Статья опубликована в №2 (774) от 20 января-26 января 2016
Политика

Третий лишний

Псковский областной суд с шутками и прибаутками отказался удовлетворить апелляционную жалобу Льва Шлосберга на действия областного парламента
Денис КАМАЛЯГИН Денис КАМАЛЯГИН 20 января 2016, 10:31

Заседание задержалось на час с лишним: перед процессом по делу Шлосберга, как и за несколько дней до этого, неожиданно образовалось какое-то другое дело. Поэтому, когда участники процесса заходили в зал заседаний, коллегия судей уже сидела на своих местах: гордый и бодрый председательствующий судья Игорь Адаев, скучающая и индифферентная Оксана Виноградова и крепенький, а может, ссутулившийся, с лицом доброго фермера, с волосами цвета спелой ржи Анатолий Овчинников. Он то ли загадочно колупал стол, то ли рисовал на пыли весёлые рожицы и улыбался им в ответ, стараясь не поглядывать в зал.

Судья Анатолий Овчинников зачастил на судебные процессы, связанные со Львом Шлосбергом. Фото: rospravosudie.com

16 июля 2015 года Псковский областной суд рассматривал апелляцию по делу об АНО «Возрождение» - организации, которую российские власти одной из первых посчитали необходимым включить в список иностранных агентов. Ею до поры до времени руководил Лев Шлосберг, он же в суде – по доверенности от нового директора организации – пытался оспорить это решение.

Тогда, 16 июля, председательствующий судья Анатолий Овчинников не допустил Шлосберга к участию в процессе – по той самой причине, что депутат не может представлять в суде интересы организаций. Уже позже демократа лишат за это – не то представительство, не то нет (в городском суде Шлосберг к процессу был допущен) – мандата депутата Псковского областного Собрания.

В этот раз господин Овчинников вновь сидел в судейской коллегии. Обычно у людей есть персональный адвокат, а у Шлосберга появился персональный судья, и это, разумеется, во многом хорошо, потому что обоим – по крайней мере, одному точно – явно не хватало чувственной доверительной беседы о событиях полугодовой давности. Собственно, им в большей степени и оказался посвящён судебный процесс, несмотря на то что по факту к делу это отношения не имело. Но если накипело, то накипело, и Овчинников явно волновался, как перед важным свиданием, перед которым можно растеряться и всё забыть.

Волновался он не зря, потому что Лев Шлосберг сразу предложил расстаться, заявив об отводе судьи. «Объясните, в чём причина?» - искренно удивился Игорь Адаев. Шлосберг объяснил. «В областном суде достаточно судей, чтобы избегать таких двусмысленных ситуаций», - предположил он.

Двое из трёх судей удалились на совещание, Овчинников остался ждать, улыбаясь и практически не отрывая взгляд от стола.

В отводе, конечно, было отказано: коллеги Овчинникова посчитали, что никакой заинтересованности в текущем процессе у него нет.

Лев Шлосберг по-прежнему уверен, что областное Собрание депутатов при лишении полномочий должно было руководствоваться федеральным, а не региональным законом. Фото: Тимур Галимов

На этом претензии к суду не прекратились, причём основное требование представителя Шлосберга Елены Маятниковой оказалось настолько занятным, что даже Овчинников оторвался от стола. Сначала Маятникова потребовала отменить решение Псковского городского суда, потому что оно не укладывалось ни в какие рамки судебной практики: «Были полностью проигнорированы постановления пленумов Конституционного и Верховного судов, проигнорирован вызов заинтересованных лиц – тех, кто реально мог повлиять на принятие решения. Кроме того, в своём решении суд не дал оценку почти ни одному из доказательств истца», - констатировала она, добавив, что городской суд в итоге был вынужден дать правовую оценку решению вышестоящей инстанции.

Напоследок Маятникова предложила суду подумать о переносе «дела Шлосберга» в суд другого региона, поскольку сторона заявителя считает, что выделять одного Овчинникова как-то неудобно и в процессе априори необъективна вся коллегия судей.

Несколько минут заседающие не могли понять суть просьбы, но постепенно она осела в головах, породив интересные гримасы на лицах. Анатолий Овчинников расслабился, хихикал, махал руками, а иногда закрывал ими лицо.

«Да, мы действительно считаем, что суд заинтересован, – тут было не совсем ясно, какую из инстанций имела в виду Маятникова. – Количество абсурдных решений превысило все мыслимые нормы.» «…Вы можете покорректнее к суду относиться?!» - неожиданно вскипел Овчинников.

