Статья опубликована в №4 (726) от 04 февраля-10 февраля 2015
Общество

К слову о величии России

Журналист Артём Пироговский пытается понять, чем надуто мнимое величие государства
 Артем ПИРОГОВСКИЙ 04 февраля 2015, 10:22
К слову о величии России

Экс-журналист Артём Пироговский.

С диагнозом нашего старшего сына мы живем третий год. Миопатия, она же миодистрофия Дюшенна – эта поганая болезнь поражает одного ребенка из примерно 3,5 тысячи, причем только мальчиков. Из-за мутации гена по мере взросления мышцы атрофируются, начиная с ног, и примерно в 8-10 лет ребенок садится в инвалидное кресло. Средняя продолжительность жизни больного миопатией –18-20 лет, когда атрофия добирается и до дыхательных путей. На сегодняшний день лекарства от миопатии не существует. Его разработка активно ведется в США, Нидерландах и Японии, но пока безрезультатно. Все, на что пока могут надеяться больные, – так называемые ингибиторы, замедляющие темп поражения мышечной ткани и способные подарить больному еще несколько лет жизни.

В конце декабря мы всей семьей побывали по приглашению на петербургской елке в Стрельне для детей-инвалидов и воспитанников специнтернатов. Во время представления детдомовцы постоянно бегали на полусогнутых к столу с дешевыми конфетами и пряниками, от которого их регулярно отгоняла хмурая «снегурочка» в исполнении воспитательницы детдома. Окончательно меня добил мальчик-даун, жадно набивший рот пряниками и пережевывавший их так долгую минуту – с прежним бессмысленным выражением лица и выступившими от недостатка воздуха слезами.

И сегодня, когда Интернет переполнен воплями патриотично настроенных соотечественников, готовых, не вставая из офисного кресла, дать отпор любому покушающемуся на тезис о величии России, мне очень хочется поговорить об этом самом величии. Я никак не могу понять, почему родители больных миопатией российских детей вынуждены шерстить зарубежные форумы в поисках дающих хоть какую-то надежду новостей. Я честно не понимаю, почему разработка лекарства от этой, как и от многих других неизлечимых болезней ведется на бездуховном загнивающем Западе, а не в переполненной духовностью великой России с лучшим в мире образованием.

Я не могу взять в толк, почему комфортные электроколяски для инвалидов производятся опять же на бездуховном Западе, а качество продукции российского протезно-ортопедического производства по-прежнему на убогом уровне отечественного автопрома. Мой разум отказывается понять, почему в стране, 15 лет купавшейся под дождем из нефтедолларов, воспитанники детдомов голодными волчатами набрасываются на сладости, словно только вышли из детского концлагеря. У меня до сих пор не укладывается в голове, почему о сиротах на государственном уровне вспоминают, лишь когда надо прижучить «зарвавшийся» Запад людоедским «законом Димы Яковлева», лишая нормального будущего сотни детдомовцев.

Весь последний год я не могу понять, как потомки победителей гитлеровского фашизма смогли за такое короткое время скатиться в массовое безумие гитлеровской Германии 30-х годов с железобетонной верой в свою исключительность. Я не понимаю, почему в головах патриотично настроенных соотечественников степень величия страны напрямую связана с унижением соседних государств и братских народов. Я не понимаю, какая государственная нужда заставляет ежемесячно сжигать миллиарды рублей в топке войны в Донбассе, поставляя туда «грады» и получая взамен трупы российских солдат – вместо того чтобы направить эти деньги на реальные научные центры с высокотехнологичным оборудованием и высокооплачиваемыми специалистами, у которых нет нужды думать о том, какими путями свалить на Запад.

Я не понимаю, как может называть себя великой страна, бесстыдно паразитирующая на технических достижениях западного мира, граждане которой, включая депутатов Госдумы, одной рукой скупают новые айфоны и айпады, а другой строчат в соцсетях проклятия в адрес «русофобского» Запада, фантазируя о стертом в ядерный пепел Вашингтоне. Я не могу понимать, как может считаться великой страна, где государство держит мать семерых детей в застенках ФСБ по абсурдному обвинению в «измене Родине» - при молчаливой поддержке «путинского большинства».

«Главная задача нашего государства – не обеспечивать комфорт жизни граждан, а прирастать территориями», - однажды сказал патриотично настроенный приятель, когда мы с ним в очередной раз сцепились в дискуссии о пользе аннексии Крыма. По его мнению, имперская экспансия – необходимый элемент особого российского пути, а каждый человек в этой жизни должен выплывать сам, не надеясь на помощь государства. Канувший в Лету Сколково мой приятель признает инструментом для распила бюджета, но верит, что со временем Россия достигнет экономической, научной и промышленной мощи США. Санкции приятель считает болезненной реакцией Запада на возвращение Россией роли мировой сверхдержавы. «Путин бесит Америку, но он все правильно делает», - говорит приятель с таким видом, словно победа вот-вот будет за нами.

С тем приятелем мы теперь редко общаемся, стараясь лишний раз не затрагивать разъединяющий нас украинский вопрос. Но я часто вспоминаю его слова, когда читаю последние новости, выискивая в них признаки грядущего российского величия в науке и медицине. Пока я вижу лишь милитаристское эрзац-величие по образцу Северной Кореи, шантажирующей Запад ядерным апокалипсисом. Живя в великой – по крайней мере, по занимаемой территории - стране, у меня нет никакой уверенности в завтрашнем дне. Есть лишь стойкое, усиливающееся с каждым днем ощущение стремительного сползания в экономическую пропасть с тотальной разрухой и массовой безработицей. И еще есть четкое понимание того, что в обозримом будущем мы можем в самом прямом смысле пойти по миру, собирая деньги на лекарства и электроколяску для сына.

Я понимаю, что в эпоху победившего крымнашизма и псевдопатриотической истерии все это - не более чем плевки в звенящую пустоту. И все же очень хочется понять, как же так получается в великой стране с великим народом-богоносцем, великой историей и великой культурой, подарившей миру плеяду великих ученых, композиторов и писателей. Быть может, все дело в том, что на самом деле все наше величие надуто газпромовским газом, а сами мы, ныне живущие россияне, имеем такое же отношение к нашим великим предкам, как нынешние греки – к Древней Греции, или нынешние египтяне – к Древнему Египту. И если нам суждено когда-нибудь обрести подлинное величие, способное существовать лишь по формуле «государство для человека», а не наоборот, то произойдет это только после абсолютного краха, на обломках гражданской войны, после очищения огнем, кровью и болью.

Я не уверен, что в обозримом будущем Россия сохранится в сегодняшних границах. Вполне допускаю, что благодаря мудрому курсу нынешней власти страна развалится на части, и не станет последнего аргумента в пользу нашего дутого величия. Ну а пока наши холодильники полны и «искандеры» все еще смеются, можно в обнимку с Дмитрием Киселевым пофантазировать о красиво реющем над Капитолием ядерном пепле – как главном и окончательном аргументе величия России. Ведь каждый российский патриот знает, что если бы не козни Госдепа, то мы бы давно вместо Америки диктовали свою волю всему миру. И еще я начинаю понимать, почему во влажных фантазиях ура-патриотов нет места ни для лечения тяжелобольных детей, ни для создания человеческих условий в детдомах. Это слишком скучно и приземленно. То ли дело цветение русских яблонь на Марсе.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  18379
Оценок:  492
Средний балл:  9.7