Статья опубликована в №21 (743) от 03 июня-09 июня 2015
Общество

Санированы и допущены к работе

Редакция «Псковской губернии» дождалась ответов на вопросы, кого наказали за эпидемию пузырчатки в Псковском перинатальном центре
 Ольга ВОЛКОВА 30 ноября 1999, 00:00

Редакция «Псковской губернии» дождалась ответов на вопросы, кого наказали за эпидемию пузырчатки в Псковском перинатальном центре

Официальные ответы из министерств и ведомств – особый жанр. Кажется, что однажды этого джинна выпустили из ящика офисной тумбочки, и с тех пор никто не знает, как загнать его обратно, а только пишут и пишут под его диктовку письма, в народе называемые «отписками». Что поделаешь, чиновничий регламент заставляет служащих вступать в переписку порой неприятную и к тому же зачастую с весьма агрессивно настроенными заявителями. Лейтмотив всех официальных писем, некий фон, на котором существует их буквальное содержание, почти всегда носит лёгкий оттенок нелюбви к человечеству и содержит неявный призыв к некой фаталистической покорности. Редко кого полностью удовлетворил чиновничий ответ – в лучшем случае в нём будет бесстрастная констатация фактов, в худшем –откровенный «футбол» со ссылками на все возможные и невозможные законы и подзаконные акты. И, как говорится, не придерёшься.

Комитет по здравоохранению назвал главврача Псковского перинатального центра Сергея Сукманюка виновным в эпидемии пузырчатки, но не указал, какие меры были предприняты в качестве наказания. Фото: Пресс-центр администрации Псковской области

Практическая ценность таких ответов зачастую состоит только в одном: их можно подшить в папку и после впечатлять этим томом сотрудников газетных редакций или, если уже человек совсем отчаянный, - судов. Потому не все обиженные дают себе труд взяться за перо и написать жалобу – перспектива решения «в мою пользу» так туманна и с таким трудом добываема, что и бумагу марать неохота.

Вот и в случае с эпидемией пузырчатки новорождённых: молодые родители, получившие на руки младенца в комплекте с болячкой, сначала грозились подать коллективный иск в суд, а потом… всё улеглось?

Жареный петух

Начиналось всё так. Прошлой осенью в Пскове имела место крайне неприятная ситуация: едва родившиеся младенцы вынуждены были отправляться прямо из перинатального центра в детскую областную больницу – лечиться от пузырчатки новорождённых (она же – пемфигус) [ 1]. Случаи инфицирования «столпились» в октябре: именно в этом месяце заговорили об эпидемическом характере распространения заболевания в стенах перинатального центра. Сама ситуация, когда мама с малышом выписывается не домой, а в другое медицинское учреждение, для семьи травматична. А тут ещё список методов лечения, в котором числятся не самые безобидные врачебные манипуляции, да ещё возможные осложнения, и всё это в первые недели жизни – словом, ужас-ужас.

Когда тема вылезла из роддомовских коридоров в широкое информационное пространство, на кое-каких интернет-форумах обнаружились сообщения о случаях этого заболевания ещё в июле-августе 2014-го.

То есть октябрьские детки, родившиеся в Псковском перинатальном центре, не были «первопроходцами» в смысле пемфигуса. Просто к осени случаев инфицирования стало слишком много, чтобы они остались всего лишь частным делом пострадавших семейств. Выходит, на инфекцию не обратили внимания вовремя, когда она ещё не успела разбушеваться, не свели воедино данные о заболевших младенцах? Или… были вынуждены продолжать работать в этих «заразных» условиях просто потому, что другого роддома в Пскове нет? Образно говоря, одной рукой проводить дезинфекцию, а другой – принимать роды?

Койки в коридорах

Трудно рассудить, кто виноват в ситуации единственного роддома на весь город и на добрую часть региона, который «на проветривание» не закроешь. Но администраторы региональной медицины виноватых нашли. В редакцию «Псковской губернии» пришло письмо из Государственного комитета Псковской области по здравоохранению и фармации, датированное 27 мая 2015 года, с бесстрастными ответами на вопросы, которые восемь месяцев назад волновали очень многих новоиспечённых мам и пап.

«Всего зарегистрировано с 02.10.2014 по 24.10.2014 – 18 больных пузырчаткой новорождённых.

В Псковском перинатальном центре был зарегистрирован один больной, остальные новорождённые поступали из дома в детскую областную больницу».

