Статья опубликована в №8 (780) от 02 марта-08 марта 2016
Политика

Олег Брячак: «Я могу сравнить кредитную политику региона с историей жуликоватого проходимца»

Руководитель псковских справедливороссов окрестил все современные российские реформы провальными и назвал в качестве самого оптимального премьер-министра Сергея Шойгу
Денис КАМАЛЯГИН Денис КАМАЛЯГИН 02 марта 2016, 10:26

Руководитель псковских справедливороссов окрестил все современные российские реформы провальными и назвал в качестве самого оптимального премьер-министра Сергея Шойгу

В феврале выборного 2016 года представители партии «Справедливая Россия» несколько предсказуемо присоединились к КПРФ в пламенной атаке на премьер-министра Дмитрия Медведева. Эсеры предлагают признать премьера виновным в сложившемся экономическом кризисе и вменяют ему как минимум три ошибки: наличие транспортного и земельного налогов, а также пресловутый закон о капремонте. В начале апреля лидер партии Сергей Миронов должен посетить Псков – у него, наверное, можно будет отдельно узнать о «неожиданном прозрении» его партии, пока же «Псковская губерния» побеседовала с главой регионального отделения «Справедливой России» Олегом Брячаком.

«Я не хочу, чтобы люди взяли вилы и начали разбивать витрины»

Олег Брячак не получил поддержки Андрея Турчака в конфликте с Федеральной таможенной службой и впоследствии потерял построенный терминал из-за долгов. Фото: teko-terminal.ru

- Олег Михайлович, накануне ваша партия во всех регионах обрушилась на Дмитрия Медведева, заявив: «Делай или уходи». Эта схема похожа на то, чем последнее время занимаются коммунисты, которые уже давно взяли за правило костерить Медведева, виновного во всех грехах. Возможно, «Справедливой Россией» это было подано более интеллигентно, но суть, в общем-то, та же. С чего вдруг вы неожиданно решили активно ругать правительство? Предвыборный год? Почему сейчас? И какие дальнейшие шаги будут, изменится ли риторика после выборов?

- Просто уже накопилась некая критическая масса проблем, на которые следует обратить внимание. Посмотрите сами: в условиях кризиса в нормальных государствах, где правительство работает как положено, всяческим образом пытаются помочь населению, бизнесу, другим категориям граждан. У нас – наоборот: пытаются сейчас нагрузить граждан дополнительными поборами, залезть к населению в карман, причем к таким гражданам, которые вот абсолютно к этому не готовы. Я как депутат, который общается достаточно много с людьми и знает формирование тарифов, их суммы по разным районам, – я не понимаю, как вообще люди ещё живут. Как они могут отложить себе что-то, чтобы что-то купить. Даже если взять однокомнатную квартиру где-нибудь на Запсковье в городе Пскове и старушку, которая очень мало света жжёт и на всём экономит: она меньше чем в 2,5 тысячи на коммуналку никак не уложится. На лекарства пенсионеры тратят, по моим подсчётам, 2-3 тысячи. Что на еду-то остаётся? А на одежду? Зачем у нас создаются непонятные организации, которые всё контролируют, контролируют… Скоро контролировать будет некого, и так уже всех задушили. Я в бассейне порядка 300 тысяч в месяц за электричество плачу, представьте себе стоимость энергоносителей. А ещё налоги, сборы различных ведомств, охрана труда, экологии, лицензии – везде деньги, деньги, деньги.

Сейчас, наоборот, нужно стимулировать бизнес, я уверен в этом. И это должна быть не просто либерализация уголовного права, которую предлагает Медведев, – не это нужно. Надо уменьшить налоги, и эффект будет обратный, пусть не сразу, но снижение принесёт только плюсы. У нас же сейчас экономика по сути штрафная стала: штрафы, которые мы собираем только за нарушения правил дорожного движения средствами фото- и видеофиксации, по моим данным, значительно больше, чем некоторые статьи налогов.

- Как написал на днях коллега в одном из федеральных изданий, главное слово в России теперь – «нельзя».