«Никакой заинтересованности мы не усматриваем, потому что судья применил то решение, которое он посчитал нужным применить», - родил великий юридический афоризм Адаев, видимо, комментируя решение городского суда.

Предложение перенести процесс в другой регион обсуждаться не стало даже формально. Может, и хорошо, потому что сторона истца вряд ли учла, что дело могло быть передано, например, в Верховный суд Чеченской Республики.

Рассмотрение вопроса по существу превратилось в выступление Льва Шлосберга и его представителя – и вовсе не в связи с тем, что демократ традиционно подготовил пламенную речь, а потому что представитель ответчика, начальник правового отдела регионального парламента Любовь Цибулькина своё выступление отчеканила быстро и рублено, а у судей вопрос был только один, и он мало был связан с поданной апелляцией.

Елена Маятникова долго объясняла судьям, что их городские коллеги (а до них – и депутаты Псковского областного Собрания) применили закон, имеющий меньшую юридическую силу – то есть лишили Шлосберга мандата в соответствии с региональным законом, а не с федеральным. Не поняла представитель экс-депутата, с какой стати на само представительство в суде так отреагировала региональная прокуратура. «Информация прокуратуры Псковской области от 15 сентября не является поводом к прекращению депутатских полномочий Льва Марковича Шлосберга, так как органы прокуратуры не полномочны осуществлять надзор за соблюдением депутатами ограничений, связанных с депутатской деятельностью».

На это коллегия судей не отреагировала. «В том суде был представитель прокуратуры, у которого тогда не было вопросов, кажется, это был господин Сурусов, то есть прошло 59 дней после того, как они узнали о факте и сообщили о нём областному Собранию!» - громко возмутился Шлосберг. «Ну, тяжёлая машина, долго думают», - забавно вращая глазами отшутился председательствующий судья.

«Федеральный закон подтверждает нашу позицию, решение соответствует и региональному закону, - уверенно рассказала суду Цибулькина. – По срокам – ну, комиссия по проверке таких фактов действует не постоянно, она отдельно собирается. Я вот подумала, что похожая ситуация про депутатов с двойным гражданством: узнали депутаты не сразу, ну, невозможно это узнать в любое время, - так что же, теперь надо закон не соблюдать? Оставлять депутатом?»

Да, Цибулькина в этот раз была особенно немногословна, но закончила выступление эффектно: «Мандат регионального депутата – это компетенция субъекта федерации, - вот таким нестандартным образом опровергла она верховенство федерального законодательства над региональным. – А норма нашего регионального закона точно трактуется».

Сделав секундную паузу, Цибулькина добавила: «И вообще, норма существует давно, Лев Маркович Шлосберг мог бы воспользоваться своим правом и разработать проект по изменению этой нормы».

Было ли это завуалированное согласие с тем, что региональная норма всё-таки противоречит федеральному закону (приоритет федерального законодательства перед региональным всё же вряд ли вызывает сомнения после прочтения Конституции), или это был такой юридический троллинг, до конца понять так и не удалось, а суд этот вопрос и не интересовал.

Анатолий Овчинников, ёрзая на судейском кресле вплоть до этого момента, наконец-то дождался возможности выплеснуть собственное подсознательное: «Так вы оспариваете, что вы не являетесь законным представителем организации, или нет?» - с жаром обратился он к Шлосбергу. Тот стал долго отвечать, вновь уточняя странную позицию прокуратуры, добавляя, что вообще-то в судебном иске это не оспаривалось и вопрос, в первую очередь, в неверном применении закона областным парламентом. «Ну опять вы о своём, я вас о другом спрашиваю! – не скрывая какую-то иррациональную радость выкрикнул Овчинников. – Скажите, вы считаете, что вы были законным представителем организации в суде или нет?!»

Иными словами, Овчинников просил Шлосберга ответить, правильно ли он, Овчинников, отстранил «яблочника» от процесса. Спорит ли с этим Шлосберг? Уважает ли он служителей Фемиды?

«Я… - Шлосберг вдохнул. - …Считаю своё представительство законным в городском суде. Я получил доверенность от директора, суд мои полномочия подтвердил». «Нет, ну о чём ещё говорить?!» - выставил руку вперед Овчинников, как будто держал в ней череп Йорика. Его коллеги с трудом сдержали улыбку.

Собственно, эмоция судьи Овчинникова была досрочным голосованием по «делу Шлосберга»: через пять минут совещания коллегия бывшему депутату парламента в апелляции отказала.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2584
Оценок:  44
Средний балл:  8.5