте оружие!»

Автор воззвания – Александр Проханов. Что ещё может сказать писатель? «Дайте оружие! Где оружие?» Ничего другого такой писатель, как Проханов, сказать не может.

Завершает же Проханов своё воззвание словами: «Я пойду в Донской монастырь, помолюсь за Донецк и Луганск. Пусть Бог вразумит российских политиков и они вслед за фурами с гуманитарной помощью пошлют грузовики с оружием».

О том же самом мечтают и устроители псковского митинга, прошедшего 22 июня 2014 года. После слов «фашисты никогда не отступятся от своих идей» там прозвучало: «Надо дать импульс президенту!» Какой такой импульс? Уверен, что эти люди подписались бы под дугинскими словами: «Призывать к миру - предательство!» - и много раз повторили бы прохановский призыв: «Дайте оружие!»

«В Донецке происходят серьезные события для России: там убивают русских, - недавно заявил Александр Проханов. - Война на юго-востоке Украины - война за новый Русский мир, а «Изборский клуб» занимается идеологией нового Русского мира, и мы расставили там свой треножник - создали филиал - именно в том месте, где Русский мир зарождается и где его убивают».

В одном Проханов прав: война на востоке Украины - война за новый Русский мир. Правда, он слишком сильно смахивает на старый, укладывающийся в нехитрую формулу «Сталин, Берия, ГУЛАГ» плюс немного «восстающего сияющего Гиммлера» как предвестника «Абсолютного Рассвета» (в представлении Александра Штернберга, в котором угадывается почерк Александра Дугина).

Такой мир может рождаться только во время войны - и никак иначе. Однако многие люди всё никак не привыкнут к тому, что идёт война.

А война идёт. Её цели постоянно меняются. Наиболее обтекаемо цель этой войны формулируется как восстановление «исторической правды».

Что же такое историческая правда и как её отличить от исторической лжи?

Наиболее прямолинейно это изложено в прохановской газете «Завтра»: «Она (историческая правда. – Авт.) в том, что Малороссия должна быть русской. И не будь этих людей, этот лозунг остался бы лишь лозунгом. А так это правда, оплаченная кровью». [ 2]

Иными словами, цель в том, чтобы всю Украину сделать русской. Так она сформулирована.

Из пропагандистского окопа «эти люди» - руководители сепаратистов - видятся как некие былинные богатыри, спасающие Россию от позора. Во всяком случае автор газеты «Завтра» Николай Омельченко с пафосом пишет: «И, казалось бы, мир, построенный на заповедях человекобожия, почти уже уничтожил человека чести, рыцарский тип личности, да и тот же ренессансный тип, сочетающий в себе воина, мыслителя и поэта. И тут на защиту Старого мира встали как раз те люди, чей тип личности вполне в духе Ренессанса. Это и воин, оратор и первоклассный публицист Александр Бородай, и человек с лицом белогвардейского поручика Игорь Стрелков, и «народный губернатор» Павел Губарев…» [ 3]

Это можно сформулировать так, как сделал Николай Омельченко, а можно иначе, как сделал в 1994 году человек, скрывающийся под псевдонимом Штернберг:

Для волков и вампиров
объявлен сверхсрочный набор.
Для ленивых и бледных
закончилось летнее время.

Пропаганда объявила сверхсрочный набор. И теперь попробуй его останови. «Война началась! Призывать к миру - предательство!»

«Куда Россия не дошла - там теперь все в порядке»

Противоположную точку зрения демонстрирует в блоге на радио «Эхо Москвы» российский писатель и журналист Аркадий Бабченко. Когда-то он воевал в Чечне. Теперь он сравнивает жизнь в Днепропетровске и жизнь в Донецке. В Днепропетровске вооружённых ополченцев нет, а в Донецке – есть. В каком городе русским (и всем остальным) живётся лучше?

«Днепропетровск - самый русскоязычный город на Украине, - пишет Бабченко. - Украинской мовою там вообще почти не размовляют. За день пару раз услышишь - уже хорошо. Это абсолютно русский регион. И уж как там орали про проклятых бандеровцев. Как там избивали активистов. Как там разгоняли майдановцев. А что сейчас? А сейчас вы не найдете на Украине более патриотичного региона, чем Днепр. Флаг Украины там на каждой второй машине. Почему? А потому что экспорт российской пропаганды и диверсионных групп туда не допустили».

Когда война началась, самое время призывать к миру. Вопреки Дугину. Более того, не призывать к миру – предательство. Это пусть Дугин и его последователи пишут свои бесконечные графоманские тексты про «этническую и расовую идентификацию русских», про то, что «русские – арийцы», про то, что «русские как «евразийские римляне» - синтез белой расы и желтой расы». Этих людей не переделаешь. Но надо понимать, что какой-никакой мир может наступить только после того, как снизится пропагандистский накал. Тогда, когда война перестанет быть нужной.

Геббельсовский принцип «пропаганда всегда обращена только к массам, а не к интеллигенции, поэтому её уровень должен ориентироваться на способности восприятия самых ограниченных среди тех, на кого она должна повлиять», судя по многочисленным историческим примерам, перестаёт работать в тот момент, когда пропагандисты сами незаметно начинают вести себя как самые ограниченные среди тех, на кого пропаганда должна была повлиять.

Примеры того, как пропагандистская пена быстро может быть сбита, приводит тот же Аркадий Бабченко: «В Изюм в конце апреля страшно заехать было. Он был на очереди. Там все были за Россию и за Стрелкова. Я там пробыл два часа и понял, что надо сваливать. А в конце мая, всего через месяц - абсолютно другой город. Абсолютно! Ночью ходил совершенно спокойно. А это сорок километров от Славянска всего. Барвенково - то же самое. А это всего двадцать километров от Славянска. Крестище - то же самое. А это на границе со Славянском уже. И так везде. Куда Россия не дошла - там теперь все в порядке.

А дерьмо началось и поддерживается - ПОДДЕРЖИВАЕТСЯ ИСКУССТВЕННО! - только там, куда Россия пришла».

Я бы всё же сказал немного иначе: не Россия пришла, а российская государственная пропаганда. Было бы неправильно считать, что Дмитрий Киселёв, Александр Дугин, Александр Проханов или Игорь Гиркин и есть Россия. Пусть они будут называться «русские арийцы», «евразийские римляне» или люди «ренессансного типа».

Их время закончится, когда война перестанет быть нужной.

Алексей СЕМЁНОВ

 

1. См.: А. Семёнов. Фигуры одичания// «ПГ», № 21 (693) от 28 мая - 3 июня 2014 г.

2. См.: Н. Омельченко. Ренессанс против гуманизма // Газета «Завтра» от 4.06. 2014 г.

3. Там же.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3031
Оценок:  25
Средний балл:  8