- Да, поэтому мы и выступаем с такими заявлениями. По-моему, это логично: делай или уходи. И у нас три актуальные темы, они очень важны как раз для нашей области. Земельный налог: граждане ко мне приходили целыми деревнями. У кого-то плата выросла в пять, у кого-то в семь раз. Люди говорят: «Ко мне на участок никто не приезжал, не смотрел, не оценивал». Чиновники взяли, посмотрели цены в интернете, где, разумеется, всё не так, как на самом деле, и эти цены зафиксировали. Транспортный налог: я сам в областное Собрание с этим законом не раз выходил. Обещали этот налог в акцизы включить, а теперь мы платим и акцизы, и транспортный налог, хотя последний обещали убрать.

- Хорошо, но в какой момент наступила критическая точка? Я ведь скажу, что это связано с выборами, а вы со мной, думаю, будете активно не соглашаться.

- Я не могу сказать, да или нет, выборы или не выборы. Это партийная установка, позиция нашего лидера Сергея Миронова. Мы также организуем сбор подписей в поддержку акции «Делай или уходи», в Псковской области мы должны собрать 56 тысяч подписей.

- Сбор уже стартовал?

- Пока есть несколько сотен подписей, сейчас их оставляют те, кто приходит в центр поддержки граждан и в наше партийное отделение. Мы планируем в ближайшее время палаточки в городе поставить и организовать сбор уже целенаправленно.

- У меня возникло странное непонимание: сейчас вы ругаете правительство Медведева за то, что, дескать, денег не хватает и они их с народа собирают. А в конце прошлого года, когда депутаты принимали региональный бюджет, вы сказали, что в стране сложилась тяжёлая ситуация, имеет место – цитирую – внешняя угроза, и не надо сейчас «искать блох», надо поддержать администрацию области. А вот чем же ситуация здесь от работы правительства отличается? Там же тоже «внешняя угроза», да ещё пуще, чем в регионе, нет? Надо же пожалеть премьера, погладить его по голове.

- Я говорю про конкретные факты. Внешняя угроза – это понятно, мы не должны раскачивать ситуацию, не имеем на это права. Мы не имеем права – и депутаты, и граждане – подрывать стабильность. Важно, чтобы была стабильность, и гарант этой стабильности – президент. Нравится он кому-то или не нравится, но он – гарант стабильности. Я не хочу, чтобы люди взяли вилы и начали, например, разбивать витрины, мы не должны этого допускать, мы не имеем права вообще как граждане, которые здесь живут, ситуацию раскачивать. Но мы обязаны говорить о тех проблемах, которые существуют, а они очевидны. И я ни в коем случае никогда не поддерживал и не поддерживаю ни курс администрации Псковской области, ни курс Дмитрия Анатольевича. Я не согласен с тем, что граждан, которым положены федеральные льготы, этих льгот лишают. Я последовательно не согласен с объединением волостей и всегда об этом говорю.

Но я не выискиваю блох там, где их можно найти, но нельзя устранить выступлениями. Ну, не способен нынешний губернатор как-то для области аккумулировать денежный поток. Я неоднократно говорил, что если я буду губернатором – а когда-то я наверняка им буду – я создам государственные предприятия, и деньги все будут аккумулироваться в госпредприятиях, я не позволю воровать. У меня налог на доходы физических лиц будет весь «белый» и чистый, зарплаты будут платиться в полном объёме, а не в конвертах, налоги будут с этого отчисляться в нормальном размере. Не будет «откатов», и на эти деньги мы сможем сделать гораздо больше в плане инфраструктуры, я уверен в этом. Ведь сейчас мы кое-что анализируем. И, возможно, это будет, я не побоюсь этого слова, «бомба», причём «бомба» федерального масштаба, когда я закончу кое-какое расследование. Я просто покажу, сколько денег теряет наша область на разных контрактах, которые получают различные непонятные коммерсанты. Думаю, в ближайшее время я многих удивлю.

То есть я говорю вот о таком конструктивном подходе к решению проблем, об указании на эти проблемы и предложении своего пути решения – вот в чём заключается моя критика. Ещё раз, если глобально посмотреть, давайте возьмём тот же капремонт: ведь это абсолютный бред. Просто какой-то банальный грабёж и финансовая пирамида, я так скажу. Ну не должна бабушка, которой 70 лет, платить за капремонт, который состоится через 30 лет.