Инкубационный период пузырчатки, которая, по сути, является вариантом течения стафилококковой инфекции, - от двух до пяти дней. Маму с новорождённым, в зависимости от обстоятельств и состояния здоровья, выписывают из роддома в среднем на 4-7-й день после родов. Арифметика в пользу домашнего инфицирования из-за несоблюдения элементарных правил гигиены матери и ребёнка как-то не очень вырисовывается, хоть в официальном ответе и фигурирует всего один случай перевода больного с пузырчаткой прямиком из перинатального центра в детскую больницу.

Да и в другом пункте причин вспышки заболеваемости, локализованных именно в перинатальном центре, перечислено столько, что из-за единственного случая такую шумиху поднимать вряд ли стали бы: «Основными причинами возникновения заболевания у новорождённых явилось: нарушение в системе вентиляции, нарушение в технологии стирки белья, переуплотнение палат родильницами».

Переуплотнение. На размещение в коридорах жалуются давно. Не зря, наверное, в больницах их делают такими длинными – чтобы был скрытый резерв, где приткнуть ещё одну дополнительную койку…

Трудности перевода

Конечно, хотелось бы перевести на сугубо бытовой язык эти «нарушение в системе вентиляции» и «нарушение в технологии стирки белья». Был неисправен автоклав, «прожаривающий» бельё до последнего микроба? Тогда почему тянули с его починкой или заменой? На что надеялись – что пронесёт, или, как обычно, «не было средств»? Кто и с каким накалом должен был поднимать вопрос о неисправности прачечного оборудования, чтобы добиться его скорейшего приведения в чувство? Есть ли нормативы, разрешающие учреждению родовспоможения некоторое время функционировать в неполном цикле стирки и стерилизации белья из-за неисправности оборудования и отсутствия средств на его починку?

Есть в письме и пункт, касающийся причастности/непричастности сотрудников перинатального центра к эпидемии: «В период выявления заболевания у новорождённых все работники Псковского перинатального центры были обследованы на патогенный стафилококк, заболевание не выявлено, носители стафилококка санированы и допущены к работе», - говорится в тексте. Получается, откровенно больными младенцев не хватали, и то спасибо. Носительство же – дело такое, у медперсонала золотистый стафилококк «приживается» в 35% случаев, и стафилококк этот – живучий, закалённый в борьбе с суровой больничной дезинфекцией. Однако же надо с этим бороться?..

Сколько именно сотрудников оказались носителями – ответа нет. Опять же непонятной из официального ответа остаётся, скажем так, локализация этих бациллоносителей: были ли они сосредоточены в младшем, среднем или «высшем» звене медперсонала роддома? Взаимодействовали ли непосредственно с новорождёнными детьми, и если да, то почему они были допущены к такой работе?

Ответы таковы, что в большей степени порождают новые вопросы, чем дают чёткое понимание ситуации и путей предотвращения рецидивов.

В виноватые определили по итогам проверок и межведомственных бдений главного врача Псковского перинатального центра и дезинфектора учреждения.

Какие дисциплинарные меры были приняты комитетом по здравоохранению по отношению к виновным, также умалчивается.

В числе бонусов, если о какой-то выгоде вообще уместно говорить в этой негативной ситуации, – выделенные Псковскому перинатальному центру 224 тысячи рублей. Эти деньги пошли на «приобретение дезинфекционных мероприятий и приобретение одноразового стерильного детского белья» в рамках выполнения предписания Роспотребнадзора. Хотелось бы сравнить и в экономическом отношении, и в смысле соблюдения техники эпидемиологической безопасности, что выгоднее: стирка и стерилизация «многоразового» белья или регулярная, в достаточных количествах, закупка белья одноразового? Однако понять это из имеющегося в распоряжении редакции письма не представляется возможным. Да, что там стало с технологией стирки и нарушениями в системе вентиляции – история умалчивает.

* * *

Пункт, который может носить гордое звание бальзама на душу, гласит: «В 2015 году случаев пузырчатки не зарегистрировано».

Правда, роддом по-прежнему один.

И появления действительной ему альтернативы – не ещё одного большого и высокотехнологичного корпуса, а принципиально нового медицинского учреждения – на сегодня в обозримой перспективе не предвидится.

Ольга ВОЛКОВА

 

1. См.: О. Волкова. Пузыри на нежной коже // «ПГ», № 42 (714) от 29 октября - 4 ноября 2014 г.; О. Волкова. «Пузырь», который лопнул // «ПГ», № 49 (721) от 17-23 декабря 2014 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  1952
Оценок:  11
Средний балл:  10