Статья опубликована в №6 (77) от 07 февраля-13 февраля 2002
Политика

В Михайловское - к Александру Сергеевичу...

 Елизавета МАРТЫНОВА. 07 февраля 2002, 00:00

В феврале по традиции Пушкинский заповедник встречает гостей. Семинары, чтения, театральный фестиваль сменяют друг друга. У директора Георгия ВАСИЛЕВИЧА в эти дни много забот, но встретиться с читателями «Псковской губернии» он не отказался, напротив, был рад поделиться и мыслями, и планами, а также возможности привлечь внимание тех, кому будущее музея небезразлично.

Пока в заповеднике шла большая реконструкция усадеб и парков, в средствах массовой информации не утихала дискуссия, порой непримиримо резкая, о том, правильно или неправильно она ведется, соизмеримы ли утраченные и приобретенные ценности, верна или не верна сама концепция преобразований.

- Что сейчас, Георгий Николаевич, утихли споры, смирились непримиримые или затаились до поры, до времени?

- Споры продолжаются, и непримиримые совсем не затаились. У нас было два пути, вернее, три: оставить все как есть, стилизоваться под старину, приодев сотрудников в лапти и кокошники, или идти в ногу со временем и приобретать европейский устроенный и ухоженный вид. Мы выбрали третий путь еще и потому, что не захотели никого обманывать, стилизуя поздние постройки и предметы быта.

Усадьбы и парки живут вместе с людьми, даже если это музей-заповедник, а следовательно, перемены неизбежны. Цель реставрации была в том, чтобы вернуть пушкинским усадьбам историко-культурный смысл. Если удастся довести до конца все задуманное, впервые в России будет осуществлен проект комплексного воссоздания усадебной ландшафтно-архитектурной среды XVIII - XIX веков, как части современной национальной и мировой культуры. А споры будут продолжаться, пока мы будем что-то делать. И это нормально.

- А дел у вас, судя по проекту развития заповедника, выше головы, ведь закончен только первый этап реконструкции?

- Не совсем закончен. Из-за скудного финансирования осталось много незавершенного - это туристская инфраструктура: гостиницы, сфера питания, автостоянки, мойки, это жилье для сотрудников, фонды и так далее.

Одно тянет за собой другое и так без конца. Например, когда расчистили парк в Тригорском, обнаружили затерянную дубовую аллею. Аллея вывела к полю, заросшему сорняками. Хорошо, что поле оказалось не бесхозным. Хозяин долго чертыхался, но все же позориться перед народом не стал и поле обиходил. Бесхозные поля облагораживаем своими силами.

- Перспективный план развития заповедника простирается до 2024 года, что будет происходить в ближайшие годы?

- Учитывая трудности с финансированием проекта, возможно, сроки растянутся. А в ближайшее время будем завершать комплекс строительных и восстановительных работ. В планах воссоздние усадебного дома Вындомского с музеем романа «Евгений Онегин» и международным учебно-научным центром по изучению современного русского языка. Займемся комплексом работ по музею «Мельница в Бугрово», где будет создан первый в Псковской области историко-этно-графический музей крестьянского и ремесленного быта. Восстановим церковь на Ворониче, родовую церковь Вындомских-Осиповых-Вульф, приходской храм семьи Ганнибалов. Будем заниматься экспозициями и парками.

- Уже совершенно ясно, что прежнего массового потока неприхотливых к сервису туристов в заповеднике не будет. Что взамен?

- Приемлемая сервисная инфраструктура для отечественного и зарубежного туриста на европейском уровне, но не только. Есть мечты и даже конкретные планы освоить территории, включенные в рамки заповедника в 1995 году: Голубово, Воскресенское, Дериглазово, Велье и других деревень, не входящих в музейный комплекс. Построить там гостевые усадьбы, жилые дома для сотрудников музея. Вернуть в эти деревни полноценную жизнь. Здесь могли бы работать писатели, ученые, художники, одним словом, творческие люди, иметь свои мастер-классы, общаться, отдыхать. В усадьбе Дериглазово, например, мог бы разместиться центр садово-паркового искусства и ландшафтных ремесел. Мы собираемся организовать малые производства, проводить аукционы, ярмарки, обучать детей ремеслам. В селе Велье и усадьбе Воскресенское мог бы разместиться международный молодежный археологический центр. Собираемся создать действующий центр художественного перевода, сохраняя и развивая его традиции, с действующей библиотекой. Это привлекло бы в заповедник специалистов-языковедов, журналистов. Мы занимаемся и будем расширять научно-издательскую деятельность. Есть договоренность с Владимиром Рецептером о создании базы для его молодежной труппы, чтобы здесь был их театральный дом. В наших планах дом творчества Академии художеств имени Репина с мастерскими и жилыми помещениями на 60 мест. Мы бы хотели готовить кадры для музея. Планируем посылать одаренных молодых людей в путешествие по музеям страны и мира.