«Внутри страны действует диверсионная группа обнаглевших от жадности чиновников»

Фракция «Справедливой России» в областном парламенте фактически развалилась, но Брячак надеется избавиться от «случайных людей». Фото: Артем Аванесов

- Хорошо, господин президент у нас – гарант стабильности. А у президента есть такая замечательная функция – отправить правительство в отставку. Почему же гарант не пользуется этим правом и как вы это бездействие оцениваете? Почему он не отправляет в отставку плохого Медведева?

- Президент, как и вся верхушка правящей элиты, живёт высоко-высоко в облаках и видит наш реальный мир через какую-то призму. Они не ходят в те больницы, школы, детские сады, магазины, что ходим мы…

- А если и ходят, то там идёт месячная подготовка, как мы знаем.

- Да, траву в изумрудный цвет красят! Естественно, все доклады, которые идут наверх, поступают в искажённом виде. И когда президент информацию получит – а Миронов положит ему на стол десять миллионов подписей – я думаю, для главы государства это будет очень серьёзный повод задуматься: а действительно ли всё так? А вот десять миллионов граждан поставили свои подписи под такими актуальными вопросами. Он задумается, мне кажется, разберётся в ситуации. И, вы знаете, я выражаю уверенность, что Дмитрий Анатольевич будет отправлен в отставку. И на его место придёт сильный человек, именно сильный, волевой, который не побоится поломать ту коррупционную систему, которая сейчас сложилась в стране. И мы к коррупции настолько начали привыкать, что нас это почти не цепляет. Нашу страну вот эта банда обалдевших от жадности чиновников просто разрывает на части. Страну, в которой сейчас ощущается огромная нехватка средств, страну, над которой висит реальная угроза войны – нас не просто так со всех сторон зажал военный блок НАТО. Нас полностью зажали экономическими санкциями, и ещё у нас внутри страны действует диверсионная группа обнаглевших от жадности чиновников. Коррупционеры – это наши главные враги на сегодняшний день.

- Значит, Владимир Путин получит подписи и задумается. То есть до этого момента он не задумывался, что работа правительства как-то не очень хорошо идёт? Неужели он не знает про «Платон», неужели он не знает про капремонт? Не знает про секвестирование бюджета на 10 процентов? То, что экономическая ситуация внутри страны тяжёлая, президент должен откуда-то знать? Или он настолько погружён во внешнюю политику или мысленно продолжает беседовать с Ганди? В чём причина незнания?

- Я думаю, в какой-то мере он в курсе, но, повторюсь, через призму докладов, которые получает. Поэтому эти десять миллионов подписей – это будет тот живой голос, который позволит принять ключевое решение.

- Про сильного председателя правительства: вы кого-то конкретного имеете в виду?

- На данный момент в правительстве из таких сильных фигур, наверное, можно выделить Шойгу. Это такой сильный волевой человек, серьёзный руководитель. Нам сейчас нужен реформатор, который не будет подстраиваться под ту систему, которая сложилась, а именно реформатор из народа, порядочный, сильный, чтобы он полностью сломал эту ситуацию, чтобы он ввёл тотальный контроль за чиновниками и сильнейшую меру ответственности вплоть до пожизненного заключения. Раз у нас нет смертной казни, как в Китае.

- Тогда вопрос по фигуре Шойгу, даже безотносительно к его личным качествам: представители оппозиции, экономисты – возьмите того же Кудрина – говорят, что бюджеты последних лет имеют очень большой крен на военную составляющую, нынешний бюджет России они так и называют – «военным». Если во главе правительства встанет министр обороны – это что, фактическое закрепление военного бюджета и военной политики государства? Вас это не пугает? Мы что, уже готовимся к войне?

- Он не родился министром обороны, он был министром МЧС и сейчас реально знает и ощущает ситуацию в стране. Я не думаю, что он по пояс деревянный, как принято говорить, и такого перекоса, как мне кажется, не произойдёт. А то, что на оборонку и на укрепление правопорядка тратятся серьёзные средства, я, например, только за. Я бы хотел жить в безопасной стабильной стране, хотел бы, чтобы с нами считались. Мы с вами на границе живем, и тут рядышком под боком уже натовские танки стоят. Мне бы хотелось спокойно ночью спать. И я за то, чтобы на сегодняшний день не урезали штат ни полиции, ни военных, а их сокращают, как мы знаем. Чтобы наши военные не задумывались: а ипотеку брать или не брать, семью заводить или не заводить.

«Если всё действительно окажется так, то я думаю, что исполнительная власть нашего региона соберёт чемоданы»

- Вас не пугает такой термин, как «полицейское государство»? Вам не кажется, что идёт давление на общество, на представителей несистемной оппозиции? Не считаете, что власть пользуется усилением военного потенциала и борьбой с «внешней угрозой» для того, чтобы нейтрализовать своих оппонентов внутри страны?

- Конечно, я вижу эту тенденцию, она имеет место… Если мы вспомним о том, что был принят закон о митингах, были увеличены штрафы, – всё это чувствуется. Но я считаю, что это всё равно не самая большая проблема. Если вы говорите про полицейское государство, укрепление и сохранение таким образом вертикали власти, то проблема вот в чём: у нас нет многополярности при принятии тех или иных решений. У населения и законодательной власти реальных рычагов влияния на те или иные вопросы нет. То же местное самоуправление: если бы какие-то финансовые рычаги были у местных депутатов, то они не позволили бы бюджетные деньги воровать. В деревне всё это видно: они бы сами решали, дорогу им делать, школу, детский сад. Им бы не говорили из Москвы, потом из Пскова, потом из района… Они сами всё это знают. И так – выше, выше. И сама система нашего парламентаризма нефункциональна и несовершенна. На сегодняшний день мы создаём какую-то видимость дискуссии и демократии, а большинство – у одной партии, все мы это прекрасно видим. И как руководитель этой партии скажет, так и будет: никто шаг влево, вправо не сделает. Хорошо, пусть они отстаивают большинство, но для демократии и нормального политического процесса не должно быть такого перевеса. Ну, если бы у оппозиции было совокупно 60 процентов и 40 процентов – у партии власти, вот тогда бы строился диалог.

- Какой вы молодец, просто так хотите лишить «Единую Россию» большинства, чтобы с вами пришлось договариваться! Вот сейчас вы им не особо нужны, например.

- …А вот если бы так было – поверьте, транспортный налог бы уже давно отменили!

- Может быть с десятью миллионами подписей Владимиру Владимировичу нужно положить документ о реформе местного самоуправления?

- Да уже было это…

- Так что же гарант молчит?

- Те реформы, что в нашей стране проводились в последнее время – сельского хозяйства, здравоохранения, местного самоуправления – они все провалены. Ни одна из них не работает, только на бумаге. Каждый отчёт чиновника – можно просто заслушаться, как соловьи поют. А когда реально с врачами общаешься и спрашиваешь: «Какая зарплата» – говорят, 12 тысяч. А как отчёт, так суммы то в 24, то в 27 тысяч называют, меньше цифры не звучат. И когда чиновники сами себя в такой картине убеждают, то, действительно, зачем ещё работать?.. Вот разве плохо, если бы транспортный налог отменили и люди могли бы себе приобрести приличный транспорт?

- Администрация области поддерживала ваш законопроект по отмене транспортного налога?

- Нет, она не поддерживала.

- Тогда почему вы поддерживали бюджет, в котором ваши предложения просто-напросто демонстративно не учитывались?

- Бюджет в этот раз я поддерживал только по одной причине: я борюсь с кредитами. Я знаю, что такое кредиты, у меня, вы знаете, забрали таможенный терминал, который я строил. И в случае если какой-то человек, чиновник отдаёт себе отчёт и собирается оставаться на территории и берёт кредит – он просто не имеет права его проесть. Я могу сравнить кредитную политику нашего региона с историей жуликоватого проходимца, который, допустим, пытается связать свою жизнь с какой-нибудь дамой и из себя ничего не представляет. Ему нужно многое показать, а заработать он не может. И вот он идёт в банк, на эту даму берёт кредит, покупает машину, делает ей на приусадебном участке дорожки, возводит парки, бассейн ей строит. Ледовый дворец ей строит. Говорит, «Смотри, какой я крутой!» (Смеётся.) Дама под впечатлением, конечно. А потом приходит время кредиты эти отдавать, а тут бах – и нет его. И сидит дама одна, и дорожки у неё есть, и Ледовый дворец, вот только дорожки разбились, в ледовом она за электричество не может платить, парк зарос. А вот грамотный настоящий руководитель скажет: «А давай-ка мы не с этого начнём. А давай мы скотинку заведём, купим на эти денежки поросят, кур купим. У нас мясо появится, сыр будем делать, молоко будем продавать». И вот – пошли денежки: взяли, вложили, заработали, отдали. По этому принципу надо работать, а не по принципу «набрать долгов и пустить пыль в глаза, потом неизвестно к чему подвести граждан».