Нам также хотелось бы, чтобы соседи Пушкиногорского района тоже получали от нас пользу. Опочка, Новоржев, Остров могли бы привлечь туристов, творческих людей чем-нибудь примечательным - надо только найти и понять чем. Ищем, кстати, в этом нам могли бы помочь журналисты. Сейчас музей ведет работу по сорока научным и техническим направлениям, и это далеко не предел.

- Георгий Николаевич, как вы ладите с Семеном Степановичем Гейченко, тень которого незримо присутствует в заповеднике? Она вам мешает или помогает?

- Авторитет и легендарная известность Семена Степановича никогда не давлели надо мной. Может, потому, что я любил музей еще при нем. Существует необъяснимая взаимосвязь между людьми и предметами. Когда умер Семен Степанович, мы вдруг заметили, что некоторые экспонаты тоже умерли. И при создании новой экспозиции, а работали над ней очень грамотные специалисты, мы вынуждены были с этим считаться.

Гейченко, как незаурядная личность, мне многое дал, я благодарен ему и буду делать все, чтобы память о первом директоре заповедника жила. Мы уже готовимся к его столетию в 2003 году. Планируем установить бюст Семена Степановича в Научно-культурном центре. Присвоить Пушкиногорской школе искусств имя Гейченко. Учредить стипендию имени Гейченко для студентов - пушкиногорцев, обучающихся музейному делу.

Труднее было с творческим коллективом. Музей - это тот же театр, где есть только несколько первых ролей. Остальным не просто реализовать свой творческий потенциал, отсюда и ссоры-раздоры. Стараемся создавать условия для самовыражения сотрудников. Есть возможность печататься, обсуждать свои творческие находки с коллегами на творческих семинарах российского и международного уровня.

- Музей и власть всегда были тесно связаны. Семену Степановичу порой бывало нелегко. Какие у вас отношения с властью?

- Конструктивные. Наверное, мне легче - сменился строй, сменилась эпоха. Помогает статус государственного мемориального историко-литературного и природно-ландшафтного музея-заповедника А. С. Пушкина «Михайловское» - так звучит наше полное имя. И у нас отдельная строка в федеральном бюджете. Да, музей не очень удобен для власти, его нельзя подчинить, возможен только диалог. Кажется, власть это понимает. Мы благодарны областной администрации за поддержку с реконструкцией, а местной за человеческое участие в решении наших проблем и желании вместе создавать вокруг музея ту среду, без которой нельзя существовать ни заповеднику, ни району.

- Исходя из ваших обширных долгосрочных планов по освоению и расширению территории влияния, можно предположить, что в недалеком будущем заповедник поглотит район...

- Как ни странно, но мысль эта не нова. И впервые такое предположение было сделано в 1992 году. Обсуждались даже конкретные планы и перспективы. Есть пример Соловков, где директор музея стал и главой территории. Но это пока эксперимент. Удачный или неудачный - покажет время.

- Поговорим о праздниках и датах. Сначала летних, радостных - в честь дня рождения Александра Сергеевича. У вас нет ощущения усталости от традиции, от самовыражения поэтов в честь Поэта, дежурных речей с затертыми словами?

- Я настаивал, чтобы сделать перерыв в летних праздниках поэзии. Накопилась усталость, изношены до дыр формы праздника. Надо делать его живым, интересным или вообще на время отказаться. Областные чиновники против. Есть амбиции, возможность выделиться, заработать очки, награды. Мы пытаемся кое-что менять: поэтический концерт на острове Уединения, симфонический оркестр на воздухе. Но этого мало, нужен совсем новый сценарий праздника, соответствующий духу времени. Этим летом ждем Большой театр с «Борисом Годуновым» под открытым небом. Грандиозный замысел, который не так просто будет осуществить.

- У меня правильные ощущения, что вы стремитесь к некоторой самостоятельности в организации зимнего пушкинского фестиваля? Это было особенно заметно в минувшем году, когда вы пригласили известного английского режиссера Деклана Доннеллана со спектаклем «Борис Годунов», да и нынешняя афиша несколько отличается от псковской.

- Да, есть творческое соперничество. Нам хотелось бы готовить фестивали двумя самостоятельными творческими группами, чтобы зрители, слушатели могли выбирать между Псковом и Пушкинскими Горами. К сожалению, афиша фестиваля зависит не только от наших вкусов и предпочтений, но и от финансов. Нам не удается пока сформировать внебюджетную систему финансирования, поэтому невозможно спланировать афишу на 2-3 года вперед. А при том, что у известных артистов, коллективов время расписано на несколько лет вперед, бывает трудно вписаться в их график. Поэтому наши театральные фестивали так отличаются друг от друга - нет денег, нет имен.

Будет легче приглашать именитых и просто интересных людей, если у нас здесь появятся мастер-классы, если здесь будет жить и работать постоянная театральная труппа. Тогда будет заполнен внепраздничный период. Мы к этому очень стремимся и надеемся получить помощь и поддержку Пскова.

Елизавета МАРТЫНОВА.
Псков - Михайловское.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2840
Оценок:  0
Средний балл:  0