И я об этом всегда говорил, местами резко, но в этот раз три миллиарда кредитов удалось заместить федеральными деньгами под 0,1 процента. И это был определённый аргумент за поддержку бюджета. У нас по поддержке бюджета голоса во фракции разделились пополам. Не поддержали бы мы – его всё равно бы приняли большинством, мы же понимаем. Мы думали, рассуждали и решили поддержать именно с учётом этих трёх миллиардов рублей.

Однако, по моей информации, исполнительная власть опять собирается брать коммерческий кредит – и как раз чуть ли не три миллиарда рублей, я сейчас в этом вопросе пытаюсь разобраться. Если это так, то мне бы хотелось понять, на что они расходуются. Я за период своего нахождения в областном Собрании и будучи бизнесменом, имеющим достаточно обширный бизнес, создавшим с нуля некоторые предприятия, начинаю видеть сейчас тонкие места в региональной экономике, я вижу, где реально можно заработать, где реально можно сэкономить и где в нашем бюджете есть пробоины. И вот то, что я говорил про расследование: это будут миллиардные суммы, если информация подтвердится. Они будут официально подтверждены. И если всё действительно окажется так, как пока вырисовывается, то я думаю, что исполнительная власть нашего региона соберёт чемоданы. Если успеет.

- Что сейчас происходит с вашей фракцией в парламенте? Вы вполне открыто говорите о проблемах как минимум с одним депутатом – Лилией Никифоровой, которая действует совсем вразрез с политикой партии и фракции. Есть история с господином Егоровым, которого вы исключали из партии. Да и третья ваша коллега по фракции, Наталья Тудакова, тоже не политик как таковой. Как так получилось, что фракция не сработалась, ну и вообще, вы с этим согласны? Не сработалась?

- Да, я, конечно же, согласен с тем, что она не сработалась. Никифорова откровенно предала интересы нашей партии, она действует в интересах «Единой России», просто сидит у нас. У Егорова – я не могу его понять никак. Я на тот момент не так влиял, не был руководителем регионального отделения, и Егоров – это не мой человек, скажем так, и наши взгляды расходятся. И он откровенно не работает в партии. В новом созыве наша фракция будет заметно другой, я постараюсь, чтобы там случайных людей не было, я думаю, в плане кандидатов будут сюрпризы, пусть небольшие, но тем не менее. Думаю, что мы возьмём пару-тройку одномандатных округов, мы сосредоточимся, не будем «размыливаться» по всей области, мы не «Единая Россия», на нас деньги не валятся с неба и бесплатная армия бедных и зависимых работников бюджетной сферы на нас не работает.

- Это та самая тактика, о которой на днях как раз заявил Миронов? О выборе 20 приоритетных округов, то есть та же система, но на региональном уровне?

- Мы не сговаривались, у нас такое решение давно созрело. Мы понимаем, что есть шансы, если мы сконцентрируем свои силы и ресурсы. Плюс ко всему мы сделаем так называемый открытый список: в нём будет пять человек, из них три места – вакантных. Я и Наталья Тудакова пойдём в нём как областные депутаты, уже имеющие опыт работы, а остальные места смогут получить те, кто наберёт наибольшее количество процентов в своём округе. Получается, что даже если человек не выиграл свой одномандатный округ, но набрал среди представителей партии наибольший процент, он может стать региональным депутатом. Это будет стимулировать наш партийный состав на работу. Сейчас мы надеемся, что в среднем наш процент по области будет на уровне 15-20 процентов. И костяк у нас хороший: те же губернаторские выборы показали, что ни один из наших депутатов не продал свой голос. Хотя всякое жульё приезжало и уговаривало продать подписи. Не получилось.

Беседовал Денис КАМАЛЯГИН

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  1821
Оценок:  18
Средний балл:  9.4